Баланс казахстанского фонда «Самрук Казына» оказался полон зияющих дыр

Бюджет Казахстана получал крохи

Удивительная казахстанская структура, инвестиционный фонд «Самрук Казына», воспринимающийся как наследие Назарбаева, будет реформирован. «Не справится с задачей реформирования — уйдет в небытие, а вместе с ним и сам фонд" — такие предупреждения в адрес  пресловутой «Самрук Казыны» и его нынешнего руководителя Саткалиева прозвучали из уст президента Токаева на прошлой неделе. В понедельник глава фонда поделился на своей странице в соцсети идеями реформирования. 

Бюджет Казахстана получал крохи
Алмасадам Саткалиев. Фото: sk.kz

«Переломным моментом, на мой взгляд, может стать возможность прямого участия граждан Республики Казахстан во владении активами фонда как элемент справедливого распределения национальных богатств», — сообщил он. По сути, Саткалиев предложил превратить фонд из «клановой кормушки» в общенародное достояние, как он и задумывался изначально. Вопрос — как этого добиться и что мешало сделать это раньше?

Казахстанские журналисты уже лет десять пытаются понять, «что за птица такая — эта «Самрук Казына» и для чего она вообще нужна. До конца ответить на этот вопрос еще ни у кого не получилось Причин тому — масса. Начиная с самой структуры фонда, который изначально создавался как масштабная «управляющая компания», в ведение которой входили все неприватизированные активы государства. Многие задавались вопросом: почему такими естественными монополиями, как Казахские железные дороги, Казпочта, Казатомпром, должны управлять не профильные министерства, а некий фонд? Ну благо бы у «Самрук Казына» были четкие и объяснимые планы развития этих отраслей… Журналисты, которые незадолго до январских событий пытались выяснить роль «Самрук Казына» в национальном плане развития страны до 2025 года, не обнаружили фонда в разделах «исполнители» и «ответственные». То есть это такая структура, которая всем владеет, но ни за что не отвечает. 

Много при этом было вопросов и к структуре управления фондом. Во главе которого стоит Совет директоров, куда входят несколько министров, политиков и три иностранных топ-менеджера, на выплаты которым уходит энная часть доходов фонда. Среди них — гражданин Великобритании, магистр в области горной металлургии Дудас Джон, магистр военных наук Онг Бун Хви из Сингапура и выпускник Лондонской школы экономики и политических наук, итальянец Сутера Лука. В 2020 году, например, общая сумма вознаграждения, выплаченного «ключевому управленческому персоналу», составила 6,2 млрд тенге за год (14,2 миллиона долларов). 

Понятно, что зарубежные топ-менеджеры дорого стоят. Но у многих возникает вопрос: зачем платить такие деньги иностранным специалистам, неужели своих достойных в стране нет? Защитники власти тогда объясняли, что это вопрос престижа. Иностранные спецы, мол, помогают привлекать инвестиции. Но так ли это?

Вот еще одни интересные данные, добытые казахстанскими журналистами. На 1 ноября 2021 года активы «Самрук Казына» оценивались в 166 млрд долларов. А обязательства перед зарубежными инвесторами… составляли 245,4 млрд долларов. То есть Казахстан, благодаря набранным фондом «Самрук Казына» кредитам, задолжал 79,4 млрд долларов. При этом, как отмечали депутаты Мажилиса, в 2021 году фонд перечислял в госбюджет только 110 млрд тенге дивидендов (252 млн долларов) из 900 млрд. тенге годового дохода (2 с лишним миллиардов долларов). При том, что единственным акционером этого фонда считается государство. Не очень прибыльная получается структура. 

Конечно, часть дохода «Самрук-Казына», по идее, должна пускать на развитие важных для страны проектов. В отчетах компании можно найти данные, что фонд в 2010-2015 годах реализовал 164 стратегических крупных проекта общей стоимостью 126 млрд долларов. Но это, в основном, разработка различных месторождений. Из того, что значится в числе важных проектов фонда сейчас — реконструкция ГРЭС-1, строительство интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области, газификация местности «Сарша» и курортной зоны «Теплый пляж», а также разработка месторождения Шалкия в Кызылординской области.

Накануне Нового года глава фонда Алмасадам Саткалиев во время годового отчета сообщил о таких намечающихся перспективах в стоительстве: «Так, совместно с зарубежными партнерами в г. Нур-Султан планируется строительство 5 заводов, в том числе по производству керамического санфаянса и завода по производству керамической плитки. С участием инвесторов запланировано строительство завода по производству межкомнатных дверей в Нур-Султане и Алматы, общей мощностью 500 тыс.комплектов, завода изделий сборного железобетона, общей мощностью 660 тыс. м2 в год».

Мне кажется или деятельность фонда, объединяющего 583 компании, среди которых мощнейшие естественные монополии, как-то не очень впечатляет? Об этом и говорил в своем выступлении на прошлой неделе президент Токаев. По его словам, сейчас фонд представляет собой громоздкую структуру. «Непрозрачность, назначение политически значимых людей, неэффективная система закупок, убыточность, незавершенность масштабных проектов, чрезмерные расходы на содержание – список вопросов приводит к возмущению общества", – заявил он. Можно ли все это оперативно реформировать? По словам главы фонда Саткалиева, предметный разговор на эту тему с бизнес-сообществом состоится в среду, 26 января, с онлайн-трансляцией в социальных сетях. Тогда и станет понятно – «излечим ли пациент» или его пора «отпевать». 

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру