Набережные Москвы-реки собрались "перекроить"

Столица берега распутает

17.06.2019 в 18:32, просмотров: 4951

Все берега Москвы-реки обещают окультурить по-новому — так, чтобы гулять по ним можно было беспрепятственно. Только представьте себе: в 2024 году можно будет, скажем, от Строгинского моста беспрепятственно доехать на велосипеде до Симонова монастыря! «МК» выяснил, насколько этот амбициозный проект возможно реализовать и какие в нем «подводные камни».

Набережные Москвы-реки собрались

О нынешнем проекте переустройства набережных известно пока немного. Рассказал о нем заммэра столицы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков 14 июня.

— Только третья часть всей береговой зоны Москвы-реки сегодня доступна для москвичей, — отметил Бирюков. — Поставлена задача в течение пяти лет сделать берег реки полностью доступным для прогулок и походов москвичей и гостей столицы. И для выполнения этой задачи сейчас работают все.

Если взглянуть на карту Москвы — прежде всего автомобильную, — то можно увидеть, какие именно набережные нуждаются в обустройстве. Берега верхнего течения Москвы-реки до Филевского парка включительно; занятые промзонами участки Карамышевской, Краснопресненской набережных — «наследие» недавно упраздненного Западного речного порта. Ниже по течению — давно, еще в середине ХХ века, обустроенные гранитные набережные центра Москвы, а вот за ними, после Краснохолмского моста, вновь начинаются «неудобья» — дикие берега затонов, промзон, очистные сооружения (в Курьяновской пойме, скажем). В итоге по протяженности «неокультуренные набережные» занимают действительно две трети Москвы-реки в черте города.

— Историю вопроса нужно рассказывать с середины XIX столетия, если не раньше, — описывает ситуацию сотрудник одного из городских планировочных институтов. — Тогда на месте дворянских и мещанских усадеб и садов начали строиться промышленные предприятия, которым была необходима вода. В результате к началу ХХ века берега Москвы-реки были в значительной части поделены между хозяйствующими субъектами. В советское время ситуация только усугубилась: Моссовет, который вроде бы числился «хозяином города», не мог ничего сделать на обширных участках берега реки, приписанных к речному ведомству (например, управлению Канала имени Москвы), отраслевым министерствам, мостовикам.

В этом, по мнению источника «МК», будет основное препятствие в воплощении «пятилетки набережных». Постсоветская эпоха не решила проблему различной принадлежности, а, наоборот, усугубила. Например, если раньше принадлежность берега какому-то министерству была только бюрократической проблемой, то сейчас это еще и имущественный, и денежный вопрос. Решить его можно — ведь пробили же, например, проход под Крымским мостом из парка Горького, да и Крымскую набережную исключили из дорожной сети. Но на это нужны амбиции, энергия и административный ресурс.

Второй вопрос — это «образ будущего» в набережных: какими, собственно, Москва хочет их видеть? Это не слишком понятно, утверждает краевед, сотрудник Музея Москвы Денис Ромодин. «В 30-х годах прошлого столетия, — напоминает он, — функция набережных была, очевидно, транзитной. Да, архитекторы проектировали на них откосы с цветниками, архитектурно украшали как могли, но главным было автомобильное движение и речной транспорт. Во многом именно из-за этого большинство наших центральных набережных не имеют прямого подхода к воде. Исключение — предназначенная именно для прогулок Пушкинская набережная в парке Горького».

В недавнем прошлом — а точнее, в начале 2010-х годов — идея комплексного благоустройства набережных уже прорабатывалась, говорит Ромодин. Одним из архитектурных бюро столицы были сделаны интересные проекты, по духу напоминающие Крымскую набережную, как она была сделана в 2014–2015 годах: искусный ландшафтный дизайн в экологическом духе, растения средней полосы, деревянные архитектурные формы. Однако этот проект не получил развития.

Если браться за набережные сейчас, то наиболее интересные идеи могли бы быть развиты на северо-западе Москвы, в верхнем течении реки, уверен краевед. «Продолжение набережной Филевского парка стало бы первоклассной прогулочной зоной, — отмечает Денис Ромодин. — На другом берегу реки вполне можно было бы пробить пешеходный и велосипедный коридор от Щукина к Красной Пресне. Для этого даже не обязательно упразднять существующие там пляжи, набережную можно было бы пустить поверху».

Кстати, берега Москвы-реки во многих местах относятся к защищенным законом природным комплексам. В частности, именно участки природного берега необходимы водоплавающим птицам для отдыха, отмечает эколог Борис Савельев. На откосах они не гнездятся. А по словам архитектора Натальи Ивановской, для подобных проектов (благоустройства и обустройства речных побережий), требующих разнообразных компетенций и хорошего вкуса, в Москве может просто не найтись кадров.