Анжелику Варум "зацепила" Варя Визбор

Певица - о шоу-бизнесе и втором пришествии хип-хопа

Анжелика Варум всегда искала и выбирала свои, не исхоженные другими артистами музыкальные тропки, способы самовыражения, без оглядки на мнения и веяния. Новый альбом «Грустная bossa» — очередное тому подтверждение. «Это история женщины со всеми ее радостями и печалями, разочарованиями и надеждами. В ней много личного, впрочем, как и во всех моих работах», — говорит певица. Одна из песен, «Жемчуг и молоко», почти на уровне тактильных ощущений передает в названии атмосферу и энергетику работы — цельной, но одновременно как будто очень хрупкой, слушая которую боишься вздохнуть, чтобы не разрушить магию. Изящно, тонко и легко. Кажется, кто-то очень осторожно нашептывает тебе на ухо что-то нежное и важное.

Певица - о шоу-бизнесе и втором пришествии хип-хопа
Фото: пресс-служба певицы

- Анжелика, для вас композиции с пластинки — это завершенные истории или все-таки главы одного развернутого повествования?

- «Грустная bossa» — действительно как роман со своей сюжетной линией и эмоциональной волной, перетекающей из песни в песню. Я бесконечно благодарна автору Садо Новосадовичу за то, что доверил моему голосу все свое самое сокровенное. Не каждый автор-исполнитель готов делиться таким личным музыкальным и поэтическим материалом. Кроме того, в работе над этой пластинкой согласились принять участие беспрецедентно большое количество замечательных музыкантов, играющих в основном джаз и поп-фьюжн. Огромное им за это спасибо!

- Сейчас многие артисты переходят к формату выпуска EP или синглов, не уходя в эпику. Почему для вас было важно записать именно полноценный альбом?

- Это не было сверхзадачей. Когда мы с Садо записали первые несколько песен, выяснилось, что в концертной программе, соседствуя с шумными электронными хитами 90-х, они проваливаются по динамике и уровню звука. Босса-нова — музыка неспешная и негромкая. Но именно эта неспешность и негромкость на 100% соответствуют сегодня моему настроению. Так родилась идея сделать концерт в единой стилистике и едином звучании. Десять песен, написанных Садо, в этой программе дополнит лирика, ранее написанная для меня Юрием Варумом и Леонидом Агутиным. «Концерт для взрослых» — так, пожалуй, я его назову. Почему? Потому что неспешность и негромкость — качества, присущие взрослым.

- Вы начинали свою музыкальную карьеру в абсолютно другое время. Насколько это ощутимо? Как изменились музыкальные тенденции, на ваш взгляд?

- Сегодняшнее время — время поглощения пестрой, разнородной информации. Людей, способных сосредоточиться на чем-то одном, практически не осталось. Мы читаем по две-три книги одновременно, так же смотрим сериалы, пролистываем новости в соцсетях, перещелкиваем кнопки ТВ с научно-познавательных программ на криминальную хронику и обратно. На наше поколение обрушилось столько информации, что мы не в состоянии ее переварить ни физически, ни эмоционально. А уж о том, чтобы остановиться и сосредоточиться, не может быть и речи! Появление в наше время такого альбома, как «Грустная bossa», безусловно, является оксюмороном, эдакой современной стариной. В данном случае мне не настолько важен многомиллионный отклик на мою работу, насколько важно быть услышанной небольшой аудиторией единомышленников.

Фото: пресс-служба певицы

- Действительно, даже критерии популярности претерпели существенные корректировки…

- Нам очень повезло со временем, мы пришли в этот бизнес на сломе эпох. Телевизор тогда был одним из главных источников информации, развлечений и все еще, с застойных времен, ассоциировался с «небожителями». Именно так родилось поколение артистов, надолго задержавшихся в шоу-бизнесе. С появлением Интернета и соцсетей подобная пролонгированная популярность просто невозможна. Сегодня у каждого есть площадка, чтобы заявить о себе. И для того, чтобы в этой адской конкуренции стать культовой фигурой, ты должен не только быть талантливым. Ты должен быть стратегом, прогнозировать и выстраивать свою карьеру, иметь долгосрочный план, быстро реагировать и перестраиваться, чтобы соответствовать этому стремительному миру. Мне нравится это время, но только в качестве наблюдателя. Такие темпы мне уже не под силу. Что же касается музыкальных тенденций, практически все, кроме шансона, по-прежнему перекочевывает к нам с Запада. Реггетон, правда, не прижился. Зато второе пришествие рэпа и хип-хопа затянулось надолго.

- Нравится ли вам творчество кого-то из молодых исполнителей?

- Боюсь, тех, кого я назову «молодыми», в современном музыкальном мире уже принято считать состоявшимися взрослыми артистами. На самом деле отличных профессиональных музыкантов и исполнителей очень много. А вот персонажей, западающих в душу, гораздо меньше. За последнее время меня зацепила Варя Визбор со своим «Мюнхгаузеном» и ремейком «Горько мне и солоно». Очень симпатичен Федук — не столько благодаря исповедуемому им стилю в музыке, сколько благодаря моей ностальгии по Сереже Бодрову. Федук, на мой взгляд, это интеллигентная версия Брата в русском хаус-поп-рэпе. Ну и, конечно, не могу не упомянуть вокальную эквилибристику Димаша. Он уникален. Этот короткий список — с оговоркой, что я крайне редко слушаю современную музыку и то, что до меня доносится, абсолютная случайность.

- Сейчас музыканты во всем мире находятся в очень странном положении из-за пандемии и ее последствий. Как эта история повлияла на вашу творческую активность?

- На творческую активность никак не повлияла — скорее усугубила. Раньше приходилось выискивать свободное время для студийной работы между гастрольными турами и съемками. А сейчас в образовавшемся дрейфе только она и помогает оставаться в тонусе и не терять надежду на скорое возвращение к концертной деятельности.

- По внутренним ощущениям, творчеством было комфортнее заниматься в 90-е или сейчас? Или это вообще не зависит от времени?

- Творчество зависит исключительно от живости ума и способности ощущать себя здесь и сейчас. Мне кажется, каждому творческому человеку есть что сказать миру и в двадцать, и в сорок, и в шестьдесят. А уж как мир на это откликнется, никому не ведомо.

- Чувство конкуренции помогает артисту развиваться или мешает, на ваш взгляд?

- Зависит от типа характера. Спортивному характеру любая конкуренция в помощь. Но в этом соревновании есть большая опасность потерять себя. Основные достижения спорта — выше, дальше, быстрее, сильнее — мало сочетаются со спонтанными порывами творческой натуры. Их невозможно даже спрогнозировать, не говоря о том, чтобы «доставать из кармана» при первой необходимости.

- Есть ли будущее у «чистых» жанров или оно все-таки за эклектикой, смешением стилей?

- Понятия не имею. Запрос человека, а если мы говорим о большом успехе, то запрос массового сознания, во многом зависит от таких непредсказуемых вещей, как экономика, политика, экология и прочие стихийные бедствия. Чем зыбче почва под ногами, тем больше хочется вернуться в то время, когда было безопасно, сытно и спокойно. Чем лучше и стабильнее ситуация, тем шире поле для революций и экспериментов в музыке. Поживем — увидим…

- Интересны ли вам коллаборации с другими артистами? С кем бы хотелось сделать совместную историю?

- Главная, как вы говорите, «коллаборация» в моей творческой жизни уже произошла двадцать пять лет назад. Если бы у меня сегодня был ответ на этот вопрос, вы бы сейчас его не задавали, а обсуждали со мной очередной дуэт или квартет. Нет. Сегодня я индивидуалист, и в поле моих интересов — талантливые авторы. С одним из них мы готовим, кстати, совместный трек. Вряд ли эту работу можно величать громким словом «коллаборация», и вряд ли она нашумит в современном шоу-бизнесе, но сердца романтиков согреет наверняка.

- Что сейчас на повестке дня? Есть ли новые творческие планы?

- Погодите! Релиз пластинки только состоялся. Нужно выдохнуть и поднакопить энергии для следующей работы. Пока займусь подготовкой к новой концертной программе.

- Как, на ваш взгляд, изменился слушатель за годы?

- Сегодня побеждает клоунада. Ушло время беззастенчивой эксплуатации тонких струн души человеческой. Совершенно закономерно вслед за этим сарказм, ирония и фарс возводятся в абсолют. Все гипертрофировано до абсурда и неизбежно ведет к деформации даже самого крепкого сознания. Вот только непонятно, чем все закончится. С большой натяжкой можно назвать этот процесс эволюцией. Хотя разруха в итоге всегда ведет к новому строительству. «Мы наш, мы новый…» Где-то я уже это слышала…

- По каким законам развивается музыкальная мода? Циклична ли эта история?

- Мне кажется, во главе угла всегда запрос социума, о котором я говорила выше, и личность — смельчак, не плывущий по течению, а создающий что-то новое, будь то стиль в музыке, звучание, текст или яркий образ. И если этого нового ждут, он, смельчак, становится культовым персонажем. Желание что-то изменить и преобразовать, безусловно, циклично. Но не нужно сбрасывать со счетов новые технологии, которые ежедневно входят в современную музыкальную жизнь. В данном случае эволюция налицо! Скучать не придется.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28430 от 2 декабря 2020

Заголовок в газете: «Сегодня побеждает клоунада»