Россиян ждет новая пенсионная реформа

Эксперты объяснили, как можно трактовать высказывания министра финансов Силуанова о будущем пенсий

Заметным событием в социальной сфере страны стал обмен мнениями между независимыми профсоюзами и Минфином о судьбе накопительной пенсии. Напомним, 30 сентября стало известно о письме Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) на имя премьера Михаила Мишустина, в котором обосновывалась необходимость исключение из системы государственного пенсионного страхования накопительного компонента. Буквально на следующий день инициативу прокомментировал министр финансов Антон Силуанов. Он заявил, что вопрос об отмене накопительной части пенсии можно будет рассматривать лишь после того, как будет создана система добровольных накоплений.

Эксперты объяснили, как можно трактовать высказывания министра финансов Силуанова о будущем пенсий

Антон Силуанов отметил, что людям надо создавать возможности для того, чтобы они накапливали пенсию и имели минимальное сокращение доходов после завершения трудовой деятельности. «Поэтому давайте сначала создадим такую систему, а потом будем возвращаться к таким кардинальным предложениям (отказа от накопительного элемента – «МК»)», — сказал министр.

Напомним, что пенсионерам выплачивают средства пенсионных накоплений (предполагают отчисление 6% от зарплаты) с 2012 года. Как правило, размер выплаты невысок по сравнению с объемом основной пенсии и в среднем составляет 956 руб. в месяц. Основная часть средств в накопительной системе сформировалась из обязательных страховых взносов работодателей, которые они делали за своих работников 1967 года рождения и моложе с 2002 по 2014 год. С 2014 года накопительная часть пенсии была заморожена. Взносы в Пенсионный фонд от работающих россиян идут на формирование страховой пенсии. В декабре 2019 года президент Владимир Путин продлил заморозку с 2021 до 2022 года. В среду, 30 сентября, правительство предложило продлить ее до 2023 года. В пояснительной записке к законопроекту, который был внесен в Госдуму, говорится, что такой шаг не уменьшает финансовые обязательства государства и не должен спровоцировать неблагоприятные экономические последствия.

О какой же «системе добровольных пенсионных накоплений» ведет речь Силуанов? Вероятно, о той, которую Минфин пытался внедрить еще год назад. В октябре 2019 года ведомство Антона Силуанова представило законопроект о новой системе пенсионных накоплений, получившей название «гарантированный пенсионный план» (ГПП). Он предполагал, что обязательной подписки на накопительную пенсию не будет (ранее Минфин и ЦБ продвигали именно такой вариант), а работник сможет добровольно копить на будущую пенсию за счет личных взносов с зарплат в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Для участников программы предложили ввести налоговые льготы, разрешить им досрочно снимать накопления в тяжелых жизненных ситуациях, а также позволить передавать накопленное по наследству. Также предполагалось, что участники схемы смогут по собственному желанию устанавливать и изменять размер пенсионных взносов (в процентах от зарплаты или в абсолютном выражении). Запустить новую систему предполагалось в 2021 году.

Но потом случились смена правительства, поправки в Конституцию, удар пандемии, и ГПП предпочли отложить на неопределенный срок. Что вполне логично: авторы новой концепции рассчитывали вовлечь в нее, по крайней мере, 5-10% россиян. Но чтобы работники добровольно отказались сегодня от части зарплаты (в пользу накоплений «на старость»), они должны быть достаточно высокооплачиваемыми. А таких в России и раньше было немного (самых богатых можно не рассматривать: понятно, что они уже и так обеспечили себе безбедную старость), а коронакризис, ознаменовавшийся массовым падением доходов, еще больше сузил круг этих счастливчиков.

«Главная «фишка» гарантированного пенсионного плана — это возможность получать более-менее значимый инвестиционный доход, — поясняет доктор экономических наук из ВШЭ Сергей Смирнов. — Система при всей своей внешней демократичности привлекательна лишь для высокооплачиваемых работников - скажем, менеджеров и чиновников высшего звена».

Бедные не станут ничего откладывать —поскольку просто не с чего, согласен профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов. Соответственно, принцип добровольности тут не важен, поскольку он не может кардинально изменить ситуацию в отношении низкооплачиваемых работников. «О перспективах гарантированного пенсионного плана сейчас рано рассуждать: мы не видим до конца всей схемы, и не знаем, какие обязательства со стороны граждан, негосударственных пенсионных фондов и государства будут прописаны», — отмечает Сафонов. При этом он согласен с министром финансов в том, что Россия должна располагать своим механизмом накопительной пенсии. «Ни в одной экономически развитой стране нет унитарной пенсионной системы — только государственной или только накопительной. Есть их симбиоз. А задача властей — предоставить гражданам такие преференции, которые позволят часть текущих доходов безболезненно откладывать на старость», - делает вывод наш собеседник.

«Теоретически, пенсию давно пора перестать дробить на накопительную и страховую, придав этой системе более цельный вид, - считает Анна Бодрова, старший аналитик ИАЦ «Альпари», - но перестать страховать накопительную часть пенсии на уровне государства - идея так себе. По факту, она и так ничем не защищена, кроме гарантий властей, которые зачастую распоряжаются пенсионными накоплениями населения в своих интересах. С точки зрения формальной логики, такой подход ничем не оправдан, кроме режима экономии. И приведет он, в конечном счете, к полной потере доверия населения к пенсионной системе».