“Пока еще ничего не закончилось”

Наш специальный корреспондент Ирина Куксенкова — из Цхинвала

Наш специальный корреспондент Ирина КУКСЕНКОВА продолжает работать в зоне конфликта. После того как Ире удалось вместе с разведчиками покинуть бункер миротворцев, где журналисты долгие часы скрывались от обстрела, и 9-часового пути до села Джава, наша журналистка вновь отправилась в Цхинвал — вместе с осетинскими военными… Когда мы связываемся с Ирой по телефону, в трубке слышны артиллерийские залпы…

В Южной Осетии перекрыты все российские телеканалы, работает только один грузинский. Мы смотрим новости с офицерами-разведчиками, которые выбирались из окруженного грузинами города. Первая новость — заявление Саакашвили, что российские самолеты разбомбили Цхинвал. У одного из военных не выдерживают нервы. Он выхватывает ПМ и выпускает в экран 4 пули. Нет больше телевизора.

* * *


В ночь на понедельник мы выехали из штаба Северокавказского округа в Джаве в сторону Цхинвала. Зарская дорога полностью забита военной техникой — в сторону южноосетинской столицы двигаются силы 58-й армии. Из Цхинвала вывозят раненых и погибших. Гражданские машины полностью забиты беженцами — нескончаемый поток.

Люди в шоке, многие не хотят ехать, но другого выхода нет. Военные говорят, что это еще не конец, еще не все закончилось… От Цхинвала до российской границы — огромные пробки.

На подъездах к городу множество сгоревших машин — гражданских и военных “уазиков”.

На дороге через каждые 500 метров стоят осетинские посты. Все ополченцы с белыми повязками. Чтобы различать, где свой, где чужой. Еще в пятницу, в первый день войны, такие повязки у них были только на левой руке. Но после того как грузины узнали про эти знаки отличия и стали надевать такие же, осетинам пришлось повязывать свои особым образом.

На ночной дороге приходится объезжать искореженные гражданские машины, которые подбили грузины. На одном из постов из-под белой “Волги” ополченцы вытаскивают обгоревший труп женщины.

— У нас тут два пленных грузинских танкиста, — говорит мне дежурный по посту.

— И что вы будете с ними делать?

— Поменяем на наших пленных пацанов, наверное…

Наш “УАЗ” едет с выключенными фарами — сверху работает российская артиллерия и авиация. Грузин из города выбили, но они рассредоточились по южным окраинам и работают диверсионными группами и снайперами.

— Российская авиация разбомбила их склад боеприпасов, их артиллерия сейчас уже не бьет по городу, — говорит мне начальник главного штаба министерства обороны Южной Осетии Тамерлан Таритов.

* * *