В российском футболе проблем до ФИФА

Почетный член ФИФА и УЕФА Вячеслав Колосков: “Рассуждая о “договорняках”, можно дойти до абсурда”

Мало кто умеет так интересно говорить о футболе, как Вячеслав Колосков. Причем у почетного президента РФС по любому вопросу есть своя точка зрения, и никаких тебе дежурных фраз. Для журналистов такие собеседники — просто находка! Вот почему, когда на прошлой неделе Колосков побывал в гостях у “МК”, чтобы ответить на вопросы читателей в режиме online-конференции, его потом еще целый час “пытали” корреспонденты отдела спорта.

Путин дал сигнал

— Вячеслав Иванович, по-вашему, какие у российского футбола сейчас главные болевые точки?

— Во-первых, финансирование. Мы уже дожили до того, что футбольный клуб от банкротства (речь идет о “Томи”. — “МК”) спасает премьер-министр. Считаю, помощь Владимира Путина следует рассматривать как сигнал к крупным компаниям, к бизнесу: ребята, коль уж вы эксплуатируете недра на конкретных территориях, то давайте-ка нести социальную ответственность перед людьми, которые там живут. Причем таких проблемных городов, как Томск, у нас множество. Возьмите Волгоградскую область — там сегодня и нефтяники представлены, и газовики, но в футбол они не вкладывают ни копейки. Теперь, полагаю, ситуация изменится.  

— Вы сказали — во-первых. А во-вторых?  

— Судейство. Я уверен, что наши арбитры не хуже зарубежных. Почему их тогда не было на Евро-2008 и не будет на ЧМ-2010? На мой взгляд, это следствие массового завоза в Россию иностранных бригад. В таких условиях квалификация российских судей просто не могла повыситься, а доверие со стороны ФИФА и УЕФА было подорвано. Сейчас судейский цех нужно прежде всего успокоить. Собрать в РФС тех, кто утвержден на второй круг, и выразить им доверие. Другой важный момент. Коллегия футбольных арбитров (КФА) является частью РФС. Все ее регламентирующие документы утверждает Исполком федерации. На этом вмешательство РФС должно заканчиваться. Подготовка рефери, повышение их квалификации, назначение на матчи, контроль, вынесение санкций — все эти вопросы, на мой взгляд, нужно отдать судейскому комитету. Разумеется, при условии, что туда войдут авторитетные, компетентные люди.  

И последнее. На чемпионате мира 1986 года в Мексике после скандального матча СССР—Бельгия, где судья принял несколько сомнительных решений, я вышел на Исполком ФИФА с предложением собирать судей после каждого тура для работы над ошибками. Не знаю, с моей подачи или нет, но такая практика вскоре была введена на крупных турнирах и существует до сих пор. Почему бы и нам не пойти по тому же пути? Тур прошел, арбитры немного отдохнули, и затем на методическом занятии опытные инструкторы разбирают все спорные эпизоды. Хуже от этого точно не будет.  

— Как вы относитесь к главе КФА Сергею Зуеву?  

— Знаю его как порядочного, честного человека, а вот о деловых качествах мне судить трудно — вместе не работали. Вот Левников (прежний руководитель КФА. — “МК”) — тот был точно на своем месте. Волевой, жесткий человек, с колоссальным авторитетом. Валентин Иванов-младший? Тоже сильная фигура. Кстати, я ему в свое время предлагал возглавить судейский корпус, но он отказался.  

— Какие изменения в правилах, что называется, назрели?  

— Возможно, уже с сезона-2010/11 к трем судьям добавятся еще двое за воротами. Этот эксперимент прошел обкатку на юношеских соревнованиях и был признан удачным. Кроме того, в жару есть смысл останавливать игру на несколько минут, чтобы футболисты могли попить водички. И еще у меня есть пожелание к нашим тренерам. Пожалуйста, следите за своим внешним видом. Обойдемся без фамилий, но когда человек приезжает на матч в мятых джинсах и непонятной рубашке, по-моему, он тем самым проявляет неуважение к болельщикам.

Хотел пригласить в сборную Хитцфельда, но не успел

— В одном из интервью “МК” вы сказали, что в УЕФА недавно появился так называемый Комитет раннего предупреждения для борьбы с договорными матчами. Как он работает?  

— Допустим, поступил сигнал от букмекеров о большом объеме ставок на определенный результат. Все, к этому матчу теперь приковано пристальное внимание. Туда посылаются наблюдатели, порой инкогнито. Проводится определенная работа с клубами. Задача — добиться того, чтобы игра прошла в честной борьбе. Хотя, рассуждая о “договорняках”, можно дойти до абсурда. Вот, допустим, гол Быстрова в ворота “Крыльев Советов”. Кто-то скажет: какой великолепный дриблинг! А кому нужен негатив, возразит: да это защитники специально расступились!  

— Наш футбол сильно коррумпирован?  

— Да не больше, чем в Европе. А по сравнению с другими российскими отраслями ситуация в футболе и вообще в спорте с точки зрения коррупции близка к идеальной.  

— А как насчет прогресса?  

— Если брать премьер-лигу, то все движутся в правильном направлении. Не увидишь матчей, где футболистам мяч мешает. Хотя и много игроков национальных сборных, количество ударов по воротам и реализация моментов хромает. Можно прибавить и в реализации стандартных положений, с которых по статистике забивается в Европе 30 процентов голов. Таких мячей, как забил Самедов в ворота “Кубани”, хотелось бы побольше.  

— ЦСКА не ошибся, отправив в отставку Газзаева?  

— Надо знать внутреннюю ситуацию в клубе. Газзаев — выдающийся специалист, доказал это на практике. Необходимости менять его не было. Нюансы я не знаю. Объективно он был на месте.  

— Возвращение Семина в “Локомотив” — логичный шаг?  

— Было нелогично, когда разогнали дуэт Семина и Филатова. Теперь исправили ошибку. Надо дать Юрию Павловичу время, и он вернет “Локо” на прежний уровень.  

— Почему “Спартак” восемь лет не может выиграть чемпионат?  

— Основная проблема — хаотичный подбор главных тренеров. Она объяснима, если вернуться к подзабытому тезису о том, что роль тренера в команде 10 процентов. Я, наоборот, считаю, что практически сто процентов зависит от работы тренера. Это центральная фигура — никакие менеджеры не заменят умного толкового тренера. Только он определяет лицо команды.  

— Кто главный виновник того, что “Торпедо” прекратило существование?  

— Главный виновник — мой близкий друг Владимир Алешин. Принял команду премьер-лиги с игроками уровня сборной. Клуб имел потенциал, надо было им заниматься. Бюджет пополнять не за счет продажи Семшова и Зырянова. Мера ответственности не была им понята до конца.  

— Гус Хиддинк добился успехов с тем же подбором игроков, что и у предыдущих специалистов, работавших с национальной командой. Что мешало в ваше время пригласить иностранного тренера в сборную?  

— Как ни странно, мешало чувство патриотизма. Считал, что со сборной должен работать российский специалист. Газзаева слишком захлестнули эмоции — если бы потерпел, может, получилось бы. Хотел до конца проверить все тренерские ресурсы, что есть в России. И только убедившись в том, что ничего не получилось, приглашать зарубежного тренера. Вел переговоры с Хитцфельдом из “Баварии”. Но не хватило времени, чтобы реализовать эту идею.  

— Кто может прийти после Хиддинка?  

— Газзаев или Семин. Перспективен Кобелев. Но эта перспектива должна быть подкреплена результатами. А так готовых тренера два.

Украина получит три города, Польша — пять

— Как оцениваете эффективность работы Высшей школы тренеров?  

— Проблема подготовки кадров — одна из ключевых. Да, построили много полей. Это колоссальная заслуга РФС. Но на этих полях должны работать квалифицированные специалисты на всех уровнях, начиная с детского. Я был много лет председателем детско-юношеского комитета УЕФА, объездил много стран. Там к работе с детьми привлекаются тренеры высочайшей квалификации. Мы отстали от ведущих футбольных держав на много лет.  

— Почему сложилась такая ситуация, когда существует сразу несколько профсоюзов футболистов, но ни один из них так и не стал влиятельной организацией?  

— Давайте мы дадим оценку работе профсоюзов в России в целом. Функций, которые они выполняли раньше, сейчас просто нет. Да, составляют ежегодно договор, представитель профсоюза присутствует на каких-то заседаниях. Но посмотрите: на заводах забастовки, и где эти профсоюзные деятели? Организация существует сама для себя.  

Слышал, что Виталий Мутко хочет создать профсоюз, но это противоречит принципам создания общественной организации. Инициатива должна исходить снизу. Группа футболистов, ветеранов должна заявить: мы хотим защитить наши права.  

У нас нет законодательной базы. Всю систему профсоюзов надо внедрять в российское законодательство. А так — бессмысленные потуги.  

— Вы в свое время лоббировали кандидатуру Украины и Польши на проведение чемпионата Европы 2012 года. Сейчас там большие проблемы с подготовкой…  

— Я агитировал за Украину по двум причинам. Григорий Суркис поддержал Москву на выборах города, где пройдет финал Лиги чемпионов-2008. Я обязан был отплатить ему той же монетой. Плюс мне нужны были голоса на олимпийский конгресс в Гватемале, где местом проведения Олимпиады-2014 выбрали Сочи. Вот и договорились — мы поддержали заявку Украины и Польши, а они проголосовали за Сочи.  

Сейчас Украина в плане подготовки к Евро отстает от Польши. Пока определили по четыре города. Но в зависимости от того, как будет идти строительство, паритет может поменяться. Скажем, 6 из 8 стадионов будут польскими, а 2 украинскими. А может, семь там — один здесь. Если стадион в Киеве не будет готов, тогда ни полуфиналов, ни финала Украине ждать не стоит. Крайний срок — декабрь. Если к этому времени не будет существенных изменений, исполком УЕФА может принять любое решение.  

— Ваш прогноз?  

— Украина получит три города. В Донецке готов стадион. В Днепропетровске, к сожалению, арену построили не такой вместимости, как нужно (не менее 30 тысяч. — “МК”). Не просчитали. Остаются Киев и Харьков. Это было бы идеальное решение.  

— Много говорится и о проблемах подготовки ЮАР к чемпионату мира-2010…  

— Не сомневаюсь, что благодаря усилиям ФИФА и местных властей хозяева нормально проведут турнир. На недавнем Кубке конфедераций, во всяком случае, ничего страшного не случилось. Я тоже был в Южной Африке много раз, и никаких неприятностей у меня не возникло. Поймите, убить могут где угодно. Если кто-то из болельщиков поведет себя по-хамски, тогда все может случиться.  

— Ваше присутствие на чемпионате мира зависит от попадания туда сборной России?  

— Нет. Я в любом случае поеду в ЮАР как почетный член ФИФА.