В столице образуется "народный зеленый фронт"

Планы по окультуриванию особо охраняемых природных зон вызывают протесты среди горожан

29.07.2012 в 19:17, просмотров: 3664

В Москве стремительно растет и ширится движение «народных зеленых»: люди вдруг бросаются на защиту живой природы. В Измайловском парке, в Битцевском лесу, в парке «Лосиный Остров», в Серебряном бору столичные власти хотят навести цивильный лоск, сообразно европейскому стандарту. Казалось бы, что тут плохого: посыпанные гравием аллеи, скамейки для отдыха, цветочные клумбы, спортивные сооружения разного рода и даже храмы. И тут — протест и неприятие. Чиновники недоумевают и по привычке списывают все на происки оппозиционных злопыхателей, растлевающих сознание обывателей.

В столице образуется
фото: Михаил Ковалев
Переоформление бывших природных зон в рекреационные позволит сдавать землю в аренду и вести разноплановое строительство.

Тропарево, Северное Тушино, Измайловский парк — везде общественные слушания по реконструкции зеленых зон сопровождаются шумными протестами жителей и едва ли не стихийными митингами. А 28 июля в Серебряном бору защитники разных московских лесопарков впервые встретились для формирования единой стратегии борьбы. Люди знакомились, обменивались контактами, рассказывали о хозяйничанье коммунальщиков на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) — там, где раньше по определению были запрещены любые вмешательства в естественную природную среду. Судя по их рассказам, «культивация» лесных целинных земель идет в столице полным ходом — вырубаются деревья, «снимается скальп» с разнотравных диких лугов, а взамен этого приходят культурные газоны и клумбы, требующие постоянного дорогостоящего ухода.

Еще совсем недавно в разговоре с пресс-секретарем префекта Восточного округа Андреем Ивановым по поводу предстоящего зонирования Измайловского парка мы обсуждали неудавшиеся общественные слушания в Измайлове. Сошлись на том, что люди плохо информированы о предстоящих преобразованиях природной зоны и поэтому сами не знают, против чего выступают. Действительно, общественники либо выступают против каких бы то ни было изменений в парках, даже не желая слушать, в чем они заключаются, либо оперируют аргументами типа: «Вот вы в парке кафе с шашлыками поставите, и сюда со всей Москвы наркоманы набегут». Но есть и более продуктивная критика.

— Делать из природной территории, которая складывалась веками и богата местными видами, банальный парк — ничем не обоснованное и преступное расточительство, — говорит биолог Людмила Волкова. — Естественная среда практически не требует затрат: экосистема поддерживает самое себя и не требует финансирования, пока, разумеется, в нее никто не вмешивается. Как только разнотравный луг заменяют искусственным газоном, стоимость ухода за ним возрастает в 23 раза! Газоны нужно регулярно стричь, поливать, удобрять, рыхлить — все это влечет за собой многомиллионные в масштабе города затраты. Ладно бы только это, но вместе с тем уничтожается среда обитания тысяч насекомых, которые поддерживают естественный баланс всей экосистемы!

По словам общественников, в Серебряном бору, например, на прогулочной тропе, а также на месте бывшего пляжа прямо в песок, неизвестно, по чьему злому умыслу, высадили несколько сотен молодых деревьев — кленов, рябин, дубков. Разумеется, растения не прижились и засохли — их безжизненные сухие остовы представляют весьма печальное, унылое зрелище и лишь подсыпают соли на раны новоявленных защитников природы.

И протестное «зеленое» движение в Москве, судя по всему, только набирает обороты. В течение всего августа по городу пройдут общественные слушания по поводу зонирования и планировки зеленых зон. Депутаты муниципальных собраний, побывавшие в Серебряном бору, говорят, что вопрос это не только природоохранный, а скорее юридический. Переоформление бывших природных зон в рекреационные позволит сдавать землю в аренду и вести разноплановое строительство, говорят специалисты. Огромный бюджет «рекультивации» столичных парков — еще один повод задуматься о его целесообразности. Может быть, не стоит торопиться «сделать нам красиво», а еще раз все взвесить, семь раз отмерить, прежде чем раз и навсегда расстаться с пусть неброским, но таким певучим и живым московским лесом?