Запад — за сланец, мешает России

Проспал ли «Газпром» экономическую революции?

09.07.2013 в 18:24, просмотров: 6602
Запад — за сланец, мешает России
фото: ПРЕСС-СЛУЖБА ОАО “ГАЗПРОМ НЕФТЬ”

В последнее время в газовом царстве творится что-то неладное. Цены и объемы поставок практически не растут. В ряде регионов даже падают. Для России и ее пока единственного экспортера «Газпрома» это особенно болезненно, так как наша экономика и особенно бюджет жестко зависят от ценового уровня углеводородов. На прямом общении с народом 25 апреля Владимира Путина даже спросили, не проспал ли «Газпром» так называемую сланцевую революцию. То есть что нам делать в новых условиях, когда США, начав разработку сланцевого газа, уже практически вышли на самообеспечение этим ключевым энергетическим сырьем.

До масштабного экспорта продуктов переработки газа из США может быть еще довольно далеко, но главное на этом рынке уже случилось. Ряд крупных экспортеров ранее слишком дорогого сжиженного газа (СПГ), например Катар и Алжир, не выбранные США объемы топлива бросили в Европу, главный потребитель российского трубного газа. В результате цены на весь газ упали, в том числе, что особенно важно, на СПГ. Конечно, пока спад цен не так уж бросается в глаза. Но это пока. Хотя хотелось бы напомнить планы «Газпрома» поднять цены на свою продукцию уже к концу 2011 года в районе Германии до $500 за 1 тыс. кубометров. А сейчас речь идет максимум о $400. Но даже не это главное.

В преддверии Петербургского международного экономического форума министерство экономики Королевства Нидерландов пригласило группу российских журналистов в свою страну. Тема энергетического сотрудничества двух стран была, пожалуй, центральной. Помимо прочего выяснилось, что, конечно, газовые компании Голландии только спят и видят доступ (безусловно, в рамках либо СП, либо подряда) к российским газовым месторождениям. Но, с другой стороны, в Роттердамском морском порту уже есть терминал для принятия СПГ. В ближайшем будущем появится новый. И не исключено, что там будут принимать СПГ, произведенный из сланцевого газа в США. Все решат цены. А ведь уже сейчас в той же Голландии, где восемь лет назад провели либерализацию газового рынка (разделены производители, траспортирующие организации и конечные продавцы), все больше настаивают на том, чтобы «Газпром» отказался от своего главного конкурентного преимущества — долгосрочных ценовых контрактов. В самих Нидерландах бал правят так называемые спотовые, то есть биржевые (меняющиеся в течение дня) цены.

Однако разобраться до конца в этой газовой истории не так-то просто. Все только начинается. Нужны достоверные научные прогнозы. Поэтому «МК», как это уже повелось, обратился в Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Один из экспертов этой организации предоставил нам эксклюзивную статью на тему «сланцевой» и «сжиженной» газовых революций.

 

Глобальный рынок природного газа становится реальностью

В последние годы разговоры о перспективах экспорта российского газа часто сопровождались упоминанием термина «сланцевая революция», указывающего на успешное развитие добычи сланцевого газа в США. Это, как утверждается, изменило баланс спроса и предложения на мировом газовом рынке и привело к снижению потребностей Европы в российском газе и снижению цен на него. Из-за этого экспорт нашего газа снижается, а начало разработки месторождений сланцевого газа в европейских странах и вовсе приведет к его обрушению.

Правда в том, что экспорт газа из России действительно снижался в физическом выражении с середины 2011 года до конца 2012-го. Однако причиной этого снижения является целый ряд долгосрочных факторов, среди которых развитие добычи нетрадиционных газов, к которым относится сланцевый газ, является лишь одним, причем не самым значимым.

Однако несмотря на рост нашего газового экспорта в первой половине текущего года, сохранение влияния этих факторов в будущем если и не приведет к снижению экспорта, то вполне может привести к ослаблению позиций России как крупнейшего экспортера газа в мире. Попробуем разобраться в том, как это может случиться.

В настоящее время доля газа в мировом энергобалансе составляет 24%, уступая лишь нефти и углю. Природный газ ‑ один из самых торгуемых ресурсов в мировой экономике: из 3 трлн м3 добытого в мире в 2012 г. газа на международный рынок был направлен 1 трлн м3. И по логике мировая торговля природным газом должна подчиняться законам рынка, таким, как закон спроса и предложения. Проблема в том, что мирового рынка газа в полном смысле этого слова до середины 2000-х годов не существовало.

Скорее можно было выделить три крупных, слабо связанных друг с другом региональных сегмента: Северная Америка, Европа и Юго-Восточная Азия. На них приходилось более 80% мирового потребления природного газа (Северная Америка — около 30%, Европа — около 40%, Юго-Восточная Азия — до 15%). Поставки газа осуществлялись по трубопроводам (российский газ в Европу и канадский в США) либо в сжиженном виде с помощью танкеров (из Катара в Юго-Восточную Азию).

Соответственно, эти рынки были фактически распределены между основными мировыми поставщиками газа: Россией, Катаром, Норвегией, Канадой, Алжиром, Индонезией и Малайзией. Например, в 2004 году США, основной импортер газа в Северной Америке, полностью импортировали его из Канады, которая продавала США 100% своего вывозимого газа. Весь экспорт газа России, Норвегии и практически весь Алжира направлялся в Европу, в основном в Германию, Италию, Францию и Турцию. Поставки из Катара, Малайзии и Индонезии направлялись в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Поставщики и покупатели газа в значительной степени были привязаны друг к другу и обладали очень ограниченными возможностями по регулированию цен на газ.

В целом такой ситуация остается и сейчас. Однако очевидны и изменения. Они проявляются, во-первых, в трансформации самих региональных рынков, во-вторых — в формировании действительно глобального рынка природного газа.

Главными факторами этих изменений, о которых уже упоминалось выше, являются:

1. Развитие добычи сланцевого газа, прежде всего в США.

2. Рост потребления природного газа в странах Азиатско-Тихоокеанского региона в сочетании с прекращением роста или даже снижением его потребления в Европе.

3. Рост поставок сжиженного природного газа (СПГ).

«Сланцевая революция» в отдельно взятой стране

В последние годы о развитии добычи сланцевого газа в США упоминают всякий раз, говоря о «переделе» мирового газового рынка. Однако это не совсем верно.

Являясь одним из трех крупнейших в мире рынков по объемам торговли газом, североамериканский рынок существует фактически изолированно от других рынков. Собственно, вся торговля газом на нем — это импорт газа в США из Канады. Канада не экспортирует газ больше никуда, кроме США, а последние импортируют газ только из Канады и ничтожное его количество — из Тринидада и Тобаго и Катара.

Однако в настоящее время ситуация в Северной Америке стремительно меняется. США переживают бум добычи сланцевого газа и уже достигли практически полного самообеспечения газом.

Начавшись в начале 2000-х гг., добыча сланцевого газа в США за десять лет увеличилась в 12 раз, достигнув 81 млрд куб. м в 2008 г. и 240 млрд куб. м. — в 2012 г. Если в 2000 г. доля сланцевого газа в общей добыче газа США составляла 2%, то в 2012 г. — 37%. Это фактически вычеркнуло США из числа крупнейших мировых импортеров газа. Если в 2005 г. импорт США составил немногим более 120 млрд м3, в 2007 г. — более 130 млрд м3, то в 2011 г. — менее 90 млрд м3, в 2012 г. — 85 млрд м3. Это при том, что мировой импорт газа вырос с 2005 г. по 2012 г. более чем на 40%.

Пока развитие добычи сланцевого газа напрямую сказалось только на рынке Северной Америки и проявилось только в одном — резком снижении внутренних цен на газ в США. В 2012 г. они составили в среднем 102 долл./1000 м3, снизившись за 4 года в два раза.

На другие рынки добыча сланцевого газа в США пока оказывает скорее психологическое действие. Запасы этого газа обнаружены во многих странах, таких как Польша, Венгрия, Украина и ряд других, что дало надежду правительствам этих стран на получение энергетической независимости. Развитие же промышленной добычи сланцевого газа в США дает пример успешной разработки запасов так называемого газа из нетрадиционных источников в целом.

Сланцевый газ является лишь одним из 6 видов газа из нетрадиционных источников, к которому обычно относится газ, добыча которого затруднена технологически и невыгодна экономически.

Оценки совокупных объемов такого газа просто гигантские. Например, запасы одних только подводных гидратов, также являющихся источником природного газа, оцениваются в 20 000 трлн м3, в то время как разведанные запасы традиционного газа составляют всего около 250 трлн м3. Казалось бы, разработка этих запасов — ключ к решению проблемы обеспечения природным газом на многие годы. И тут мы сталкиваемся с той же проблемой, что и в случае с нефтью, пытаясь ответить на вопрос, много ли ее осталось. Суть ее в том, что доступных запасов нефти столько, сколько коммерчески выгодно ее добыть. Общие запасы нефти в недрах могут быть колоссальными, однако если технологии и экономическая целесообразность позволяют добыть 100 баррелей, наши запасы составляют ровно 100 баррелей (подробно эта проблема рассматривается в статье ведущего эксперта ЦМАКП А.Апокина, «Нефтяное проклятие России», «Московский комсомолец», №26191 от 21 марта 2013 г.). С газом ситуация аналогичная.

Проблема газа из нетрадиционных источников в том, что себестоимость их добычи при существующих технологиях выше других энергоресурсов, прежде всего традиционного природного газа. И какими бы огромными ни были их запасы, пока налажена промышленная добыча лишь одного вида такого газа — сланцевого. И только в одной стране — США. При этом даже там имеется ряд проблем технологического и экологического характера, решение которых в условиях густонаселенной Европы может сделать разработку месторождений нерентабельной. Именно по этой причине, например, в 2012 г. американская компания ExxonMobil свернула проект по добыче сланцевого газа в Польше. А в последнем отчете о газовом рынке Международного энергетического агентства, презентация которого состоялась на прошедшем недавно Петербургском международном экономическом форуме, прямо утверждается, что добыча газа из нетрадиционных источников в ближайшие годы останется чисто североамериканским феноменом.

При этом, несмотря на успехи добычи, пока сланцевый газ США на рынках Европы и Азии отсутствует. Экспорт газа из США составляет около 46 млрд м3 и весь приходится на Канаду и Мексику, то есть не выходит за пределы Северной Америки.

На данный момент получено разрешение на строительство всего двух терминалов по экспорту сжиженного природного газа, в то время как в министерство энергетики США подано еще 18 заявок. Сроки реализации разрешенных проектов — 2015 г. и 2017 г., поэтому ожидать начала поставок газа из США на другие крупные региональные рынки — в Европу и Азию — можно минимум через 2 года.

И направятся эти поставки в основном в страны Юго-Восточной Азии. Причиной этого является второй, более действенный с точки зрения влияния на развитие газового рынка фактор — азиатский рынок сегодня является наиболее быстрорастущим и выгодным для экспортеров газа.

фото: ПРЕСС-СЛУЖБА ОАО “ГАЗПРОМ НЕФТЬ”

Растущая Азия

Потребление природного газа в странах Юго-Восточной Азии за 10 лет, с 2002 г. по 2012 г., увеличилось с 292 млрд м3 до 563 млрд м3, т.е. почти в 2 раза. Еще более усилила его рост авария на АЭС «Фукусима» в Японии в 2011 г. и отказ этой страны от атомной энергетики, в результате чего Япония увеличила потребление газа более чем на 20% за два года.

Соответственно рос и импорт газа в Азию. Если в 2005 г. он составил 138 млрд м3, то в 2012 г. — уже 283 млрд м3.

В результате именно рынок стран Юго-Восточной Азии стал в последние годы наиболее выгодным для экспортеров газа. Стоимость газа в Японии в 2012 г. составила 465 долл./1000 м3, в то время как в Германии — всего 306 долл./1000 м3, не говоря уже об упомянутых 102 долл./1000 м3 в Северной Америке.

На нашем традиционном рынке — европейском — потребление газа за те же десять лет, с 2002 г. по 2012 г., выросло всего на 57 млрд м3, с 918 млрд м3 до 975 млрд м3, причем с 2008 г. наблюдается тенденция к его снижению.

Получается, что при отсутствии роста спроса на газ в Европе и росте добычи в Северной Америке единственным растущим региональным рынком мира остается азиатский. И такое перераспределение мирового спроса на природный газ невыгодно России: в страны Юго-Восточной Азии поставляется только сжиженный природный газ (СПГ). Однако позиции России на стремительно растущем рынке СПГ пока слабы.

Сжиженный природный газ: упущенные возможности?

До начала 2000-х гг. объем мировой торговли СПГ составлял около 100 млн т. С учетом того, что 1 тонна СПГ — это примерно 1,38 тыс. м3, получается, что в сжиженном виде поставлялось всего 138 млрд м3 (поставки СПГ измеряются в тоннах, однако для удобства в дальнейшем будем приводить их в кубических метрах).

С начала 2000-х гг. начался стремительный рост торговли СПГ. В 2006 г. ее объем составил уже более 220 млрд м3, в 2011 г. — 330 млрд м3. Общая мощность действующих 96 заводов по сжижению газа в 18 странах мира составила на начало 2012 г. 386 млрд м3/год, увеличившись с 2006 г. практически вдвое. Это почти 40% мирового объема торгуемого природного газа.

К 2016 г. общий объем мощностей по производству СПГ в мире увеличится уже до 460 млрд м3. Активно развивают производство СПГ Катар, Австралия, Бразилия, Израиль, Индонезия, Ирак, Малайзия.

А что же Россия? Пока почти ничего. В России с 2009 года действует единственный завод СПГ на Сахалине мощностью всего 13 млрд м3, газ которого полностью направляется в Японию, Китай и Республику Корея. Активно развивая сеть экспортных трубопроводов («Северный поток», «Южный поток») в обход транзитных стран, Россия увеличила возможности поставок газа на европейский рынок. Вопрос в том, насколько эта стратегия обоснована в текущих условиях.

Торговля СПГ отличается мобильностью: танкеры, наполненные жидким газом, направляются туда, где выше спрос и цены. В результате экспортеры могут осуществлять поставки СПГ в любую точку мира, где есть терминал по приему сжиженного газа.

Например, не связанный трубопроводами с Европой Катар с 2005-го по 2012-й увеличил экспорт газа туда почти в 7 раз, с 2014 года планируется начало поставок СПГ в Польшу. Он же с 2005 по 2012 гг. почти в 3 раза увеличил поставки в Азию. Россия, чей газ поставляется по трубопроводам, возможности такого маневра лишена.

А развитие производства СПГ у нас запаздывает. В настоящее время ОАО «Новатэк» совместно с французской «Total» реализуют проект «Ямал СПГ», первую очередь которого мощностью 5,5 млн т планируется ввести к 2017 г., далее еще две очереди такой же мощностью в 2018 году и в 2019-м соответственно. ОАО «Газпром» планирует к 2018-му строительство завода СПГ мощностью 10—15 млн т в Приморском крае. ОАО «Роснефть» изучает возможность строительства завода СПГ мощностью 5 млн т к 2018 году на Сахалине.

Все заявленные и реализуемые проекты СПГ в нашей стране начнут производство самое раннее в 2017 г., и только к 2018 г. совокупная мощность российских заводов СПГ может составить порядка 50 млрд м3.

Поэтому наш основной рынок на данный момент и на ближайшие годы — Европа. Но ожидать значительного роста спроса на газ на нем не приходится. Во-первых, экономика ЕС сейчас переживает не лучшие времена, и пока непонятны ее перспективы. Во-вторых, правительства европейских стран прилагают значительные усилия по развитию энергоэффективности и развитию альтернативной энергетики. Например, уже сейчас на Европу приходится 75% мировых мощностей по производству солнечной энергии и 40% — ветровой.

Таким образом, при пессимистичном для нашей страны развитии событий может сложиться примерно следующая ситуация. Наиболее быстрорастущий и самый выгодный импортер газа в мире — страны Юго-Восточной Азии, рынки которых разделены между крупнейшими производителями СПГ: Катаром, Австралией, Индонезией, Малайзией. США стали чистым экспортером газа и также осуществляют поставки в регион АТР и Европу. Но России на этом рынке практически нет. Мы продолжаем поставки трубопроводного газа в Европу, которая по-прежнему крупный импортер, но туда также растут поставки СПГ, рост спроса незначителен, и это оказывает давление на цены. Как итог — ослабление позиций России как крупнейшего мирового экспортера природного газа.

В этих условиях останется надеяться на улучшение ситуации в экономиках европейских стран, что поддержит цены на газ и на европейском рынке; а также на то, что рост спроса со стороны азиатских стран в ближайшие годы будет опережать рост предложения СПГ. Тогда российские компании успеют реализовать проекты по строительству заводов СПГ и увеличить свое пока крайне незначительное присутствие на рынке Юго-Восточной Азии.

Роман Волков, эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, специально для «МК».