Турция открывает свои пляжи и отели

Из объятий коронавируса страна вышла посвежевшей

02.06.2020 в 19:45, просмотров: 6569

С понедельника, 1 июня, турецкое руководство запустило нормализацию жизни в стране. Напомним, что первый случай коронавируса был выявлен в Стамбуле 11 марта, и уже к концу месяца страна ушла на строгие карантинные меры.

Турция открывает свои пляжи и отели

На протяжении почти что трех месяцев главным слоганом-хештегом в стране было Türkiye Evde Kal, то есть «сиди дома, Турция». Да еще и Hayat Eve Sığar, по имени мобильного приложения для отслеживания перемещений граждан, то есть «Жизнь помещается в доме».

Каждое утро турецкое телевидение демонстрировало зрителям опустевшие площади, улицы и пляжи — визитные карточки отдыха в стране. Район Султанахмет, площадь Таксим, улица Истикляль и анталийский пляж Коньяалты — все это было непривычно опустевшим, если не сказать запущенным.

Зато на место «помещающихся дома со своей жизнью» людей немедленно пришла природа. Встали прогулочные кораблики и паромы на причалы в Босфоре — и вода очистилась, и там немедленно начали плескаться дельфины. А в восточных провинциях страны, где климат заметно прохладнее, из леса стали выходить медведи и прочая живность.

Природоохранные сюжеты на турецком телевидении сопровождались ежедневной вечерней статистикой, касающейся числа заболевших и умерших от коронавируса. А также длительными объяснениями и увещеваниями турецкого народа в том, что ему надо надевать маски и перчатки, выходя из дома. Сложности ситуации придавало и то, что на пик пандемии пришелся месяц мусульманского поста — Рамадан и следующий за ним главный мусульманский праздник — Ураза-байрам. Первый предполагает ежедневные вечерние разговения с родными и близкими, а второй и вовсе — совершение «круга почета» по гостям, чуть ли не ко всем, кто есть в жизни каждого турка, — от близких родственников до коллег по работе.

Надо отдать турецкому руководству должное: ежедневными появлениями на телевидении президента Эрдогана, министров здравоохранения и внутренних дел удалось умерить социальность «безмерно социального» турецкого народа, не в пример более общительного и контактного, чем его северные соседи, включая россиян.

Термин «социальная дистанция», который в Турции звучит как нонсенс, в стране начал пускать корни. Ну нет в стране, где все привыкли рукопожиматься, обниматься и целоваться — в любой из последовательностей и комбинаций, — такого понятия, принятого на Западе, как «личное пространство». Точнее, до коронавируса не было. Зато сейчас, если даже безусловный рефлекс обнять кого-нибудь, попавшего в поле зрения, и сохраняется, то турок, скорее всего, себя быстренько одернет.

Главной гордостью турецкого руководства в эти дни является хорошо показавшая себя система здравоохранения и обеспечения граждан товарами первой коронавирусной необходимости, включая маски, перчатки и жидкие средства дезинфекции. Если бы какому-нибудь турку пришло на ум последовать совету американского президента употреблять средства дезинфекции внутрь в качестве профилактической меры, то у каждого турка образовался бы солидный мини-бар.

В итоге из карантина Турция выходит приблизительно со 165 тысячами заболевших и с уже 129 тысячами выздоровевших граждан. Еще 4,5 тысячи граждан умерло в ходе эпидемии.

Это те цифры, на которых турецкое руководство заявило о том, что коронавирус поставлен в Турции под контроль и теперь пора всем возвращаться к нормальной жизни. А если говорить точнее, то переходить к так называемой «новой нормальности».

И вот все возвращается на круги своя: с 1 июня разблокировано междугороднее сообщение, открываются торговые центры и магазины, рестораны и кафе, парки и пляжи, спортивные клубы и спа.

Первая турецкая гостиничная сеть в Белеке получила здравоохранительный сертификат для новой «посткоронавирусной» реальности от Турецкого института стандартизации. В течение буквально одной-двух недель планируется полностью восстановить авиасообщение над страной и переходить уже к открытию страны для приезжающих из-за рубежа.

Отчеты о положении коронавирусных дел и данные о турецкой инфраструктуре гостеприимства и здравоохранения, для обеспечения безопасного пребывания и отдыха иностранных граждан, рассылаются Министерством культуры и туризма и Министерством иностранных дел Турции всем своим иностранным контрагентам. Разумеется, первыми, с кем турки вышли на связь, стали Россия и Германия — главные поставщики того, что турки называют «наша нефть» — то есть массового туристического потока.

Возвращение к нормальной жизни для страны — это, безусловно, благо. Однако турки не были бы турками, если бы не рассматривали пандемию в качестве возможности укрепить свои позиции на мировых рынках, в самом широком смысле этого слова. Не стоит обманываться обтекаемыми и вежливыми фразами турецких власть предержащих о том, что не дело, когда в мире бушует «чума XXI века», рассуждать в терминах возможностей, выгод, прибылей и убытков.

Большой интеллектуальный ресурс брошен в стране на то, чтобы угадать, какой будет так называемая «новая нормальность». И надо сказать, что в целом ряде областей турки действительно могут стать законодателями мод.

В первую очередь, это, разумеется, касается тех сфер, где страна — особенно сильна, то есть ресторанного и гостиничного дела. Стоит помнить, что именно турки совершили революцию в массовом отдыхе, придумав и, что самое важное, массово внедрив у себя систему «все включено».

Однако индустрия гостеприимства — это парадная витрина для гостей страны. Есть еще и другая Турция…

Сегодняшняя Турция — это развитая диверсифицированная экономика, входящая в 20 крупнейших стран мира по ВВП. Турецкие экспортеры и строители работают по всему миру, даже в самых отдаленных уголках планеты — от Латинской Америки и Африки до Австралии.

Турция сделала практические шаги на пути к обладанию мирным атомом и превращению себя в энергетический хаб регионального масштаба.

Знаменитая турецкая «мягкая сила» «твердеет» буквально на глазах: современная внешняя политика Турции отошла от принципа отстаивания своих интересов и решения проблем исключительно за дипломатическим столом и перешла к использованию потенциала своих вооруженных сил за рубежом, свидетелями чему мы являемся в Сирии, Ливии и Восточном Средиземноморье.

Причем, стоит подчеркнуть, что повестка дня НАТО и Турции, вообще говоря, являющейся одним из старейших членов Альянса, если и пересекается, то отнюдь не в той мере, в какой это было раньше, в период Холодной войны, и в какой следует ожидать от того, что именуется «стратегическим партнерством».

Можно сказать, что если в 1923 году была провозглашена «новая» Турецкая Республика Мустафы Кемаля Ататюрка, то на рубеже XX–XXI веков возникла уже «новая новая» Турецкая Республика Реджепа Тайипа Эрдогана.

3 июня 2020 года исполняется сто лет со дня установления отношений между Россией (как правопреемницей СССР) и Турецкой Республикой. Более того, к своему 20-летнему рубежу неумолимо приближается и «эпоха Путина — Эрдогана». И именно личности первых лиц России и Турции и их постоянный личный контакт задали характер и структуру отношений между двумя странами. Два «личных» слова в одном предложении — не от нехватки синонимов в русском языке, а лишь констатация нынешнего российско-турецкого статус-кво, в фундаменте которого «особая химия» между президентами России и Турции, о которой не говорит только ленивый.

Символами нынешней эпохи российско-турецких отношений уже стали: первая турецкая атомная электростанция «Аккую», газопровод «Турецкий поток», поставка Турции российских систем ПВО и массовый туризм из России в Турцию.

Однако Астанинский процесс в российско-турецких отношениях, на который возложено столько надежд, соседствует с так называемым «самолетным кризисом» 2015–2016 г., убийством в Анкаре российского посла А.Г.Карлова в декабре 2016 г., а также «Идлибским кризисом» в феврале–марте этого года. Последний, к слову сказать, пока нельзя считать разрешенным. Скорее, кризис «подморожен» в результате встречи в Москве между В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом 5 марта, чему невольно поспособствовала пандемия коронавируса, вытеснившая и затмившая собой буквально всю внешнеполитическую повестку.

Стоит отдавать себе отчет в том, что «эпоха Путина — Эрдогана», которую неизбежно будут сравнивать с «эпохой Ленина-Сталина — Ататюрка» в российско-турецких отношениях, со всей неизбежностью подходит к своему концу.

В экспертных сообществах России и Турции все чаще можно слышать вопрос о том, что идет на смену этому периоду в отношениях. Станет ли он очередной оттепелью с дальнейшими шагами назад или все же поступательная динамика будет сохранена?

Проиллюстрировать ответ можно, обратившись к данным небольшого опроса, проведенного нижеподписавшимся в своем Telegram-канале «Турция — это…».

На вопрос «можно ли на ваш взгляд назвать современные отношения между Россией и Турцией «партнерством» и каким оно является?» лишь 4% принявших участие заявили о том, что речь идет о «стратегическом долгосрочном партнерстве», и 14% — о «стратегическом партнерстве по отдельным направлениям». С другой стороны, 38% указали на наличие «тактического партнерства», а еще 24% — на «отдельные проекты, но не партнерство». Еще 9% выразили уверенность в том, что «Россия и Турция по определению являются соперниками и конкурентами».

Только 4% затруднились с ответом на поставленный вопрос, зато еще 9% указали на то, что их волнует Турция лишь с позиций летнего отдыха и шопинга.

Последних можно смело успокоить: Турция рано или поздно откроется после эпидемии коронавируса, и все, в общем и целом, включая турецкое «все включено», вернется на круги своя. Как мы сказали, Турция распахивает свои объятия перед россиянами. Однако совсем не исключено, что наши соотечественники, греясь на ласковом Средиземноморском солнце, просто не замечают того, что каждый год на летнем отдыхе их принимает чуть другая Турция. И какой она будет и какими будут российско-турецкие отношения уже в обозримой перспективе — это вопрос, который начинает возникать все более неумолимо, по мере приближения «эпохи Путина — Эрдогана» в российско-турецких отношениях.


|