Названы негативные последствия продления заморозки цен на сахар и масло

Эксперты раскритиковали решение властей: «Продовольствие – не бензин»

У нынешнего решения о продлении заморозки потребительских цен на сахар и подсолнечное масло есть весомые основания, заявил глава Минэкономразвития Максим Решетников. По его словам, есть риски серьезного скачка стоимости этих товаров после 31 марта - даты, до которой соглашения, заключенные в декабре между производителями, торговыми сетями и правительством РФ, действовали изначально

Эксперты раскритиковали решение властей: «Продовольствие – не бензин»

В соответствие с решением, принятым по итогам заседания у вице-премьера Андрея Белоусова, цены и после 1 апреля останутся на прежнем уровне: 1 килограмм сахара будет стоить 36 рублей для оптовиков и 46 рублей для розничных покупателей. 1 литр подсолнечного масла - 95 и 110 рублей соответственно. При этом заморозка цены на сахар продлена на два месяца — до июня, а на подсолнечное масло — до октября. Мы спросили у экспертов, правильно ли поступило правительство, продолжая искусственно сдерживать стоимость двух продуктов.

Игорь Николаев, доктор экономических наук:

«Не стоило продлевать заморозку: мы все больше подсаживаемся на директивные методы регулирования цен. Понятно, что у ситуации есть и политическая составляющая: цены на подсолнечное масло зафиксированы до октября, а в сентябре в стране пройдут парламентские выборы. В-общем, нет ничего более постоянного, чем временные решения российских властей. К сожалению, есть риски расширения этой порочной практики. К примеру, сейчас дорожает баранина - что же, давайте и на нее распространим заморозку. В любом случае, если чиновники войдут во вкус, это чревато сужением товарного ассортимента, а в перспективе - дефицитом, пустыми полками. Свои действия правительство объясняет необходимостью находить деньги для компенсации издержек производителей. Но и государству свойственно ошибаться, а его возможности не безграничны».

Василий Узун, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС:

«Власти взяли на себя непосильные обязательства. Мы живем в стране с огромной территорией и разнообразием условий. Могли ли утвержденные административно цены соблюдаться по всей России? По-моему, отрицательный ответ очевиден. Поэтому правительству пришлось при заключении соглашений пойти на компромисс: они позволили более чем двадцати субъектам федерации не придерживаться исходных ценовых параметров и установить свои. Но это обернулось полной неразберихой, все пошло не по плану. Ведь там, на местах нужно было определять основных производителей и продавцов, которые, в свою очередь, должны были договариваться между собой. В итоге цены и на сахар, и на подсолнечное масло в целом по стране не опустились до искомых уровней. Кроме того, продовольствие – не бензин, его не три сорта, а тысячи видов. Правительство не должно обещать, что сдержит цены на все. В рыночной экономике этого еще никому не удавалось».