Сибирь пожирают лесные пожары: в Канаде дали совет

Деревьям позволяют гореть «по естественным причинам»

30.07.2019 в 14:28, просмотров: 13030

Площадь лесных пожаров в Сибири увеличивается с каждым днем и ко вторнику, 30 июля, превысила 1,5 млн. гектаров. Но по словам некоторых представителей региональных властей, подобная ситуация — обычное природное явление, поэтому срочно тушить пламя нет необходимости. Действительно ли это так? Чтобы ответить на этот вопрос, «МК» обратился к опыту Канады, большую часть которой, как и в России, занимают леса. Эта страна годами борется с лесными пожарами, но не всегда с помощью тушения.

Сибирь пожирают лесные пожары: в Канаде дали совет
Фото: irkobl.ru

В конце мая этого года город Эдмонтон в канадской провинции Альберта наполнился едким дымом: до жилых областей докатилось эхо лесных пожаров, которые к середине лета охватили уже почти 800 тыс. гектаров. Местные власти оценили риск для здоровья жителей как «очень высокий», однако глава регионального правительства Джейсон Кенни призвал не паниковать. «У нас здесь всегда были пожары, — заявил он. — И всегда будут. Этому есть много причин, одна из которых — огромные скопления очень старых таежных лесов, в которых не было пожаров иногда по 80-90 лет. Поэтому все эксперты скажут вам, что эти леса давно должны были подвергнуться пожарам».

Чиновник отчасти был прав. Для покрытой древними лесами Канады пожары — ежегодное событие. По подсчетам канадского Департамента природных ресурсов, каждый год в стране сгорают в среднем по 2,5 млн гектаров леса. В прошлом году площадь только одного пожара в провинции Британская Колумбия составила больше 1,2 млн гектаров, а в 2014 г. в Северо-западных территориях сгорели рекордные 3,4 млн га. Изначально местные власти рассматривали огонь как абсолютное зло и всегда старались потушить возгорания. Но это стоило больших денег. К 1970-м годам специалисты пришли к выводу, что огромные траты не всегда обоснованы.

«Лесные пожары являются естественной частью экосистемы леса и важны для поддержания здоровья и биоразнообразия лесных массивов во многих областях Канады, — сказано на сайте канадского Департамента природных ресурсов. — Не все лесные пожары можно и нужно ставить под контроль. Лесные службы работают на то, чтобы извлечь из них экологическую пользу и одновременно ограничить потенциальный ущерб».

Сгоревшие области засаживают новыми деревьями в исключительных случаях, когда иначе прежний облик леса не остановить. В большинстве же случаев природе позволяют сделать свое дело самой.

Фото: irkobl.ru

Обычно дилемму «тушить или не тушить» решают власти канадских провинций. Федеральное правительство, как правило, вмешивается только в пожары на территории национальных парков. Принять решение помогает целый арсенал компьютерных программ и информационных систем. Они используют сведения о пожарах прошлых лет, погодный прогноз и спутниковые снимки, чтобы предсказать, насколько крупными будут площадь пожара и ущерб от него и далеко ли до ближайшего дождя или снегопада, которые справятся с огнем бесплатно. Раскошелиться на тушение могут, если пламя, по прогнозам, затронет жилые районы, ценные породы деревьев на продажу или туристические зоны. В остальных случаях — гори оно огнем, как горело сотни лет до того, как нога человека ступила на американскую землю.

Однако экологи бьют тревогу: из-за глобального потепления лето в Канаде становится суше и длиннее, а пожары — более частыми и свирепыми. Кроме того, люди все чаще селятся в природных зонах в попытке сбежать от шума и стресса большого города. Это добавляет человеческий фактор к причинам пожаров и заставляет самих же переселенцев страдать от едкого смога. В 2016 году огромный очаг возгорания в Альберте вынудил эвакуироваться почти 90 тыс. человек. Пятью годами ранее в этой же провинции сгорело почти 400 домов.

Становится ясно, что по старинке с природной катастрофой уже не справиться. Канадское правительство в 2019 году выделило более $400 млн. на модернизацию своей системы тушения лесных пожаров в соответствии с вызовами глобального потепления. На контроль возгораний, по данным Департамента природных ресурсов, уже тратится от $500 млн. до $1 млрд. ежегодно.