Русский мюзикл: Будни первой пятилетки

Хоть режьте, но история русского сценического мюзикла началась в последний год ХХ века, когда в Московской оперетте запустили “Метро”. С тех пор на отечественном рынке на свет появился неполный десяток жизнерадостных особей, из которых — один только что родился и еще один на подходе. Иных уж нет, а те далече, но даже провалы будут вечно жить в нашей памяти, ибо с них все начиналось. Что же дала миру первая пятилетка российского мюзикла? — задумался обозреватель “МК”.


Уже слышу возмущенные реплики композиторов, считающих себя (и совершенно по праву!) родоначальниками этого жанра задолго до “Метро”: здесь и Александр Журбин с “Орфеем и Эвридикой”, и Владимир Дашкевич с “Бумбарашем” и “Клопом”, и, конечно же, Алексей Рыбников с “Юноной”. Однако жанр мюзикла в мировой практике имеет ряд специфических признаков — организационных, финансовых и коммерческих, которые определяют важный фактор: главное лицо в мюзикле — г-н Продюсер. Исходя из этого, стоит признать, что успех удерживают “метростроевцы”. Продюсерская компания в 2002 году на смену польскому “Метро” выпустила французский “Notre Dame de Paris”, а буквально недавно, достойно завершая пятилетку, — опять-таки французскую “Ромео и Джульетту”.

Мюзикл о самой печальной истории на свете характеризует солидный бюджет и необыкновенная эффектность зрелища. Его создатели изначально сделали удачную ставку на европейский продукт и на качественный отбор музыкального материала. Кроме того, они обладают огромным преимуществом перед другими продюсерскими компаниями — партнерство с государственным репертуарным театром. В условиях спокойного проката двухнедельными блоками (в отличие от ежедневного марафона, на который по коммерческим соображениям вынуждены идти антрепризы) “Ромео и Джульетта” вполне способна услаждать зрителя как минимум два сезона, если не больше.

А первым оригинальным русским мюзиклом стал “Норд-Ост” Александра Цекало, Георгия Васильева и Алексея Иващенко, которые впервые в России отработали все технологические этапы этого жанра на базе оригинального, а не калькированного материала. Все получилось на “пятерку”, пожалуй, кроме музыки, которая не пополнила список шедевров в своем жанре. Впрочем, все познается в сравнении: когда на московской сцене появились “Иствикские ведьмы”, вот тогда-то мы и узнали, что такое по-настоящему плохая музыка в мюзикле. “Норд-Ост” прокатывался в ежедневном режиме и в начале второго сезона проката вышел на стандартный и вполне приемлемый в коммерческом отношении показатель заполняемости зала — 70% в среднем. Если бы не трагедия, прервавшая жизнь “Норд-Оста” 21 октября 2002 года, он вполне мог выйти на окупаемость. Сегодня “Норд-Ост” возрожден в гастрольной версии, которая стартует в сентябре 2004 года. Этот тур был намечен гораздо раньше, и “Норд-Ост” мог бы стать первым русским мюзиклом, выехавшим на гастроли. Однако судьба сложилась так, что его опередил второй русский мюзикл — “12 стульев”, который готовится к гастрольной поездке — и не куда-нибудь, а в США.

“Стулья” заняли площадку, которую до них апробировал Борис Краснов своим проектом “42-я улица” — настоящим блистательным бродвейским мюзиклом, который игрался всего полгода и сошел со сцены, растеряв аудиторию, не желавшую слушать ни английский текст, ни американский джаз-банд. Создатели “12 стульев” учли уроки “Норд-Оста”: пригласили профессионального шлягермейкера Игоря Зубкова, сделали ставку на суперклассную хореографию Егора Дружинина, разработали ряд весьма удачных пиар-акций, подогревающих интерес публики и прессы. Посещаемость спектакля сегодня, спустя полгода после премьеры, 700 человек, что при ежедневном прокате не дает окупаемости. Поэтому 30 мая играют “Стулья” в МДМ последний раз.

Адаптации и кальки по большей части склонны к провалу. Кроме “42-й улицы” неудача постигла и симпатичный чешский мюзикл “Дракула” Карела Свободы, который недолго вампирил зрителей и по-быстренькому сошел со сцены зала “Академический”. Возможно, потому, что реклама была уж очень убогой. Недолго прожило и “Чикаго” — продюсерский опыт Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова.

Зато появились “Иствикские ведьмы” в Театре киноактера — адаптация английского мюзикла Кэмерона Макинтоша 2000 года, осуществленная поляком Янушем Юзефовичем (он выпускал “Метро”). Роскошь постановочных эффектов, участие звезд Алексея Кортнева и Дмитрия Певцова и даже загадочное выдвижение этого спектакля на премию “Золотая Маска” не спасли чудовищную по бездарности музыку Даны П. Роу. Год назад после премьеры мы выдали прогноз: “Ведьмы” продержатся не более сезона. Так и случилось.

Итак, к концу первой пятилетки мы имеем всего один действующий мюзикл — только что появившийся “Ромео и Джульетта”. Есть, правда, еще и детский и, надо сказать, вполне приличный — мюзикл “Энни”. Но он какой-то бесхозный — постоянной площадки не имеет, играется от случая к случаю. Как и рок-опера “Волосы”, заявленная в театре Стаса Намина как мюзикл. Есть еще “Скрипач на крыше”. Однако его создатель Владимир Назаров — человек честный. И свое детище именует “музыкальным спектаклем”, а не мюзиклом. Мало чем отличаются по стилистике от модного жанра “Иисус Христос суперзвезда” (Театр им. Моссовета), “Губы” “Театра Луны” и ленкомовский хит “Юнона” и “Авось”, но они никак не могут считаться продукцией индустрии мюзикла.

А вот в следующем сезоне новую адаптацию обещают представить продюсеры Брайан Мэй и Роджер Тейлор (солисты группы Queen) и примкнувший к ним Роберт Де Ниро. Это будет мюзикл по песням Queen We Will Rock You, премьера которого состоялась в Лондоне в мае 2002 года. Сейчас он идет в Мельбурне и Мадриде, а одновременно с московской версией его запускают в Америке, Японии и Германии. Кастинг уже завершен.