Премьер оценил картины Глазунова

В день рождения художника Путин сделал ему “именной” подарок

10.06.2009 в 19:48, просмотров: 7066
Вчера Владимир Путин прибыл в картинную галерею Ильи Глазунова специально для того, чтобы поздравить художника с днем рождения: с 79-летием. В качестве подарка российский премьер преподнес имениннику постановление правительства, в соответствии с которым Всероссийской академии живописи, ваяния и зодчества, ректором которой является Глазунов, присваивается имя художника. В свою очередь Илья Сергеевич устроил гостю экскурсию по галерее, что вызвало весьма оживленную реакцию ВВП. Причем местами — весьма непосредственную.

В первую очередь вниманием Путина завладело огромных размеров полотно “Вечная Россия”. “Это ликующие татаро-монголы, вот Борис и Глеб, Достоевский, царь Петр, а во-о-н там идет воинство Ивана Грозного”, — перечислял художник запечатленных на картине персонажей. Путин неодобрительно высказался о некоторых из них — Борисе и Глебе: “Надо бороться за себя, за страну, а Борис и Глеб отдали все без борьбы. Это не может быть для нас примером”, — осуждающе произнес премьер. “Не может быть”, — эхом отозвался Глазунов. ВВП тем временем решил продемонстрировать собственные исторические познания: заявил, что церковь “не предавала анафеме Толстого”. “Насколько я знаю”, — веско добавил гость. Однако художник решил с ним поспорить: “Он был отлучен”. “Но он был отлучен своеобразно, — не сдавался Путин. — Церковь только констатировала то, что сказал Толстой”. Илья Сергеевич больше не спорил.  

Продолжая рассматривать полотно, Путин вдруг углядел в толпе персонажей сидящего в одной тележке Сталина и Троцкого. “А почему вы их рядом посадили?” — удивился он. Глазунов между тем говорил о чем-то другом, но ВВП не успокаивался. “Так почему вы посадили Троцкого рядом со Сталиным?” — не унимался он. И снова Илья Сергеевич не ответил. Вопрос прозвучал в третий раз. “А мне кажется, что они были чем-то похожи”, — наконец удовлетворил любопытство премьера автор картины.  

Показывая Путину полотно под названием “Рынок нашей демократии”, Илья Сергеевич заострил внимание на изображенном среди полураздетых девушек и разгульного вида мужчин Борисе Ельцине: “В центре — Борис Николаевич… “Калинка-Малинка” из Германии”, — пояснил Глазунов. Действительно, первый президент России был нарисован на картине дирижирующим.  

На полотне “Князь Олег и Игорь” зоркий глаз ВВП углядел нестыковку: “У того мужика меч как ножик перочинный в руках смотрится”, — показывая на одного из князей, произнес Путин. Художник, который уже было отошел от картины, стремительно вернулся назад и с удивлением обнаружил, что меч и впрямь какой-то слишком короткий. “Да, я допер”, — только и смог произнести Глазунов. “Как будто колбасу им режет”, — не унимался премьер. “У вас глаз очень правильный”, — похвалил Путина Илья Сергеевич. “Да, я детали подмечаю”, — похвалил сам себя глава кабмина. “Ну хорошо, я доделаю (картину. — Н.Г.)”, — пообещал Глазунов.

 Однако Путин великодушно разрешил не делать этого. В следующем зале, полностью заполненном иконами, именинник, показывая один из внушительного размера образов, поведал ВВП, что икона настолько тяжелая, что вешать ее пришлось сразу четверым. Между тем до галереи Илья Сергеевич тащил ее один. “Вместо мерина тащили”, — оценил богатырскую силу художника Владимир Владимирович. “Да, да, да, вместо мерина”, — не стал спорить с ним художник. По-моему, сравнение ему даже польстило.  

Подарок был припасен напоследок: остановившись в одном из залов галереи, Путин сообщил, что подписал постановление правительства о переименовании Всероссийской академии живописи, ваяния и зодчества во Всероссийскую академию живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. У Ильи Сергеевича от удивления расширились глаза. “У меня нет слов”, — растроганно сказал он. Произнеся короткую речь, Глазунов завершил ее эффектной фразой: “Я всегда говорил: “Лучше на нары в Москву, чем на виллу в Майами”. Можно сказать, что судьба Глазунова сложилась самым наилучшим образом: Москву он “получил”, но при этом обошелся без нар.

* * *

В день рождения мастера “МК” связался с Ильей Сергеевичем.

— Российская академия уже выпустила немало студентов, здесь преподают много моих учеников. Это еще и дань моим учителям. Сам я учился в Ленинградской, теперь Петербургской академии художеств. Когда мне было 16 лет, к нам пришел Игорь Эммануилович Грабарь. Он говорил нам об искусстве, о любви художника к божьему миру, о верности традициям старого мира. Его слова остались у меня в душе. Многим я обязан своему преподавателю на последних курсах, который учился у Константина Алексеевича Коровина. Важно, чтобы молодые художники не порывали связи с великими традициями прошлого. Я глубоко убежден, что путь истинного художника проходит через ворота великих классиков. Как говорил Виктор Михайлович Васнецов: “Искусство — это свеча, зажженная перед ликом божьим”.  

— Вы сегодня — твердый оплот реалистических традиций русского искусства. Современное искусство вы, как художник, не приемлете?  

— В наши дни, когда свирепствует авангард и все говорят о демократии, нужно понимать, что реализм — и есть то демократическое искусство, которое всем понятно. Доходишь до помойки выбросить мусор — и это искусство? Это превращение жизни в антидуховную инсталляцию. Сегодня мы видим отсутствие картин философского содержания.  

— Над чем вы сейчас работаете?

— За последние три года скопилось около 150 работ. В задумке — много работ. Если Господь будет милостив, то на свой юбилей я бы хотел устроить выставку. Знаете, ведь свою лучшую работу Тициан создал в 99 лет. Поэтому я прошу у Бога время.