Предай папу — спаси родину?

Театральная версия про Павлика Морозова

12.10.2009 в 21:01, просмотров: 5346
Прах Павлика Морозова не дает покоя творцам и по сей день. Разве только с той разницей, что прежде он был пионером-героем, а теперь — объект для исследования подростковой психики, надорванной богатыми родителями. Премьеру “Павлик — мой бог” представил молодой, но уже известный театр Йозефа Бойса на авангардной площадке “Фабрика”, что в Переведеновском переулке.

Павлуша Морозов, чье имя до сих пор носят парки, улицы и библиотеки, как известно, был не из богатой семьи. Из самых что ни на есть неимущих происходил. А тем не менее автор пьесы Нина Беленицкая (молодая, очень талантливая) историю про Павлика достала буквально из себя. То есть из собственной жизни.  

— Долгое время я сама ощущала себя Павликом Морозовым, — рассказывает Нина. — Как и Павлик, я чувствовала себя преданной. Мой отец, человек очень состоятельный, ушел из семьи, бросил нас, не помогал совсем. А когда я пыталась ему звонить, он просто бросал трубку.  

Нина честно признается, что даже испытывала желание настучать на отца в соответствующие органы за его незаконные доходы. Но свою детскую ярость позже разумно сублимировала в творчество и сочинила пьесу про бедного Павлика.  

На стенах небольшого зала “Фабрики” — документальные кадры из деревни Герасимовка, той самой, где и родился мальчик Морозов. Памятник ему, возле памятника — священник, читающий молитву по убиенному пионеру, хор старушек, поющий во славу его. Все это режиссер спектакля Евгений Григорьев снял в Герасимовке на шесть камер, установив их на круглом большом блюде. Отснятый материал стал вторым актуальным планом в театральной постановке.  

— Кстати сказать, наша первая встреча с режиссером началась с ругани. Когда Григорьев, а он документалист, и это его театральный дебют, прочитал мою пьесу, то написал мне гневное письмо, — рассказывает Беленицкая. — “Ты москвичка, ты ничего не знаешь про Павлика. Поэтому не имеешь права писать про него”. А это действительно такая история, где врать нельзя: и так столько фальши было написано и лжи сочинено.  

Короче, примирившиеся драматург с режиссером отправились в Герасимовку. О, сколько открытий чудных из жизни Павлика нашли они там! В музее, маленьком и скромном, их сначала приняли настороженно (“слишком много спекуляций”), но потом показали документы, из которых следовало, что доноса Павлик Морозов на папу не писал. Все документы датированы задним числом. И только на суде подтвердил, что отец хлеб крал. Но главное то, что Павлуша рос без отца: тот ушел из семьи. В общем обида брошенного ребенка, по мнению Нины Беленицкой, а не пионерская принципиальность стала причиной его мести.   

В Герасимовке, таежной деревеньке, Павлик до сих пор кумир — и дети, и взрослые пишут ему записки с пожеланиями, лишенными какой бы то ни было идеологии. Например: “Павлик, помоги выйти замуж за иностранца”, “Помоги уехать в Москву” и т.д. Но есть и страшный документ — подробное описание, как родной дед убивал мальчика: мешок на голову, множество ножевых ран. Ну как тут не заняться реабилитацией невинно убиенного подростка.  

В спектакле пионера-героя играет Донатас Грудович, а его современницу, девочку Таню, мечтающую отомстить отцу, играет Мария Костикова.