Влад Топалов рассказал о закулисье «Ледникового периода»

«Все очень трудно, и мы выходим, можно сказать, из последних сил»

Влад Топалов не без иронии замечает, что кататься в «Ледниковом периоде» вместе с женой довольно удобно. У него и Регины Тодоренко разные партнеры, но по ходу дела супруги могут присматривать друг за другом и спокойно относиться к неминуемой волне слухов о романах между участниками действа.

«Все очень трудно, и мы выходим, можно сказать, из последних сил»

Влад в шоу-бизнесе с самого детства. Сначала «Непоседы», потом успех дуэта «Smash!», сольная карьера и привычная для многих российских музыкантов практика участия в громких телешоу. В «Ледниковом периоде» Влад катается с Еленой Ильиных, и их страстные номера действуют на публику вполне предсказуемо: восхищают, возмущают, раздражают. «МК» обсудил с Владом Топаловым любовь на льду, новый распорядок жизни и скандалы.

— Из всех участников «Ледникового периода» ты и Регина, конечно, выделяетесь. Семейные пары всегда привлекают внимание публики, особенно если по сценарию шоу они катаются с другими партнерами. Вы с Региной сразу согласились на участие?

— Не сразу. Дело в том, что Илья Авербух звал меня в «Ледниковый период» еще году в 2007-м. Я тогда приехал, покатался пару часов и понял, что это совсем не мое. Был молодой и дерзкий и решил, что фигурное катание для девочек, а я пацан и боксом занимаюсь. И когда спустя годы меня снова пригласили, я сразу сказал: «Не хочу». У Регины тоже были сомнения. Было понятно, что такие проекты отнимают массу времени. А она мать, в конце концов. Мы долго совещались, хотя я был уверен, что Регине участие в «Ледниковом периоде» пойдет на пользу, она человек медийный, и аудитория этой программы ей очень нужна. Что касается меня, то я даже посоветовался с Сергеем Лазаревым, который в свое время участвовал в шоу, и он мне сразу сказал: «Соглашайся». Но к своим тридцати пяти я, видимо, начал лениться и поэтому довольно долго на это дело уламывался. И подтолкнул меня карантин. Когда нас всех официально закрыли, отменились все концерты и съемки, я понял, что остаюсь сидеть дома. Получается, жена работает, а я буду на диване лежать. Лучше уж пойду что-нибудь поделаю.

— У тебя уже есть некоторый опыт участия в телепроектах, где царит дух приключений. Как ты оцениваешь «Ледниковый период» по степени риска?

— Я участвовал в «Последнем герое» и «Гонках героев», но там не было так опасно для здоровья, как в «Ледниковом периоде».

— И это при том, что ты из тех, кого называют «молодыми и спортивными»…

— Мы все здесь — я имею в виду себя и других ребят-нефигуристов — спортивные и нестарые. Но, оказавшись на льду, мы сразу поняли, что наша спортивная подготовка вообще ничего не стоит. Здесь задействованы совсем другие группы мышц, испытываешь другие нагрузки, даже думать нужно по-другому. Все это очень трудно, и мы выходим, можно сказать, из последних сил. Я вот сегодня с утра ездил в больницу делать снимок колена, потому что все синее, ноет, ходить тяжело, нужны уколы, массажи и так далее. Тренировки похожи на какой-то день сурка, и все начинают немного собачиться, потому что устают друг от друга.

Влад Топалов и Елена Ильиных в ледовом шоу. Фото: Виктория Поплавская

— Наверное, в такие моменты можно пожалеть о том, что ввязался в это ледовое побоище?

— Я не жалею, хотя, когда соглашался, не понимал всего объема физической и моральной нагрузки. Но выход из зоны комфорта полезен для любого человека. Я, например, давно не был у кого-то в подчинении. А на льду я практически никто, партнерша говорит мне, что делать, может прикрикнуть, указать, где неправ. Наверное, подобным тоном со мной может разговаривать только жена, и то она такого не делает. Но в итоге это, конечно, дисциплинирует и бодрит.

— Гастрольная жизнь сейчас не самая активная, но концерты все же случаются. Твои музыкальные заботы, видимо, пришлось принести в жертву телевизионным?

— График на проекте тяжелый, и, несмотря на то, что гастрольная жизнь у меня не такая интенсивная, как у кого-то, уже было несколько накладок, и пришлось два раза отменять концерты. По большому счету, здесь никто никого не заставляет вкалывать, и все, что от меня требуется, — это быть раз в неделю на льду во время съемок. На тренировки я вообще могу не ходить, как это многие и делали в предыдущих сезонах. Но в новом сезоне случилась странная история. И Илья Авербух, и вся команда проекта говорят, что на этот раз участники очень много тренируются. Торчат на льду с десяти утра до девяти вечера. И, на мой взгляд, это отражается на результате, потому что катаются все очень хорошо.

— Со стороны может показаться, что звездным девушкам полегче, потому что можно в некотором смысле спрятаться за профессиональным партнером. А с вас совсем другой спрос, особенно когда речь идет о поддержках и других элементах…

— Поддержки для меня самые страшные испытания. И страшно не столько за себя, сколько за партнершу. Наверное, нам здесь чуть сложнее, чем непрофессиональным девушкам. Конечно, миниатюрная Ольга Кузьмина в паре с двухметровым Александром Энбертом просто летает, крутится и вертится. Это безумно эффектно выглядит, и они предсказуемые лидеры по баллам. Но ко второй половине проекта я понимаю, что поддержки не самое сложное. Им можно научиться, это дело практики. Сложнее найти свою фишку. У нас с Леной есть своя сильная сторона — это эмоции, харизма и, осмелюсь сказать, артистичность. Мы с ней очень хорошо друг друга дополняем и неплохо работаем актерски. У нас есть некая парность, мы вдвоем как одно целое, и такого на проекте немного.

— Многие это заметили, а кого-то романтический ореол вокруг вашей пары даже раздражает. И уж точно у людей появились поводы для сплетен насчет того, кто там с кем…

— Инстаграм бурлит от комментариев, но я на них не обращаю внимания. Все это настолько очевидно и понятно, и мы были готовы к такому развитию событий. Когда ты в проекте с женой, то, конечно, начинаются замечания в духе: «Зачем ты так обнимаешь другую девушку?», «На месте Регины я бы уже давно задумалась». Вообще, мы с моей партнершей Еленой Ильиных относимся ко всему этому по-актерски. В кино, на сцене или на льду часто бывают истории про любовь, и их невозможно рассказать без формальной любви главных героев. Нельзя танцевать фламенко, не дотронувшись друг до друга, не обнявшись и не приблизившись лицом к лицу.

— Для музыкантов и актеров телепроекты вроде «Ледникового периода» сейчас важная часть карьеры. Без них вроде как нельзя, но к ним нужно выработать правильное отношение. Что тебе дал этот ледяной опыт?

— Я слабо себе представляю, что сложнее «Ледникового периода», поэтому этот опыт мне очень поможет. Я уже не боюсь такого рода трудностей. Но понимаю, что с возрастом само физическое здоровье дает о себе знать. Восстановление происходит уже не так, как когда тебе двадцать лет. И поддержание формы для льда подразумевает очень многое. Здесь и правильное спортивное питание, и пищевые добавки, и сон, и, естественно, никакого алкоголя. Так получилось, что сейчас в моей жизни главный приоритет — это лед. Не ребенок, не семья, не музыка, а лед. Вся моя деятельность направлена на то, чтобы завтра быть на тренировке в хорошей форме. Это значит, что ночью не может быть никакой студии, потому что с утра я просто не смогу кататься. Конечно, такой график для меня некомфортен. Я абсолютно  выпал из жизни. Мой друг и партнер по бизнесу говорит, что его достал мой лед, потому как просто невозможно встретиться, и вся фирма подстраивается под мой график. Но я ничего не могу с этим поделать. По крайней мере до ноября.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28401 от 28 октября 2020

Заголовок в газете: Влад Топалов: «Нельзя танцевать фламенко, не дотронувшись друг до друга»