Социальный проект правительства Москвы помог обрести семьи многим детям

Семья — это больше, чем «семь я»

Москвичи Воронины считают себя самой обычной семьей. Нет, в самом деле: супругам Светлане и Владимиру чуть за 40, старшему сыну Вадиму — 17 лет. Но на этом, впрочем, «обычность» заканчивается. В семье воспитываются еще семеро детишек в возрасте от 6 до 8 лет: кровная дочь Вероника и шестеро приемных малышей. У многих — инвалидность с детства. Как живет «самая обычная» семья и какую поддержку получает от города — выяснял «МК».

Семья — это больше, чем «семь я»

— Когда нашему первенцу Вадиму исполнилось 10 лет, он начал активно просить братика или сестренку. У нас не получалось, и мы решили взять в семью приемного ребенка, — признается Светлана Воронина.

Супруги начали собирать бумаги. И, как это нередко случается, в ходе оформления документов выяснилось, что Светлана забеременела. Отказываться от усыновления Воронины не стали, просто решили отложить его на некоторое время. Вскоре родилась дочка Вероника. Когда девочка немного подросла, супруги возобновили сбор документов.

— Мы отправились в столичный центр содействия семейному воспитанию, познакомились с детишками, — рассказывает Светлана. — Нам очень понравилась 8-месячная Аллочка.

Однако Воронины столкнулись с серьезной проблемой: нельзя было удочерить, только взять под опеку. Ее биологические родители были живы, но ограничены в правах по заболеванию.

— Малышей, у которых родители как бы есть, но по факту их нет, в организациях для детей-сирот немало. Беда нашего общества — социальное сиротство, — продолжает Светлана. — Аллочка — девочка с сохранным развитием, без инвалидности. Но именно из-за того, что у нее не было статуса для удочерения, мы стали приемными родителями.

Сейчас семилетняя девочка окончила первый класс. Великолепно плетет из бисера, выжигает. Посещает кружок юного эколога.

Аллочка знает, что она некровная. И другие дети тоже знают.

«Без помощи государства мы бы не справились»

Потом Воронины взяли в семью Ваню. У мальчика была атрофия зрительного нерва, он почти ничего не видел, и супруги опасались, сможет ли он ориентироваться в доме. Но главная беда была в другом: организм Вани плохо усваивал пищу.

Приемные родители перешли на более дробное питание — крошечными порциями, чуть ли не каждый час. Постепенно организм Вани стал усваивать пищу. 8-летний мальчик, конечно, по-прежнему худенький, но его вес уже дотягивает до нормы. У мальчика немного восстановилось зрение. «Ваня видит даже мелкие предметы, может поднять бусину с пола. Катается на велосипеде по большой комнате».

Воодушевившись успехами, супруги Воронины решили участвовать в пилотном проекте правительства Москвы по имущественной поддержке семей, принявших на воспитание по договорам о приемной семье детей старшего возраста и (или) детей-инвалидов. По условиям проекта приемные родители должны взять на воспитание не менее 5 детей из столичных центров содействия семейному воспитанию, трое из которых — подростки и/или дети с инвалидностью. У всех из них непростые диагнозы.

— Принять столько ребят было сложно — без помощи государства мы бы не справились, — продолжает Светлана. — А вот благодаря проекту правительства Москвы мы получили социальное жилье — большую квартиру в столичном районе Западное Дегунино. У всех детей есть своя комната.

Дом специально оборудован для колясочников. Большое преимущество состоит в том, что рядом с домом располагаются и школа, и детский сад.

Ребята знакомы друг с другом с пеленок

Проект по имущественной поддержке семей с детьми-инвалидами находится под личным контролем мэра Сергея Собянина. Принять участие в нем могут не только жители Московского региона, но и жители других регионов, желающие взять на воспитание детей из московских организаций.

— Мы пришли в проект состоявшимися людьми. У нас была собственная недвижимость, «подушка безопасности», — поясняет Светлана.

Супруги ездили в центр содействия семейному воспитанию, где прежде находилась Аллочка. Она хорошо знала ребят. Аллочка дружила с Дианой с пеленок — и очень хотела, чтобы она стала ее сестренкой.

Так и получилось, что приемные ребята в семье Ворониных хорошо знали друг друга, близко общались и были рады собраться в замечательной семье.

«Наша Диана — настоящая куколка»

Ване в апреле исполнилось 8 лет. Он окончил первый класс (у него индивидуальное обучение), занимается иппотерапией (метод реабилитации посредством адаптивной верховой езды), канистерапией (общение со специально обученными собаками — далматинцами, лабрадорами).

Диме — 7 лет, он тоже окончил первый класс, у него индивидуальная терапия. Любимое занятие — иппотерапия. «Он с таким нетерпением ждет каждого занятия! — улыбается Светлана. — Лошади обучены восхитительно. В реабилитационном центре, куда мы ходим, учителя очень чуткие, каждую неделю спрашивают: «какие навыки вы бы еще хотели освоить?» Мы им помогаем, советуем. Например, наш Дима не может брать в руки ложку, ручку, карандаш, у него нет нормального захвата. Ну, то есть по-своему он берет, как позволяют ему мышцы. Вот мы проговаривали с учителем, как привить ему это умение. В итоге поняли, что мальчику удобнее всего рисовать мягкими мелками».

8-летний Рустам передвигается на коляске.

Рустик, как зовут его домочадцы, окончил первый класс и ходит на всевозможные кружки — спортивные, в кружок аппликации и оригами. Хорошо говорит, общается с детьми. Несмотря на особенности здоровья, очень шустрый, волевой, пытается быть лидером. Сам управляет коляской. А если надоедает сидеть, выбирается и ползает по полу со скоростью метеора. Ножки у Рустама слабые, а руки работают прекрасно. Захотел попить воды — добрался до кухни, подтянулся, налил. Сам раздевается, одевается.

Диана — чуть помладше Аллочки, в декабре ей исполнится 8 лет. В этом году поступает в школу на индивидуальное обучение. Выглядит гораздо младше своих лет — маленькая, кукольная. «Когда мы брали Диану, ей было три года, а все думали, что ей годик. Алла общается с ней как с любимой сестричкой, даже на руках носит», — говорят Воронины.

Сестры Катя и Алиса — из одной семьи.

Алиса совершенно здорова. Она учится в обычной школе в одном классе с родной дочкой Ворониных — Вероникой.

А вот у 6-летней Кати есть особенности в развитии.

Катя посещает детский сад. Любит ездить на дачу, общаться с курами и кроликами. Чувствует себя на природе гораздо лучше.

От правительства города семья получает выплаты на каждого ребенка. Детям с инвалидностью положена 50-процентная льгота на коммунальные услуги, бесплатный проезд. «Мы, правда, общественным транспортом редко пользуемся — в такой компании ездить в метро или в автобусе невозможно. Поэтому мы купили микроавтобус», — говорят супруги.

— Если дети хулиганят, как справляетесь?

— В основном все ведут себя очень хорошо. Катя может вспылить. Ваня иногда кричит и шипит — тогда девчонки ставят его на месте: «Прекрати! Мы боимся твоих звуков!». Ну и тот замолкает. Сначала было сложно и детям, и нам в таких ситуациях. А теперь, за 5 лет, привыкли друг к другу. Я даже не считаю нашу семью необычной. Мне кажется, что мы вполне обычная семья. Соседи относятся доброжелательно.

— Есть ли у вас дополнительные пожелания к властям Москвы — может быть, чего-то в проекте не хватает?

— Вы знаете, эта программа настолько хорошо продумана, что у нас даже не возникало мыслей попросить у города еще что-то, — заключают супруги Воронины.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28565 от 24 июня 2021

Заголовок в газете: Семья — это больше, чем «семь я»

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру