Бюджет с человеческим лицом

Вместо отказа от социальных расходов - поиск новых доходов

Правительство завершает подготовку проекта бюджета на ближайшую трехлетку. Сам по себе бюджетный процесс носит цикличный и в обычных условиях, во многом, рутинный характер - ежегодно исполнительная власть готовит, а законодательная - в осеннюю сессию - утверждает данный документ. Более того, работа над ним не заканчивается и после этого – в зависимости от конъюнктуры доходов-расходов и появляющихся задач бюджет систематически подвергается тем или иным корректировкам.

Вместо отказа от социальных расходов - поиск новых доходов

По большому счету, объектом пристального внимания широкой аудитории он становится, прежде всего, тогда, когда дело касается обсуждения объемов выделяемых средств на социально-чувствительные сферы - на то, что людям близко и понятно. В текущем году ситуация иная - уникальность этого бюджетного процесса, как минимум, в том, что формирование главного финансового документа страны происходит на фоне серьезнейших финансово-экономических вызовов.

С одной стороны, это неблагоприятная и сложно прогнозируемая обстановка вокруг динамики цен на нефть с резким проседанием в первом полугодии. С другой, - последствия пандемии коронавируса, конца и края которой еще не видно, но которая уже успела нанести существенный ущерб отдельным секторам российской экономики. И как следствие – бюджетам страны: от федерального уровня до регионов и муниципалитетов.

Собственно, этому составу кабинета министров, сформированному изначально как правительство развития, не позавидуешь в принципе. Практически с самых первых дней ему пришлось тушить мгновенно разбушевавшийся пожар: учитывая структуру экономики, принимать сложные, но оперативные решения финансового и организационного характера. Внедрять практически с чистого листа модель эпидемиологических ограничений. В срочном порядке разворачивать дополнительные мощности в здравоохранении. В условиях ограниченных ресурсов не сокращать, а наоборот наращивать социальные обязательства – воплощать в жизнь такие подходы, которые бы и людям реально помогли, и не разбалансировали бюджетную систему.

Фактически наше правительство, как и аналогичные структуры в других странах, оказалось перед лицом сразу нескольких кризисов. Один из которых – и он же основной – по своей природе был абсолютно нов. Поэтому действовать приходилось методом проб и ошибок.  

Надо признать, что, в общем и целом, это испытание российское правительство прошло довольно-таки успешно. Как отмечал министр экономического развития Максим Решетников, кризис не приобрёл системного характера и не распространился на системообразующие отрасли и компании. Несмотря на то, что во втором квартале ВВП России упал на 8,5%, этот показатель существенно ниже аналогичных цифр в развитых странах западного мира, а сейчас экономика страны вошла в стадию восстановления. При этом, ожидается, что она достигнет докризисного уровня уже в третьем квартале следующего года. Принятые решения не позволили допустить критического уровня падения доходов населения и роста безработицы, людей поддержали финансово, в первую очередь, через помощь одной из самых незащищенных категорий - семьям с детьми. В системе здравоохранения удалось не допустить неконтролируемого роста заболеваемости.

Вместе с тем, очевидно, что это точно не повод расслабляться, а сегодняшняя цель заключается не только и столько в восстановлении экономических показателей, сколько в выходе на необходимые темпы роста и развития страны. А ее достижение, во многом, зависит и от того, как будет сверстан федеральный бюджет на ближайшие годы - через призму того, какие задачи и в каком объеме этот документ позволит решить.

По словам председателя правительства Михаила Мишустина, во главу угла ставится безусловное выполнение всех социальных обязательств государства перед людьми. А основные идеи главного финансового документа сформулированы президентом — это качество жизни россиян и конкурентоспособность страны.  

Иными словами, даже в условиях ограниченных ресурсов государство не просто не намерено сокращать взятые на себя социальные обязательства в угоду каким-либо простым финансовым рецептам. Но и публично декларирует как базовую ценность и приоритет в бюджетном процессе – человека, его социальные и экономические интересы.

Находит эта декларация свое отражение и в практической плоскости – вместо отказа от социальных расходов - поиск новых доходов, более эффективное использование бюджетного рубля и минимизация неприоритетных и некритичных трат. К примеру, в части последнего планируется экономия на зарплатах чиновников (отмена индексации в следующем году) и сокращении программы вооружении на 5%.

В вопросе поиска новых доходов – такие меры, как введение повышенного НДФЛ для обеспеченных россиян: собранные средства, по предложению главы государства, целевым образом будут направляться на лечение детей с тяжёлыми редкими заболеваниями. В этом же ряду введение НДФЛ на доходы с депозитов и вложений в облигации, а также на доходы в виде дивидендов и процентов, перечисляемых из России в пользу нерезидентов.

Отдельного внимания, безусловно, заслуживает пересмотр параметров налогообложения в отдельных отраслях экономики. Изменения не затронут малый и средний бизнес, наиболее пострадавшие в этом году. Более того, IT-индустрия получит новые льготы.

Вместо этого предлагается повысить отдачу от секторов, связанных с сырьевыми отраслями. Речь идет о пересмотре ряда льгот в нефтегазовом секторе и повышении платы за пользование природными ресурсами. Безусловно, такой подход не мог не вызвать недовольства крупных игроков. Но, судя по публичным комментариям, политическое решение уже принято и не подлежит пересмотру. Не говоря уже и о том, что озвученный Мишустиным тезис - «мы считаем, что в ситуации, когда трудно, все должны принимать участие в решении проблем, стоящих перед страной, перед людьми. Это наша осознанная политика» - со всей очевидностью, будет позитивно воспринят обществом, не желающим, чтобы люди становились новой нефтью.

В скором времени проект бюджета будет направлен в Государственную Думу. Впереди обсуждения с депутатами и внесение потенциальных корректировок. Но общая концепция, с высокой долей вероятности, останется той же. А это значит, что у государства в ближайшем будущем появятся дополнительные финансовые инструменты для выполнения поставленных задач.