Рост цен на мясо объяснился просто

Загадки импортозамещения

Социальный кризис — это не только пандемия и вереницы машин «скорой помощи» на улицах Москвы. Еще это падение реальных доходов населения и рост цен, прежде всего на продовольствие. Острота проблемы дошла до того, что президент согласен обсуждать введение «продовольственных сертификатов», а попросту недоброй памяти карточек для малоимущих. Но почему продовольствие дорожает?

Загадки импортозамещения

С начала 2021 года нас успели «порадовать» уже состоявшимся ростом цен на еду, а также предупреждениями о том, что колбаса, яйца, картошка, мясо вообще и куриное в особенности будут ускоренно дорожать. Часть сообщений была спешно опровергнута, но от этого легче не становится. Мы на генетическом уровне помним советские дефициты и рост цен как ответ на тот же дефицит, но уже в рыночных условиях.

При этом со всех трибун нам говорят, что сельское хозяйство — новый флагман российской экономики (спасибо санкциям, то есть не собственно антироссийским санкциям, а российским антисанкциям). И это вовсе не пустые слова. В 2020 году, когда кризис, в том числе со стороны сокращения платежеспособного спроса, переживал весь мир, наше сельское хозяйство сумело не только сохранить, а даже увеличить свой экспорт, причем на весомые 19,6%.

Может быть, зря вывозим, оставили бы себе, вот и цены бы не росли? Дело, однако, не в экспорте. Мясо мы не вывозим, а цены растут прежде всего на него. Да и в условиях значительного падения цен на нефть и газ ограничивать экспорт вряд ли рационально. Тогда в чем дело?

Драйвер роста цен на продовольствие — мясо птицы. Скажем, на свинину розничные цены тоже растут, но оптовые цены на нее, как замечает Анна Бодрова из ИАЦ «Альпари», сейчас ниже, чем были весной 2020 года. Другими словами, остальные цены выстраиваются в кильватер за растущими ценами на куриное мясо. А с курами вот что происходит: их, перед тем как съесть, нужно кормить. Корм же, в первую очередь, тот, что используется на птицефабриках, дорожает семимильными шагами. Как показала Анна Бодрова, в 2020 году корма поднялись в цене на 20%, а с начала текущего года — еще на 25%. Тут уж куриным тушкам ничего не остается, как пусть без перьев, но взлететь — хотя бы в прейскуранте. В значительной мере дело в том, что и в кормах, и в необходимых уже для тушек специях и прочих приправ высока доля импорта, а он не может не дорожать в силу обесценения рубля.

Ну хорошо, а почему дорожают картошка, морковь, лук? Склады сезонно опустели, а традиционный импорт из таких стран, как например, Израиль, резко сократился. Во-первых, из-за усложнения эпидемиологической обстановки, а во-вторых, все из-за того же подешевевшего рубля.

Вывода два. Первый: импортозамещение не стоит понимать как непроходимую стену, которой Россия отгородилась от мировых рынков. Таких стен в современных условиях не бывает, а если бы и были, то от них вреда точно больше, чем пользы. Второй вывод в том, что знаменосцем поднимающей голову российской инфляции являются цены на продовольствие. Если ЦБ считает, что в 2021 году все цены в среднем вырастут на 3,7–4,2%, то продовольственная инфляция, как считают эксперты, может подняться до 10%. А это значит, бедные станут еще беднее.

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28488 от 2 марта 2021

Заголовок в газете: Загадки импортозамещения