Над интернетом навис новый «закон Яровой»

Госдума приготовилась принять одобренный свыше проект в октябре

25.09.2018 в 19:00, просмотров: 6676

Госдума в октябре примет в первом чтении ещё один «закон Яровой»: он предлагает включать в реестр запрещенной к распространению в Интернете информацию, которая склоняет несовершеннолетних к участию в противоправных действиях, опасных для их жизни. Как будут трактовать эту формулировку правоохранительные органы - большой вопрос.

Над интернетом навис новый «закон Яровой»
фото: pixabay.com

Авторами инициативы значится внушительная группа единороссов во главе с вице-спикером Ириной Яровой. Из пояснительной записки следует, что задумано всё ради благой цели - создания «дополнительных механизмов», призванных «пресечь вовлечение детей в противоправные и опасные для их жизни действия».

В 2017 году вступил в силу закон, серьезно ужесточающий уголовную ответственность за склонение несовершеннолетних к самоубийству и создание суицидальных обществ. Соответственно, в закон «Об информации, информатехнологиях и о защите информации» были внесены изменения, требующие от Роскомнадзора вносить в перечень запрещенной к распространению в интернете информацию о способах совершения самоубийства или призывающую к самоубийству. Это, напоминают авторы законопроекта, сыграло свою роль в борьбе с т.н. «группами смерти», «колумбайн-сообществами» и играми вроде «Беги или умри» и «Фея огня», которые одно время были очень популярны среди подростков.

В том же 2017 году в Уголовном кодексе появилась новая статья, карающая за вовлечение несовершеннолетних в совершение действий, представляющих опасность для их жизни. При этом, считают в «ЕР», в законодательстве остался «пробел», который и предлагается «восполнить» сейчас. А именно - расширить перечень информации, которую запрещено распространять в российском Интернете, включив в него ещё и «информацию, направленную на склонение или иным образом вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий, представляющих опасность для их жизни».

Формулировку, используемую авторами законопроекта, воспроизводим полностью, потому что именно к ней возникли вопросы и у юристов думского Правового управления, и у профильного Комитета по информационной политике, информтехнологиям и связи.

В заключении Правового управления, в частности, говорится: в таком виде новая норма «может создать проблемы в правоприменении», потому что носит «оценочный характер». А так как включать в реестр запрещенной в Интернете вышеназванную информацию станут на основании не судебного, а административного решения, формулировка тем более должна быть «однозначной».

Вопрос о том, по инициативе какого федерального органа власти та или иная информация будет попадать в «черный список» Роскомнадзора, остаётся открытым: правительство определится с тем, кому доверить это важное дело, когда законопроект станет законом.

Ещё одно предложение единороссов (на самом деле это предложение Роскомнадзора, говорят они) состоит в том, чтобы сократить срок, в течение которого провайдер должен проинформировать владельца сайта о том, что от оператора связи получено уведомление о включении той или иной страницы сайта или доменного имени в реестр, и срок реагирования владельца самого сайта. Вместо «в течение суток» придётся реагировать «незамедлительно». Что означает «незамедлительно» в данном контексте - не поясняется. Час? Десять часов? Те же сутки?

При этом вместо предусмотренного сейчас удаления включенной в реестр противоправной информации предлагается лишь «прекращать доступ» к опасным «интернет-страницам». Это, по мнению авторов, «позволит органам следствия и полиции осуществить сбор и фиксацию необходимых доказательств в целях проведения объективного расследования».

Но в заключении профильного думского Комитета по информполитике, информтехнологиям и связи, одобренном 25 сентября, это нововведение названо «не в полной мере» отвечающим заявленным целям. Дело в том, что и сейчас удаляемая запрещенная информация, включенная в реестр, обязательно фиксируется (ведь право обжаловать в суде включение в реестр никто не отменял), и если правоохранительным органам нужно её получить, чтобы эффективно вести расследование, достаточно сделать запрос отвечающему за ведение реестра ведомству, то есть Роскомнадзору.

А если информация просто заблокирована, а не удалена, найти её в Интернете не так уж трудно при желании и определенном уровне технической грамотности. Значит, информация эта и после включения в реестр продолжит делать своё черное дело - в интересах следствия?

Как бы то ни было, инициатива поддержана и правительством в целом, и Минкомсвязи, МВД, Минюстом, Роскомнадзором, Генпрокуратурой, Следственным Комитетом и Экспертным советом при спикере Госдумы в отдельности. Положительные заключения дали и три думских комитета, профильный Комитет по информационной политике в том числе (с учётом замечаний к тексту). При таком раскладе принятие гарантировано. Но без доработки ко второму чтению этот документ вполне может пополнить скорбный перечень таких регулирующих Интернет законов, которые либо неисполнимы по определению, либо исполняются время от времени и как придётся. Так, как понимает текст конкретный исполнитель.