Вороны отказались бояться ястребов, охраняющих Белый дом в Москве

Проект по охране резиденции чиновников от нашествия пернатых вызвал много вопросов

На охрану российского Белого дома от ворон выделено почти 43 миллиона рублей. Планируется, что за эти деньги хищные птицы будут отгонять от здания непрошеных гостей, которые изрядно подпортили стены, окна, а заодно и машины чиновников. Пернатый спецназ уже приступил к работе. На страже небесного порядка — ястребы Харриса под руководством чешских специалистов.

Звучит как начало приключенческого фильма, не правда ли? Но российские орнитологи и сокольники относятся к проекту скептически. Птицы, которых выбрали для охраны, и методы работы с ними вызывают у наших специалистов удивление. Харрис хок — не самый лучший вид ястреба для охоты на ворон. По словам экспертов, этот вид пернатых хищников не знаком отечественным воронам, и они его совсем не боятся.

Что не так с ястребами, которые охраняют чиновников от городских птиц — читайте в «МК».

Проект по охране резиденции чиновников от нашествия пернатых вызвал много вопросов

Что ты вьешься надо мной?

Для начала разберемся, действительно ли вороны-москвички расплодились на Пресне в таком количестве, что нужно выгонять их за Можай. И что же такого произошло, что на это не пожалели четыре десятка миллионов рублей? По слухам, кампанию по защите Белого дома от наглых птиц запустил недовольный чиновник, которому ворона испачкала пометом парадный костюм. Никто же ей не объяснил, что там, внизу, вообще-то не самые простые люди ходят и лучше бы ей отлететь в сторону хотя бы на пару метров. Но дело было сделано, шишка обиделась: «Совсем обалдели? Убрать!». И завертелось.

Официальная версия звучит более солидно: концентрация птиц над Белым домом приводит к регулярному загрязнению фасада и окон. А это, в свою очередь, приводит к тому, что здание надо постоянно мыть с внешней стороны. Особенно перед приездом важных иностранных гостей. Испачканные машины и одежды чиновников тоже приводятся как аргумент. 

Московские орнитологи подтверждают — ворон на указанном пятачке действительно много. Сказывается близость зоопарка, где птицам всегда найдется, что поесть. Поэтому вполне логично, что машины, заруливающие на территорию Белого дома, часто попадают под обстрел. Фасад, разумеется, тоже страдает — птицам ведь все равно, где гадить. Пометом уделано все, и с точки зрения эстетики и санитарии в этом нет ничего хорошего.

В общем, решение принято — воронам рядом с властью не место, за ценой не постоим.

Это было почти три года назад. За это время собирались симпозиумы, шли долгие обсуждения, лучшие российские специалисты по хищным птицам предлагали свои варианты борьбы со стаями. Оказалось, что задача эта не такая простая, как может показаться на первый взгляд, но вполне выполнимая. Однако по каким-то причинам заказчики решили возложить ее воплощение на иностранных сотрудников. Как итог — птицы для работы тоже были завезены из-за границы, одна из них уже погибла, заблудившись над московскими улицами. Мы обратились за разъяснениями к нескольким знакомым орнитологам и сокольникам с большим опытом содержания и разведения хищных птиц.

А у ястреба Харриса могут возникнуть проблемы

Хищники со сломленной душой

Серых ворон биологи сравнивают с тараканами и крысами — это тоже вид многочисленный, активный, легко приспосабливаемый. Убрать пернатых от Белого дома навсегда практически нереально — по крайней мере пока рядом будет кормовая база зоопарка. А вот сделать так, чтобы они облетали этот район стороной, возможно. Правда, все равно это будет сопряжено с определенными трудностями. Ведь в природе хищные птицы не охотятся в условиях плотной застройки, да еще в центре города. Так что условия, в которых предлагается работать крылатому спецназу, очень сложные и даже опасные — по сути, бесконечный стресс. По словам сокольников, чтобы приучить хищную птицу охотиться в эпицентре городских джунглей, ее надо морально ломать. В обычном состоянии ей не нравится находиться там, где много шума и машин, а новое место работы предполагает, что ей придется это делать постоянно.

Сокольники выделяют несколько главных опасностей при работе с хищными птицами на территории Белого дома.

Во-первых, птица может сесть на неизолированные электрические провода. Заранее обучить ее этого не делать невозможно.

Вторая проблема — близость Москвы-реки. Если зимой хищник отлетит от места работы к воде и на отмели поймает утку, то в процессе расправы с ней в воде рискует промокнуть, замерзнуть и умереть от переохлаждения. А натренировать птицу не улетать с территории Белого дома невозможно — если она увидит добычу, то перелетит за забор и никого не спросит, можно ли ей это делать.

Третья опасность — чердаки, на которые хищник может залезть за голубями. Более того, если это войдет в привычку, то птица для охоты уже будет непригодна. Зачем ей беспокойные вороны, когда можно вспорхнуть на чердак и поймать там жирненьких сизарей.

Четвертая проблема — клетки с домашними птицами на подоконниках близлежащих домов. Хищник может увидеть у кого-то в окне попугая, кинуться на добычу, врезаться в стекло и разбиться.

В конце концов птица может просто отлететь и заблудиться. В такой местности ее не найдешь даже с GPS-датчиком. В общем, их служба и опасна, и трудна.

Наш ястреб-тетеревятник идеально подходит для охоты на ворон

«Этих хищников вороны не боятся»

По словам сокольников, из всех доступных в Москве хищников лучше всего подходит на роль стража Белого дома только ястреб-тетеревятник. «Это идеальная птица для охоты на ворон», — подтвердил «МК» знакомый сокольник. Сама охота происходит не на крыше здания, как многие предполагают, а на земле. Сокольник раскладывает по территории прикормки, ждет, когда на них садятся вороны, а потом с руки выпускает ястреба. Ястреб догоняет непрошеную гостью, ловит ее и опускается с ней на землю. А если не ловит, то садится на дерево. Потом подходит хозяин, дает питомцу сигнал, по которому он прилетает обратно на руку. Такие напуски совершаются на небольших расстояниях, в пределах 150 м. И только непосредственно нападение ястреба демонстрирует воронам, что эту территорию нужно облетать стороной. Хищник, который просто кружит над крышей и не охотится, никого не испугает.

Чтобы получить такого идеального охранника, далеко ходить не нужно. По официальной информации, в Москве тетеревятники гнездятся практически во всех крупных лесопарках: их видели более чем на 30 территориях внутри кольцевой автодороги. Но на поиски кандидата на должность охотника за воронами лучше отправляться в область. Сокольники могли бы изъять птенцов из гнезд (естественно, получив на это разрешение уполномоченных лиц), натренировать их, и уже через 2,5–3 месяца птицы были бы готовы заступить на охрану Белого дома.

Однако мы пошли другим путем. В репортажах на федеральных каналах зрителям была с почестями представлена совершенно другая хищная птица. Харрис хок — он же пустынный канюк, он же мексиканский ястреб, привезенный в столицу из-за границы. Птица красивая и благородная, но совсем не подходящая для того, чтобы охотиться в центре Москвы. И вот почему.

Ястреб Харриса очень популярен для разведения и охоты в Америке и Европе.

Его родина — Южная Америка. То есть эта птица любит, когда температура воздуха +40 градусов, они в принципе не живут в холоде. Это очень умные, злобные и агрессивные хищники, их фишка — социализация, как и у серых ворон. Но даже лучший мексиканский харрис не сможет летать так, как подмосковный ястреб-тетеревятник, пусть и самый ленивый. Он не сможет гнаться за добычей, у него не будет такого рывка, маневренности, скорости, динамики.

— А самое забавное — харриса наши птицы не знают и поэтому не боятся, — объясняют сокольники. — Если при появлении ястреба из нашего региона они как минимум насторожатся, то на харриса те же вороны смотрят и думают: кто это тут у нас такой смешной? Для них это неведома зверюшка. И это еще позитивный сценарий: если такой незнакомец присядет на дерево перевести дух, то оказавшаяся поблизости стая ворон может просто разобрать его на «запчасти». Ну не боятся они этого чужака. Зато если на них нападает тетеревятник, у ворон это не вызовет никаких противоречий. В их мозгу все сложится в логическую цепочку: «ну это же тетеревятник, чего от него еще ждать, он и в природе нас ловит».

Сокольники уверены, что в центре Москвы харрисы бесполезны. И об этом предупреждали людей, ответственных за охрану Белого дома от ворон. Но выбрали все равно харрисов. Посмешило орнитологов и то, что в ТВ-сюжетах сотрудники, отвечающие за работу хищников, уверяют, что птицы обучены нападать только на ворон. Такого просто не может быть, если хищник кидается на ворону, то он будет нападать на любую другую птицу. Более того, в центре Москвы эта птица может легко поймать померанского шпица, тойтерьера, кота на поводке и т.д. Она кинется не от голода, а от злости, и это будет нормальная реакция хищника. И чем больше птица в тонусе, тем больше вероятности, что резко выскакивающий объект станет ее добычей. Даже если этот объект будет за забором — хищные птицы видят великолепно, у них острейшее зрение. К примеру, ястреб отличает монету в 2 рубля от 5 рублей на расстоянии 2,5 километра. Поэтому он отследит любое движение.

Ястреб — холерик, то есть птица импульсивная, активная, нервная. Он будет в форме только тогда, когда каждый день гоняется за птицами. Важно обеспечить ему достаточную нагрузку, чтобы поддерживать мышечную массу. Но это не значит, что надо загонять хищника до потери пульса: в течение дня он должен отдыхать. Судя по интервью сотрудников, работающих на территории Белого дома, тактику охоты они выбрали другую: птицы работают целый день с 4 часов утра до позднего вечера. Всего же в штате задействовано целых 20 пернатых.

— Это не самый эффективный метод, лучше охотиться с птицей один-два раз в день, но постоянно, — не согласны опытные сокольники. — Например, каждый день выезжаешь за три часа до темноты и охотишься. И городские птицы в какой-то момент понимают, что на этой территории живет хищник и находиться здесь просто опасно. У них складывается стереотип. Нет никакого смысла держать такой большой штат пернатых и охотиться с ними весь день, четыре птицы справились бы с задачей не хуже. Они могли бы работать попарно утром и вечером. А дневная охота в природе для них вообще не характерна.

Недавно стало известно, что один из ястребов Харриса уже пал жертвой амбиций его хозяев — улетел, заблудился и погиб.

Наши парни лучше ваших

Орнитологи считают, что бюджет проекта можно было бы заметно сократить, если бы заказчики привлекли к делу специалистов, которые действительно разбираются в хищных птицах и имеют серьезный опыт работы с ними. Почему для работы с птицами в Белом доме пригласили чешских специалистов — загадка. Их квалификацию оценить со стороны сложно, но как минимум непонятно, зачем нанимать для этого дела иностранцев, когда в Москве и прилегающих к ней областях живут и работают первоклассные сокольники.

Этот момент довольно обидный для всех, кто имеет отношение к соколиной охоте и изучению хищных птиц в России. Культура соколиной охоты в нашей стране и так постепенно умирает без господдержки, а теперь еще и Белый дом охраняют чехи с иностранными ястребами…

Некоторое время назад при подготовке материала про охоту с ловчей птицей один из сокольников поделился с «МК» наблюдениями о том, что происходит с отраслью сейчас:

— По сути, соколиной охоты у нас в России почти нет. По всей стране охотой с ловчими птицами серьезно занимаются человек 50–60. Для сравнения, только в одном штате США, в какой-нибудь Аризоне или Неваде, таких человек под тысячу. Например, в североамериканской ассоциации соколиных охотников NAFA, куда входит даже Дональд Трамп, 6000 человек. В Словакии только с беркутами охотятся больше 1000 человек, не считая соколов и ястребов. Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Австрия, Германия, Голландия — там тысячи сокольников. Обычный слет — это 1,5–2 тысячи человек. У нас, в России, на слеты приезжают всего 50. В Америке даже есть выделенная радиочастота, чтобы искать отлетевшую птицу. Кроме того, в Европе хищная птица защищена гораздо лучше, чем в России. Там другое законодательство, другое отношение к природе, нельзя просто взять и пристрелить птицу, за это последует серьезное наказание. А в России это происходит так: допустим, ястреб улетел от сокольника и поймал курицу у кого-то в огороде. Хозяин этой курицы хлопнул его по голове лопатой, а потом уже пошел разбираться с владельцем ястреба. У хозяина курицы своя правда — он спасал птицу, цена которой 1000 рублей. Но сокольник на этого ястреба тратит 250 тысяч в год, не считая нескольких лет непрерывной работы с ним. И он без проблем бы отдал эту тысячу за убитую его ястребом курицу, но поздно, фермер не стал ждать, а разобрался с «коварным» хищником по-своему. За границей так нельзя, там другой менталитет и уровень жизни. 85 процентов сокольников в Европе — очень посредственные. Если человек решает охотиться с птицей, он просто проходит экзамен, вступает в ближайший к дому клуб, покупает, к примеру, сокола — и держит его 15 лет. При этом хозяин даже не знает, как с ним толком обращаться. В России все происходит по-другому. У нас все сокольники — люди, которые в той или иной мере занимались или занимаются научной работой. Это люди, которые охотились в тундрах, знают биологию животных, биологию птиц, как этот хищник нападает, как другой. А Европе сокольники даже GPS-датчик на шею птице повесить не смогут. Зачем заморачиваться, ведь для этого есть специально обученные люди. Ты звонишь в фирму и оформляешь заказ: приезжает человек и вешает датчик на птицу. Оплачиваешь услугу — и свободен. А мы все делаем сами. Птица покалечилась — ты лечишь ее сам.

По словам специалистов, зарубежные сокольники высокого уровня работать в Россию просто не поехали бы — им это не нужно и не интересно.

— Смотрите сами: возьмем, к примеру, Америку, многие американские сокольники в жизни работают на престижных работах, далеких от мира птиц: врачами, фотографами, стоматологами, политическими деятелями. Но все свободное от работы время они занимаются соколиной охотой. Это люди с хорошим достатком, для чего же им ехать к нам? Чтобы в Белом доме отгонять ворон? Это просто смешно. Были слухи, что для этого дела вызовут сокольников из Эмиратов — но они баснословно богаты, им тоже неинтересно ехать в Россию. А для российских сокольников это возможность развить отрасль и попробовать себя и птицу в непростых условиях. И этого шанса их лишили.

● ● ●

Отучить ворон залетать на территорию Белого дома раз и навсегда не получится. Это в любом случае долгосрочный проект, не на два года, не на 5 и даже не на 10 лет. Такое теоретически возможно лет через 15 работы — и то при условии, что рядом не будет зоопарка. Для этого пришлось бы закрыть все чердаки в радиусе 10 км от Белого дома, чтобы голуби не могли там гнездиться. В идеале нужно снимать все гнезда, которые появляются на деревьях в округе с марта по май. Помойки сделать полностью изолированными, чтобы у птиц не было возможности добыть из них отбросы. И предусмотреть штрафы для горожан, которые оставляют на улице пластиковые стаканы из-под кофе, вынесенные из общепита. Ведь эту посуду пернатые разносят по всему городу. Только такая глобальная работа вынудила бы птиц покинуть центр и искать другое место обитания. А хищные птицы при таком подходе были бы вишенкой на торте. Если же использовать только хищников, то их усилиями вполне можно отвадить ворон от какой-нибудь локальной территории. Например, от Белого дома.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28414 от 13 ноября 2020

Заголовок в газете: Птичья болезнь Белого дома