В метро обнаружили ущемление прав мужчин

И потребовали конкретизировать, кого именно считать слабым полом

21.07.2019 в 13:51, просмотров: 38608

Пассажиры метрополитена обнаружили дискриминацию по половому признаку в звуковых сообщениях подземки. По мнению москвичей, объявления, прописанные также в правилах пользования сабвеем, ущемляют права мужчин.

В метро обнаружили ущемление прав мужчин

Дело в том, что в аудиосообщениях и в пункте 1.3 Правил пользования столичным метрополитеном, рекомендующих пассажирам вести себя вежливо и уступать места более слабым, в формулировке пропало слово «беременным» и осталось лишь только «женщинам». На это случайно обратил внимание житель города Николай Орлов и обратился к руководству метро. Оказалось, что действительно в 2019 году были обновлены аудиосообщения, а кроме того, ранее были изменены и правила пользования метро. Мужчина возмутился и создал петицию, с требованием вернуть все как было. В защиту своего мнения он отметил, что в остальном общественном транспорте уточнение «беременным» присутствует, а также что подобный текст можно считать «сексизмом и дискриминацией. Якобы, таким образом, комфорт мужчин поставлен ниже женского, а женщины фактически находятся в одном ряду с инвалидами, им приписывается неполноценность и нужда в мужском покровительстве». На данный момент петиция собрала почти 800 подписей.

— Безусловно, в этой формулировке звучит дискриминация по гендерному признаку, — комментирует председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин. — Как минимум руководству метрополитена необходимо конкретизировать, каким именно женщинам следует уступать место, с какого возраста девочку можно считать женщиной, как это определить. Стоит отметить, что пункт 1.3 Правил пользования столичным метрополитеном, носит не рекомендательный характер, а именно обязательный, ведь там использована формулировка «должны». Хотя по Конституции никто своими внутренними распоряжениями не может ограничивать права и свободы граждан. Грубо говоря, что значит «должны»? Никому мы ничего не должны.