Минэкономразвития усиливает третейские суды

Но их болезни пока остаются теми же

07.03.2013 в 16:22, просмотров: 2168

6 марта в Минэкономразвития РФ состоялось заседание рабочей группы по вопросам развития института третейских судов. Председательствовал министр Андрей Белоусов. Принято решение: «в ближайшее время подготовить Концепцию совершенствования института третейских судов в РФ». Документ будет включать в себя «дорожную карту» законодательных изменений в этой области. Вопрос назрел: арбитражные суды завалены делами, а третейский механизм разрешения споров работает далеко не на полную мощь. Но многое упирается в вопрос репутации третейских судей, который окончательно разрешит только время.

Минэкономразвития усиливает третейские суды

Напомним, что суть третейского суда в том, что сами предприниматели из своей среды выбирают авторитетных и уважаемых людей, решениям которых согласны подчиняться. Третейский суд формируется при местных торгово-промышленных палатах (ТПП); это их функция по закону. При возникновении конфликтов (что в бизнесе не редкость) стороны идут в ТПП, а не в арбитраж, избавляя государство от участия в разбирательстве.

В современном виде механизм третейских судов действует в России с 2002 года (первые суды были созданы еще в 1992-м). Налицо значительные успехи. «В настоящее время третейские суды созданы во всех регионах России. Сейчас решается задача создания их во всех городах с населением свыше 50 тыс. человек. Третейские суды, действующие при отделениях ОПОРЫ России, рассматривают в год около 1 млн. дел»,--сообщили нам в пресс-службе объединения малого и среднего бизнеса ОПОРА России. «Что касается крупного бизнеса, третейский механизм им используется, когда это удобно. В отделениях ТПП РФ во всех регионах действуют третейские суды. В год рассматривается 700-800 тыс. дел»,--подтвердили в ТПП РФ.

Спору нет, механизм третейский судов удобен для предпринимателей. Арбитражные суды загружены делами (около 7,5 млн. дел в год), их система неповоротлива. А порой и, чего греха таить, подвержена коррупции. С момента обращения в арбитраж до вынесения судебного решения обычно проходит не менее полугода. А потом еще надо проследить, чтобы в Федеральной службе судебных приставов (ФСПП) не возникло проволочек и формального отношения к исполнению судебного решения.

Доходит до того, что предприниматели предпочитают, минуя арбитраж, сразу обращаться в прокуратуру. И тем подвергать себя немалой опасности: обвиняемый по уголовному делу пойдет на все, чтобы не попасть в тюрьму. В том числе, на контр--иски и контр--обращения в следственные органы. Бизнес—дело тонкое; нарушения при желании можно найти у всех. Довольно часто бывает, что в итоге в тюрьме оказываются оба: и истец, и ответчик по первоначальному делу.

Почему же бизнес подставляется и не пользуется предоставляемой законодательством возможностью решить конфликты в рамках третейского суда, не вынося сор из избы? Потому, что болезни этого института в России остаются прежними. Банально, но в любом судебном деле есть победитель и проигравший. К сожалению, закон не наделяет решение третейского суда статусом обязательного к исполнению. С ним нельзя прийти в ФСПП и потребовать исполнить. Поэтому проигравшая сторона его и не исполняет, а обращается в арбитраж или в прокуратуру, надеясь, что решения этих судов и органов будут иными.

В результате, победитель в третейском споре оказывается в невыгодном положении. Мало того, что он затратил время и усилия на тяжбу; самое главное—второй стороне конфликта стали известны его аргументы. Юридическая служба проигравшей третейский спор стороны может основательно подготовиться к новым тяжбам в госорганах. А победитель не может: его доводы исчерпаны. Зачем тогда обращаться в третейский суд?

Государство в лице Минэкономразвития проблему видит. Недаром на заседании 6 марта одним из вопросов было: «приведению в исполнение решений третейских судов». Но об этом говорят много лет, а воз и ныне там. Решением проблемы является—как в развитых странах—имеющий юридическую силу отказ сторон от обращения в госорганы, если они решили воспользоваться третейским судом. Плюс юридически значимое обязательство сторон исполнять его решение. Рано или поздно Россия должна к этому прийти.

Скорее поздно, чем рано. Ведь первым вопросом заседания в Минэкономразвития был: «повышению требований к формированию третейских судов и обеспечению контроля за их деятельностью». А вторым: «усиление ответственности за злоупотребления в ходе третейского разбирательства».

Правильно, что начали с этого. Основная проблема третейского суда в России—вопрос репутации; «а судьи кто?». Отраслевые лидеры, мнение которых было бы уважаемо всеми, только начинают появляться. Сравним: в IT-отрасли США многолетним председателем третейской комиссии является Билл Гейтс. Может ли любая другая компания подкупить второго богача на планете? А даже если бы могла, пожертвует ли он своей репутацией? У него другая проблема: мелкие IT-компании специально устраивают липовые третейские разбирательства только для того, чтобы «дядя Билл» узнал об их существовании и обратил на них внимание. Билл Гейтс на это публично жалуется: ему надоело.

В России о таком можно лишь мечтать: большинство отечественных предпринимателей занимаются бизнесом в первом, максимум, во втором поколении. А председателями третейских судов в регионах очень часто становятся бывшие чиновники, как правило, отставные сотрудники ФНС или силовых ведомств. Добавляет ли это доверия к институту третейского суда в России—вопрос спорный.