Не самая читающая нация

Общее падение книжных продаж в регионах составляет от 30 до 50%

28.07.2009 в 16:41, просмотров: 2076
Финансовый кризис коснулся самых разных областей жизни. Не обошел он стороной и книжный мир. О том, как книгоиздатели и книготорговцы выживают в этой непростой ситуации, “МК” узнал у нового президента Ассоциации книгораспространителей независимых государств, генерального директора сети магазинов “Московский дом книги” Надежды Ивановны МИХАЙЛОВОЙ.

— “МДК” несколько лет не был членом АСКР. Более того, пять лет назад вы демонстративно вышли из этой ассоциации, а теперь вдруг неожиданно ее возглавили. С чем это связано?

— И пять, и десять лет назад я относилась к АСКР более чем позитивно. Это единственная организация, которая занимается вопросами книжной торговли после развала старых основополагающих структур. К сожалению, книжная торговля фактически выпала из поля зрения государства. Многие градоначальники слабо представляют себе, что в их поселениях еще и торгуют книгами, не говоря уже об отсутствии какой-либо помощи этим структурам. Когда в марте этого года после ухода прежнего руководителя АСКР встал вопрос о том, что делать с ассоциацией, которую вообще могли распустить, я и приняла нелегкое решение ее возглавить. Хотя должна честно сказать, ввязываться в эти проблемы мне не очень хотелось, потому что ассоциации нужно либо посвящать большую часть своего рабочего времени, либо вообще ею не заниматься. А в моем немаленьком хозяйстве дел и так хватает.

— Что вы считаете главным в работе АСКР?

— На мой взгляд, у АСКР две основные функции: правовая и консультативная помощь магазинам. Особенно это касается маленьких торговых точек в небольших городах. В нашей сфере не налажена схема профессионального обмена опытом. На недавнем совещании в Минсвязи руководитель был крайне изумлен, узнав, что книжная торговля входит в его ведение. Но первый диалог состоялся — и есть надежда на дальнейшее движение. Удивительно, но ни у кого в стране нет данных о том, сколько же в России и союзных государствах существует книжных магазинов. В основном все сходятся на том, что то, что вообще что-то есть и живет, с учетом общего отношения к книготорговле, уже хорошо. Наша задача — выявить общее число этих магазинов и объемы торговли в розницу.

— Что мешает взаимодействию между существующими книжными союзами и ассоциациями?

— Мы разрушили все, что существовало в СССР: не стало координатора со своей системой сбора информации и ее распространением, а современного аналога так и не возникло. Есть издательские союзы, полиграфические. Но мы взаимодействуем лишь в силу личных взаимоотношений, поддерживаем друг друга. Но важны же не только деньги, а социальный статус. Нужно вспомнить о роли книги в обществе. К сожалению, надо признать, что большая часть населения страны книг не читает, а это влияет и на общий уровень развития нации. И если не помочь книжной торговле сегодня, она умрет окончательно. Ей нужна поддержка на государственном уровне, в виде законов и постановлений.

— Вы ратуете за внедрение единого отраслевого реестра. Каковы цели его создания?

— Это единый информационный ресурс, который поможет издательствам анализировать ситуацию на книжном рынке, регулировать спрос и действовать в рамках общих правил игры. Стоит заметить, что в Европе подобные стандарты давно уже существуют. У нас же лет десять назад никто даже не задумывался о создании единых стандартов описания книг. Теперь все понимают, что это действительно нужно.

— Какие проблемы возникли в книжной отрасли в связи с кризисом? Что АСКР делает для их преодоления?

— Недавно глава Российского книжного союза Сергей Степашин провел совещание, на котором, пожалуй, впервые состоялся обмен данными по книжным продажам. В нашей сети магазинов до мая 2009 года еще держался уровень продаж прошлого года. Сейчас мы теряем около 5 процентов, и это еще без учета инфляции. Но надеемся, что объем прошлого года все-таки вытянем. Произошло и резкое изменение спроса. Так, бизнес-литература значительно упала в объемах продаж почти на 20%. Это касается и денежного эквивалента, и продажи по экземплярам. Отрадно, что растет реализация учебной литературы, не падают продажи детской. Даже в кризис хорошо покупают художественную литературу. За счет чего, кстати, в Москве не ощущается большого процента падения книжной торговли.

А Питеру мы можем даже позавидовать. Там сейчас разгул туристической кампании. Стоит отметить и шикарный центральный книжный магазин на Невском проспекте. Вообще в Северной столице кризиса в книжной торговле не чувствуется. Даже есть некоторый рост. Но, к сожалению, это только в Питере. В регионах же общее падение книжных продаж от 30 до 50%.

— Одной из главных проблем всегда был кадровый голод. Существует ли он сейчас или появилась свобода выбора?

— Действительно, самая главная наша проблема — кадры. И до кризиса мы об этом говорили неоднократно. Найти просто образованного человека для работы в книжном магазине довольно легко. Трудно подобрать тех, кто может и готов общаться с покупателем. Ассортимент новые продавцы осваивают за два-три месяца, а разговаривать с людьми учатся значительно дольше. Сейчас кадры — уже не такая острая проблема. В нашей сети сейчас всего пять вакансий продавцов, против обычных 45 перед осенним сезоном. Выбор стал больше, а отток меньше. Но вопрос подготовки и переподготовки кадров все равно существует. Для этого мы создали собственный учебный центр, который дает нашим сотрудникам азы общения с покупателями.

— Какие книги лежат сейчас у вас на столе?

— Я не люблю говорить на эту тему, поскольку чтение — очень личный процесс, и не всегда хочется раскрываться перед людьми. Вчера еще у меня на столе были детские издания, которые я отвезла дочке, но она уже просит новые. Сама же недавно перечитала “Цитадель” Антуана де Сент-Экзюпери и буквально проглотила роман Шлинка “Чтец”, теперь советую его прочитать всем своим друзьям.