Когда не работает закон, начинается самосуд

Был ли прав «ворошиловский стрелок»?

Самосуд – это очень по-русски. Не потому ли фильм «Ворошиловский стрелок» у нас один из самых любимых?

Поводом может быть изнасилование, ограбление, убийство, оскорбление, ДТП. Причем порой разборки случаются столь жестокие, что заканчиваются смертью обидчика.

Особенно много конфликтных ситуаций разворачивается в родительских спорах вокруг детей. Когда закон бездействует, люди не видят иного выхода.

Был ли прав «ворошиловский стрелок»?

На днях звонок: «Это жена Андрея Сиднева. Вы о нем писали. Андрею нужна помощь. Он уже больше пяти месяцев находится в СИЗО!»

Ровно четыре года назад «МК» рассказывал историю Андрея Сиднева в статье «Ему приписали убийство: журналист отсидел полжизни за чужое преступление». Он освободился условно-досрочно в 36 лет. Почти 16 лет провел в колонии строгого режима. Преступления, в которых его обвиняли, были из категории тяжких: убийство, ограбление. Но только с одним серьезным нюансом – он их не совершал. По всем эпизодам у него было стопроцентное алиби.

В документальном телефильме «Прости, если сможешь» один из его «подельников» на всю страну признался, что оговорил Сиднева, и подтвердил, что тот не являлся членом преступной группировки и никакого участия в преступлениях не принимал.

Судебная машина крайне редко дает задний ход. Потому что тогда пришлось бы отвечать тем, кто «сшил дело».

В колонии Сиднева называли Адвокатом. Он получил заочно высшее юридическое образование. Его фамилия не раз мелькала в СМИ – в контексте конфликтных ситуаций, связанных с попытками родителей поделить ребенка. Увы, в таких делах кто сильный, тот и прав. И даже судебное решение в пользу одного из родителей – не гарантия того, что справедливость восторжествует. Все потому, что никто не любит встревать в семейные разборки: ни полиция, ни опека.

Еще в 2012-м году бывший гражданский муж москвички Алины Брагиной, Григорий Казанский украл их общую дочь, которой тогда было 11 месяцев. Мать безуспешно ищет дочь по всему миру несмотря на многочисленные решения судов в ее пользу.

Шестой год в чудовищном кошмаре живет другая москвичка – Наталья Голубкова, у которой бывший муж, Роберт Голубков, забрал сына. Два года назад мальчика буквально вырвали из рук матери на улице неизвестные лица, а через пару часов выяснилось, что ребенок находится у своего отца. Где они сейчас, не знает никто. 23 марта 2019 в СК ЮВАО возбуждено и расследуется уголовное дело по статье 126 УК РФ (похищение человека).

И в этом случае и суд, и справедливость на стороне матери. Это на бумаге, а в жизни все совсем иначе.

В похожую историю ввязался и Андрей Сиднев, когда к нему еще прошлой весной обратилась Ольга Тимощук, уроженка города Сегежи (Карелия), ныне жительница Украины.

Здесь тоже разгорелась война вокруг ребенка, правда, не между родителями, как это обычно бывает, а между мамой и бабушкой. Ольга с мая 2018 года не видит старшего сына. В начале лета ее мама, бабушка мальчика, забрала к себе в гости внука на летние каникулы и отказалась вернуть.

С тех пор мать разрывается между Россией и Украиной, где живет ее младший ребенок. Она бьется безуспешно за сына, с которым у нее нет не только личного, но даже дистанционного общения. Любая связь, в том числе телефонная, между двумя самыми близкими людьми заблокирована намертво. Ольгу не пускают на порог, в школу, где учится подросток, ей тоже преграждают путь. При этом женщина не лишена родительских прав, но никаких рычагов повлиять на ход событий у нее нет. Самое страшное: сын уже так настроен против матери, что не желает возвращаться домой.

Друзья Ольги создали петицию «Ребенок должен быть возвращен в семью», которую подписали более 700 человек. Все попытки матери отвоевать своего ребенка закончились полным провалом. И тогда Ольга Тимощук обратилась за помощью к Андрею Сидневу, которому выдала доверенность на представление ее интересов во всех учреждениях и организациях РФ.

Далее сюжет начал развиваться по опасному сценарию. Отчаявшись получить доступ к сыну, 14 октября прошлого года Ольга предприняла вместе с Андреем Сидневым попытку увезти ребенка от школы. Сиднев, «действуя с моего ведома и в моих интересах, подвел сына к машине и удерживал его…» (Из показаний Ольги Тимощук).

Они успели проехать несколько километров, затем были остановлены сотрудниками полиции.  

Андрея Сиднева задержали. Ему предъявлено обвинение в похищении человека. Теперь ему грозит серьезный срок до двенадцати лет лишения свободы.

Он действовал по просьбе матери и в ее интересах, поскольку в правовом поле ситуация не разрешалась годами. Но может ли это служить оправданием в суде? Вряд ли. По факту – произошло похищение несовершеннолетнего, и за это придется отвечать.

Когда не работает закон, начинается беззаконие.

Не надеясь на защиту в суде и в полиции, люди выбирают самосуд. По данным специалистов, более 30% изнасилованных женщин желают лично или с помощью криминальных структур наказать своих насильников.

Многие из нас сами готовы растерзать педофила. У нас закипает кровь, когда узнаем об издевательствах над женщинами. Мы еле сдерживаемся, когда жестоко обращаются с нашими меньшими братьями. Как правило, это эмоции. Но некоторые люди идут до конца и вершат возмездие.  

Помните, как Виталий Калоев, потерявший свою семью в авиакатастрофе над Боденским озером, отомстил виновнику смерти своих родных – швейцарскому диспетчеру?

Одно преступление повлекло за собой другое. Можно ли это оправдать?