Алексей Мухин, директор Центра политической информации: «Рост экономики обладает терапевтическим эффектом»

Рост экономики страны вдохновляет не только экономистов, он обладает, помимо всего прочего, своеобразным терапевтическим эффектом, который привлекает инвесторов, заставляет людей тратиться, а не сберегать («на чёрный день») и вот уже колесо экономической сансары начинает крутиться быстрее, давая необходимый ток крови любой экономики – финансовым средствам.

Алексей Мухин, директор Центра политической информации: «Рост экономики обладает терапевтическим эффектом»
АЛЕКСЕЙ МУХИН, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ. ФОТО: TWITTER.COM/MUKHIN_ALEXEY

Соответственно, возникают и иные позитивные моменты в гражданском обществе: укрепляются патриотические тренды, растут индексы счастья, наконец. Кстати, Китай вовремя осознал, что угроза пандемии не так страшна, как страшны её побочные эффекты в виде продолжительной депрессии в рядах трудового народа (из-за карантинных мер и т.д.), которые немедленно отражаются на производительности труда и иных социально-экономических показателях в дальнейшем. И вот в Поднебесной было объявлено о победе над COVID-19 и поплыли круизные пароходы, заполнились отели для внутреннего туризма, заработали предприятия, в том числе малого и среднего бизнеса.

Это была, надо сказать крайне полезная штука – изменить отношение к ситуации в корне, ведь рост экономики, во многом, возможен при условии привлечения финансовых ресурсов – долговых, инвестиционных, длинных и коротких…

Хорошо, если есть необходимый объём финансов внутри страны, но вообще отлично - чтобы можно было задействовать также и внешние заимствования или привлечение средств под эффективные, оперативно окупающиеся проекты.

Долговой рынок для России сегодня кабальный, не только из-за пандемической угрозы и закрытия границ, но и из-за санкционного «файервола», который старательно возводят наши «западные партнёры». У фондового рынка как раз из-за COVID-19 и последовавшего в результате резкого снижения цен на энергоносители, низкая капитализация - в России она, к примеру, ниже китайской примерно в 17 раз.

При этом, снижение экономического роста при всей абстрактности опасности, на первый взгляд, имеет что называется, отсроченный эффект. Лишь через некоторое время люди начинают испытывать бытовые затруднения и отсутствие возможностей, которыми располагали ранее: купить понравившийся автомобиль, съездить на привычный курорт, вылечить, простите, зубы и всё то, что обычно называется хорошим «уровнем достатка».

И, подойдя ко всему этому, общество начинает задумываться о причинах, которые привели к таким затруднениям и, обычно, ищут ответы на вопросы в политике властей. Кстати, именно от складывания взаимоотношений представителей гражданского общества и чиновников зависит в дальнейшем темп восстановления экономики в посткризисный период, да и прекращение самого кризиса.

В этом смысле различные планы, стратегии развития и иные полезные документы, которые представители власти, если они хотят, чтобы их понимали и поддерживали, должны буквально «разжевать на весь экран», объясняя те или иные свои действия доходчивым и понятным языком.

Поэтому разнообразные профильные учреждения, призванные заниматься эффективным регулированием экономических процессов (ЦБ, Минфин, ФНС), также обязаны перейти на понятный язык и понятные действия для того, чтобы люди имели возможность оценить их усилия, принять или не принять их результаты.

Можно, конечно, бесконечно сдерживать снижение процентной ставки ЦБ или «закручивать» налоговые ставки вверх, но тогда не надо ждать развития и реализации срезу многих инфраструктурных и производственных проектов в самых разных отраслях. Для этого требуется ещё и эффективная политика сбора налогов без «удушающих» приёмов для бизнеса, и развитие рынка ценных бумаг. В общем, больше действий – хороших и разных, а экспертное сообщество всегда готово помочь и советом, и делом.