Министр примирил вахтанговцев

Александру Авдееву пришлось лично вмешаться в громкий театральный конфликт

11.05.2009 в 18:36, просмотров: 2705
Более чем миролюбиво закончилась история в Вахтанговском театре, связанная с худруком Римасом Туминасом. Решающую роль в ней сыграл новый министр культуры Александр Авдеев.

Напомню ход событий. В труппе Вахтанговского, известной своими немереными амбициями, появились недовольные руководством Туминаса. В результате в Минкульт посыпались жалобы от артистов-ветеранов, выдержанные исключительно в советском духе — художнику пришили аморалку. Другая группа, напротив, выступила в защиту мастера. В министерство потянулись ходоки. Меж тем обстановка в театре накалилась.  

Надо отдать должное Александру Авдееву, профессиональному дипломату и нетеатральному человеку. Кого-то Александр Авдеев принял, от встречи с кем-то отказался. Известно, что он вызвал к себе Римаса Туминаса, беседовал с ним. И вот результат: министр рекомендовал дирекции Вахтанговского театра продлить сроком на один год контракт с Туминасом. Возникает вопрос: почему не напрямую? Согласно уставу театра контракты с режиссерами подписывает директор.  

Когда Туминас был на приеме, он предложил министру прийти в театр, чтобы тот посмотрел, как с ним артисты работают. И вот 10 мая министр Авдеев пришел в Вахтанговский театр на первый прогон будущего спектакля “Дядя Ваня”. Как уверяют работники театра, его приход не был подготовлен, министра никто не сопровождал, и он уселся с краю в зале. Он наблюдал интересный состав — Сергея Маковецкого в роли Войницкого, Вдовиченкова в роли Астрова, на женских ролях — молодых актрис Анну Дубровскую, Евгению Крегжде. И известных — Людмилу Максакову и замечательную старейшую актрису театра Галину Коновалову в роли няньки Марины.  

Прогнали все два акта, после чего министр поднялся в кабинет директора, где поздравлял артистов с удачной, как ему показалось, работой. Впрочем, публика увидит “Дядю Ваню” только в начале сентября.  

Как бы там ни было, но старая истина права: нет худа без добра. Все, что произошло за последние недели в академическом театре, отчетливо проявило внутреннее состояние труппы, тайное и явное отношение к худруку из Литвы, неожиданно узнавшему, на что способны его артисты не только на подмостках.