Ларькам дают семь дней на сборы

Незаконные некапитальные строения полностью уберут из Москвы

В столице начался очередной виток борьбы с ларьками, а также с полудиким бизнесом более крупного калибра. Мэр Москвы подписал положение по сносу «незаконных строений, не являющихся капитальными». Под эту замысловатую формулировку подпадают, впрочем, не только торговые палатки, но и «голубые» туалетные кабинки, автомастерские и даже голубятни. До конца года с лица города должно исчезнуть больше двух тысяч нелегальных объектов.

С чем связано столь радикальное решение властей и к чему оно может привести — выяснил «МК».

Незаконные некапитальные строения полностью уберут из Москвы

Кампания против ларьков, как все прекрасно помнят, началась два года назад — это было одно из первых «громких» решений Сергея Собянина. Без присущих таким громким проектам «головокружения от успехов» и «перегибов на местах» не обошлось. Во многих районах сносили все подряд: и газетные киоски, и палатки с мороженым, и билетные кассы. Со временем была определена новая схема размещения ларьков, ситуация нормализовалась. Правда, началась партизанщина: нередко хозяева снесенного ларька перевозили его на соседнюю тихую улочку или в дворовый закуток — подальше от глаз проверяющих.

За 2011–2012 годы в Москве ликвидировано больше шести тысяч нелегальных киосков. Что касается объектов «вне закона», то, по разным оценкам, их количество составляет от 2000 до 2500, то есть на каждый из 125 московских районов приходится от 15 до 20 ларьков. Есть нелегальные модули — целые торговые ряды, которые работают без документов. При этом некоторые ларечники, долгие годы трудившиеся легально, не попали в новую схему размещения. «Люди спрашивают: объясните, почему соседу разрешили продолжать торговлю, а мне нет, — говорит председатель координационного совета Межрегионального профсоюза предпринимателей Владлен Максимов. — Но объяснить сложно, потому что управы и префектуры делают выбор исходя из своего понимания».

Больше всего повезло владельцам строений, которые признаны капитальными. Их пока трогать не станут. И опять же четкого однозначного определения «капитальности» не существует. Два основных критерия — глубина заложения фундамента и наличие канализации и водопровода. Магазин площадью 50 «квадратов» может считаться стационарным сооружением, а площадью в «сотню», но без канализации, — нестационарным. Есть пограничные варианты. Из-за расплывчатости понятий во многих российских регионах ведутся тяжбы по критериям стационарности-нестационарности.

— Некоторые владельцы незаконно установленных ларьков пытаются представить снос своих строений как ущемление прав малого бизнеса. На самом деле это не так, — считает наш источник в горадминистрации. — Никто не говорит о полном запрете павильонов в Москве, но все они должны работать на законных основаниях. Предприниматели, которые оформили все бумаги, оказываются в худшем положении, чем те, которые незаконно установили ларьки. В нелегальных ларьках чаще всего работают фирмы-однодневки, которые уходят от налогов, нанимают нелегальных мигрантов и не следят за качеством товара, а иногда торгуют и наркотиками.

— Документ призван бороться с нелегальными торговцами и развивать легальный бизнес, — сообщили «МК» в столичном Департаменте торговли и услуг. — Останутся прежде всего мелкорозничные объекты, торгующие молочными продуктами, овощами-фруктами, мясом, хлебом, прессой. Они востребованы москвичами, у них хорошие показатели отчисляемости налогов. Ну а палатки с алкоголем в любом случае доживают последние дни. С января 2013 года по федеральному закону продажа пива в нестационарных объектах будет запрещена. В планах и запрет на торговлю сигаретами.

Хозяин объекта обязан в семидневный срок с даты прекращения договора обеспечить демонтаж и вывоз ларька (палатки, туалета). В противном случае демонтаж проводится без его согласия, и ларек отправляют на штрафстоянку, где он ждет хозяина 6 месяцев, а затем утилизируется.

Как рассказали «МК» в Департаменте земельных ресурсов Москвы, вряд ли до конца года удастся снести все нелегальные строения. По той простой причине, что разоблаченные торговцы имеют обыкновение переезжать с места на место. «Сегодня мы снесли незаконную палатку, а завтра она появляется в соседнем районе», — сетуют чиновники.

— Нельзя поставить киоск без участия сотрудников управы, ведь они постоянно инспектируют свою территорию, — уверен Максимов. — Нет, конечно, есть вариант привезти киоск ночью, закинуть провода и начать торговлю. Но максимум через неделю нелегальный объект вычислят или специалисты управы, или милиционеры. А дальше торговцам придется с ними или договариваться, или съезжать. Кстати, интересно было бы посмотреть, какой район или округ Москвы лидирует по количеству нелегальных киосков или «голубых кабинок». Сейчас вроде как непонятно, кто виноват в существовании такого количества незаконно установленных объектов. А так — сразу станет ясно.

По количеству стационарных торговых площадей на 1000 жителей Москва серьезно отстает от крупных городов Европы. У нас этот показатель равен 700 кв. м, в Старом Свете — от 2000 кв. м. Зато ставки аренды в Москве выше европейских в 6–8 раз. Специалисты говорят, что из-за нехватки торговых площадей и высокой стоимости аренды в Москве нет специализированных ларьков. Формально, впрочем, специализация есть — разыгрываются аукционы на объекты по продаже колбасы, или молочных изделий, или кондитерской продукции. Но скорее всего в колбасном павильоне будут и соки, и сыры, а в кондитерском — минералка и бакалея. Предприниматель вынужден выжимать из своей площади максимум, копируя в маленьком магазине ассортимент супермаркета. Нужно учитывать также, что многие производители не могут работать с сетевыми супермаркетами из-за определенных требований. Так, сети всегда закупают большие объемы. Магазин, заключающий договор на тысячи тонн картошки, не возьмет у фермера два грузовика даже по мизерной цене. Еще одна особенность — супермаркеты выставляют огромные штрафы за недопоставки. Поэтому рынок сбыта мелких предпринимателей — палатки и маленькие магазины.

По мнению Максимова, в Москве имеет смысл развивать три сектора торговли. Первый — мобильная торговля: специально оборудованные машины утром привозят свежий товар, а каждую ночь уезжают. Но нужны правила, чтобы они не ездили по городу днем. Второй — продажа товаров с помощью автоматов (так называемый вендинг). В Москве этот сектор представлен минимально. Между тем можно было бы ставить автоматы, торгующие водой, напитками, кофе в каждом дворе. И жителям удобно — не нужно тащить из супермаркета тяжеленные бутыли. Достаточно спуститься к подъезду и купить питьевую воду.

Кроме того, надо выделять площади под собственно киоски. Без этого город не сможет покрыть дефицит торговых площадей. По новой схеме в столице должно остаться около 10 тыс. объектов мелкорозничной торговли. Важное условие — их установка должна быть согласована с органами местного самоуправления и жителями. «Мне кажется, что схему размещения объектов нужно расширять, — продолжает Максимов. — В Москве полно мест, где нет нормальной сферы услуг, поэтому еще две — две с половиной тысячи ларьков, работающих нелегально, вполне уместятся. А деньги, которые сейчас забирают коррумпированные чиновники, город сможет получать официально. Умножьте 60 тысяч рублей на 2,5 тысячи ларьков — получается 150 млн руб. в месяц, а в год набегает 1,8 млрд руб.».

На портале «Наш город. Программа развития Москвы» (gorod.mos.ru) собрана информация о законных киосках, размещенных в городе. Для каждого из них указана специализация, время работы и сроки действия разрешения. Любой москвич может проверить законность размещения ларьков в своем районе.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру