Экономист Николаев назвал опасный изъян в проекте бюджета России

Эксперт: главный финансовый документ страны не оставляет ей шансов на развитие

Госдума приняла в первом чтении проект федерального бюджета на 2021 год и плановый период 2022–2023 годов. Главной особенностью документа стало то, что, при всем своем традиционно техническом характере он готовился и утверждался в беспрецедентных условиях коронакризиса. То есть в ситуации, когда на борьбу с экономическими последствиями пандемии государству приходилось тратить не предусмотренные на такой форс-мажор ресурсы.

В текущем году общая стоимость «антиковидной» программы для бюджета превысила 5 трлн рублей, и этих, уже израсходованных денег будет остро не хватать в ближайшую трехлетку.

Эксперт: главный финансовый документ страны не оставляет ей шансов на развитие
Игорь Николаев

От прежнего резерва в виде переходящих остатков — непотраченных бюджетных ассигнований прошлых лет — почти ничего не осталось. Минфину и правительству в целом пришлось в пожарном порядке затыкать финансовые дыры, образованные эпидемическим шоком. В частности, чтобы предотвратить волну банкротств и масштабную безработицу, власти пошли на увеличение госдолга до 20% ВВП.

Наблюдатели сходятся во мнении: нынешний проект федерального бюджета, который останется дефицитным все три ближайших года, не предусматривает развитие экономики и улучшение жизни россиян. Это, по сути, формальное распределение средств.

Кроме того, по словам члена комитета Госдумы по бюджету и налогам, члена фракции КПРФ от Иркутской области Михаила Щапова, документ сверстан без учета истинных потребностей регионов. Разрыв между этими потребностями и заложенными средствами в ряде случаев доходит до 90%. Насколько в условиях коронакризиса реалистичны и обоснованы его параметры, например, намеченный на 2021 год рост ВВП на 3,3%? Cодержит ли проект тот запас прочности, что позволит властям без особых издержек справиться с очередной волной пандемии и поддержать население? Об этом рассуждают опрошенные «МК» эксперты.

Игорь Николаев, доктор экономических наук: «Самый серьезный изъян этого важнейшего документа в том, что он базируется на недостоверном прогнозе Минэкономразвития на ближайшую трехлетку. Речь, по сути, идет о благих пожеланиях.

Как известно, власти в своих расчетах не предусматривают ни второй волны пандемии, ни, соответственно, ее последствий, и это – вопиющее обстоятельство. Между тем, в конце сентября, когда новое пришествие коронавируса уже стало свершившимся фактом, правительство согласилось, что по итогам 2020 года ВВП снизится на 3,9%.

Если вы неверно оцениваете фундамент, на котором будете строить здание, что же вы тогда построите? У меня нет доверия практически ко всем показателям, заложенным в проекте, в частности, относительно дефицита бюджета, прописанного в размере 1% в 2022 году. Не говоря уже о прогнозе ВВП, которому в следующем году предрекают рост на 3,3%, а в 2022-м – на 3,4%.

Авторы исходят из ложного посыла, что спрос на нефть постепенно восстанавливается, что цены на «черное золото» будут уверенно превышать $40 за баррель. Однако есть немалые основания полагать, что они не дотянут до этой планки».

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития: «Сейчас мы не в силах понять, сколько же продлится ситуация с коронавирусом и какие дополнительные решения придется в итоге принимать правительству. Будет ли новый локдаун, и если да, то в какой форме? От этого зависит объем ресурсов, которые потребуются для поддержки экономики и населения.

Естественно, встает вопрос реалистичности нынешнего проекта бюджета. Ясно, что бюджет сверстан с минимумом рисков для финансовой стабильности страны: не будет ни дефолта, ни беспрецедентного роста госдолга. Плюс, у правительства есть необходимые ресурсы, чтобы закрывать бюджетный дефицит регионов.

В общем и целом главный финансовый документ России сравним с ванькой-встанькой: с одной стороны за счет некого запаса прочности он не позволит экономике рухнуть, но вместе с тем, как бы качаясь вправо-влево и не приходя в равновесие, он не оставляет ей шансов на развитие.

Бюджетных стимулов для опережающего роста ВВП просто нет. Максимум, на что бюджет позволяет рассчитывать – это динамика в 1,5-2%. Кстати, как корректно заметила в своем прогнозе Счетная палата, в случае если эпидемиологическая обстановка будет ухудшаться и потребуются новые карантинные меры, темпы роста экономики в 2021 году не превысят 1,3%».

Основные параметры федерального бюджета на 2021 год

Доходы: 18,8 трлн руб.

Расходы: 21,52 трлн руб.

На реализацию нацпроектов: 2,25 трлн руб.

Дефицит: 2,75 трлн руб. (2,4% ВВП).

Рост экономики согласно прогнозу: 3,3%.

Прогнозный объем ВВП: 115,53 трлн руб.