Олег Акулич: «Я Подмосковье знаю лучше, чем Москву»

Влюбившись в Лыткарино во время съемок фильма, Олег восемь лет назад купил здесь квартиру. И не жалеет

18.06.2013 в 22:53, просмотров: 4261
Олег Акулич: «Я Подмосковье знаю лучше, чем Москву»
Лыткаринский пейзаж.

Олег Акулич родился артистом. С детства был душой компании. Сначала в школе, потом среди однокашников Осетровского речного училища, с агитбригадой которого побывал даже за Полярным кругом. А затем и в Иркутском театральном училище, которое закончил с красным дипломом. В его родном небольшом поселке Харик Иркутской области было целых четыре Дома культуры, директором одного из которых была мама Олега. То есть прямой путь лежал ему на сцену. Сначала Олег играл в Минском драматическом театре, затем его пригласили в Москву в передачу «Армейский магазин», он стал частым гостем в программах «Слава Богу, ты пришел!», «Кривое зеркало» и «Комната смеха». В его фильмографии более десяти главных ролей в комедиях и сериалах — «Ускоренная помощь», «Моя прекрасная няня», «Солдаты», «Приключения солдата Ивана Чонкина», «Восьмидесятые». Лет восемь назад Акулич наконец решил, по его собственному выражению, «оформить отношения с Москвой» и перебрался из Минска в подмосковное Лыткарино.

— Олег, почему вы выбрали именно Лыткарино?

— Восемь лет назад я снимался в такой лирической комедии «Одинокое небо». Играл одну из главных ролей. У нас была замечательная компания, режиссер Сергей Русаков, актеры Женя Добровольская, Андрей Мерзликин, Оксана Сташенко, Галина Польских. И многие съемки проходили здесь, в Лыткарине. Там, где карьер, песчаный берег и сосны — мне это напомнило Байкал в миниатюре. Я же в тех местах вырос.

— Не жалеете?

— Нет, мне здесь нравится. И квартира хорошая, мы думаем сейчас расширяться, и жена Татьяна говорит: как бы сделать так, чтобы эту не продавать. И наш Воробьев недавно выступал, очень хвалил Лыткарино. Все здесь налажено, инфраструктура хорошая, ставил в пример. Единственный минус — это дорога: Волгоградка, Рязанка — там бесконечный ремонт и пробки бывают часа по три-четыре. Я уже специально купил большой джип, чтобы ехать по «пьяной» дороге, у нас по берегу реки есть объезд. Я из-за этих пробок ушел из театра. Я работал в «Школе современной пьесы» Райхельгауза. Но невозможно — не могу себе позволить работать в театре.

— В вашем родном городе было четыре дома культуры. Чем может похвастаться Лыткарино?

— Это даже не город был, а поселок Харик. И население там всего 3000 человек, а в Лыткарине население 70 000, но домов культуры только два.

— Вы там часто выступаете? Администрация города, наверное, пользуется тем, что у них живет популярный артист?

— Да, но как-то редко. Хотелось бы почаще. В доме культуры «Луч» я несколько раз выступал, а в «Мире» — это Дворец культуры — я делал спектакль с Леной Бирюковой. Мы там вдвоем играем — «Не будите спящего любовника».

— Делали как режиссер?

— Как сорежиссер, с Валерой Архиповым. Но я нашел актрису Бирюкову. «Саша + Маша», помните, она играла? Это антреприза. Сейчас он идет в ЦДКЖ.

фото: Денис Трудников
Петровская церковь, куда ходит Олег.

— Что еще хорошего в вашем городе?

— Природа! Очень зеленый город, у нас белок много, ручей, там родник, где весь город воду набирает. Я сдавал на анализы. Вода очень хорошая. Мы с женой любим гулять по лесу, по утрам бегаем. В бассейн ходим. Там у нас друг — тренер Сергей Александрович Копылов, замечательный человек, он с детьми занимается легкой атлетикой и плаванием. Вот на таких людях, как он, должна держаться Россия. Настоящий человек, настоящий друг, который всегда придет на выручку, и я к нему всегда приду.

— А с коллегами дружите?

— У меня не много друзей. Среди коллег только один друг — Эвелина Сакуро. Она живет в Минске, актриса, там достаточно известная. Мы с ней вместе снимались в сериале «Ускоренная помощь». У нее была очень запоминающаяся роль — яркая рыжая медсестра. Ее называют белорусской Раневской.

— Значит, коллег в гости особенно не приглашаете?

— Да я приглашаю! Но не все могут выбраться — далеко! Так что нам повезло, что мы тут нашли друзей.

— Жене здесь тоже нравится? Ваша Татьяна откуда родом?

— Из Курска. Она очень общительная, у нее тут много друзей, знакомых. Ведь главное в жизни что? Где бы ни жил, в какой бы стране ты ни находился — главное, это люди, которые тебя окружают. У Татьяны здесь подруга — педиатр, родом из Мордовии. Вот она пригласила нас к себе в Мордовию. Там у ее родителей дом, свое хозяйство — и лошадь, и корова, и куры, и гуси. Я вчера только оттуда приехал, отвез жену с дочкой. Моя Маруська в три года первый раз все это увидела. Счастья было!

— Дочка ходит в садик?

— Да, мы очень довольны. Хороший садик, вообще 6-й микрорайон, где мы живем, имеет очень «знатную» историю. Это бывшая деревня Петровское, она принадлежала учителю Петра Первого и многим семьям, связанным с императорским двором. Поскольку власть на Руси менялась часто, и владельцев было много — и боярин Милославский, и Нарышкины, и Демидовы, и князь Барятинский. И сейчас район считается престижным, инфраструктура очень удобная.

— Вас узнают в магазинах, на улицах, автографы просят?

— Да, меня уже все знают. На рынке всегда скидку делают. Многие, конечно, спрашивают: а что вы здесь делаете? Ну, я стараюсь не афишировать себя, в темных очках хожу. Но все равно узнают.

— В Москве не хотели бы жить?

— Нет. Душно, дорого. Хотя есть район, который мне нравится. Возле метро «Бауманская». Там, где Детский театр эстрады, Московский театр кукол и Общество «Филантроп», где мой друг председатель — Аничкин Геннадий. Вот этот пятачок какой-то такой спокойный.

— А московские пробки не смущают?

— Какие пробки? На метро проехал — и все. Я бы столько дел сделал, а так успеваю только одно дело за день. Либо надо вставать в четыре, в пять утра, чтобы доехать до Москвы и бросить у метро машину.

— Вы практически с детства гастролируете по стране. Отличается ли публика в разных городах?

— Конечно. И подмосковная публика отличается от московской. Чем дальше, тем более благодарная публика. Я выступал с агитбригадой на теплоходе, когда учился в речном училище, вместо практики мы ездили по такой глухомани — вниз по Лене до Тикси, за Полярный круг. Встречались такие селения, куда можно только на вертолете добраться, либо на корабле, на какой-то барже приплыть, или зимой на машине по замершей реке. Железной дороги там нет. Люди там более приветливые, неискушенные, незажравшиеся. И от регионов России также зависит: чем севернее — тем люди сдержаннее, чем южнее — тем более открытые. Но сдержаннее не значит, что им меньше нравится, просто они не могут так реагировать, как южане. Находка, остров Врангеля, Владивосток — вот там замечательно принимали.

фото: Денис Трудников
«Карьер, песчаный берег и сосны — мне это напомнило Байкал в миниатюре. Я же в тех местах вырос».

— Не устаете от переездов? Потом надо как-то восстанавливаться, что вам помогает?

— Когда выступаю, зрители и помогают. Они мне энергию отдают обратно. Устаешь, когда разница шесть-семь часов во временных поясах. А так общение, перемена мест — это же замечательно. Вот сейчас праздник медицинского работника отмечают, завтра Клин, послезавтра Брянск.

— Так вы Подмосковье лучше, чем Москву знаете?

— Это точно!

— Есть что-нибудь достойнее вашего Лыткарина?

— Сначала мне понравился Красногорск. Хотя там тоже пробки, и очень мне понравился совхоз Московский — это по Киевскому шоссе в 7 километрах от МКАДа. Там большой красивый жилой комплекс. В Одинцове тоже неплохо.

— Кстати, ваш коллега, коренной житель Красногорска Дмитрий Харатьян, собирается открывать там школу имени Дмитрия Харатьяна. Вы не хотели бы в Лыткарине такую же открыть? И передать свой опыт детям?

— Нет, я не преподаватель. Я больше артист. Хотя, может, я просто в себе не уверен. Мне в прошлом году предложили снять сериал как режиссеру. Может быть, я и смог бы, я очень долго все взвешивал и все-таки отказался. Дело в том, что я не знаю какие-то технические вещи. Как камеру поставить, какой свет лучше, какие планы — крупные, средние, общие; а потом предложили моему коллеге, тоже актеру, и он согласился. И снял. Я посмотрел — ей-богу, я бы лучше сделал.

— Да, уверенности в себе вам не хватает.

— Это самоуверенность. А во мне все-таки есть требовательность к себе, и я боюсь сделать плохо.

— Что является для вас критерием — где хорошо, где плохо?

— Это природное чувство, интуиция, наверное, оттого что база какая-то накапливается. Впитываешь в себя, учишься и во время работы постоянно. Хотя я всегда завидую людям, которые говорят «мне повезло с режиссером». Мне не повезло, не было у меня хорошего режиссера, у кого было бы чему поучиться. Единственный, кого могу назвать, — Алексей Кирющенко, я у него играл в «Чонкине», который Войновичу гораздо больше понравился, чем все остальные экранизации, и в «Моей прекрасной няне» я у него снимался. Начинаешь на съемочной площадке что-то делать, он сразу говорит: это неправильно, это плохо, это лажа. Надо вот так. Он тебя направляет, и ты учишься, а я всегда готов учиться, но еще раз повторюсь — мне не везло. По-настоящему большие режиссеры не попадались.

Однажды мне предложил роль известный французский режиссер, роль была драматическая. Я уже прошел пробы, а продюсер был наш, российский, он сказал: нет, за Акуличем уже прочный комедийный имидж. Он не подходит. И опять сотрудничество не сложилось.

— У вас есть мечта?

— Мечта — лирическая комедия. Я хочу снять классный фильм, и сценарий прекрасный у меня уже есть. Но боюсь об этом говорить, потому что очень многое у меня не сбывалось. Когда еще не появилась передача «Городок», мы в Белоруссии придумали точно такой же проект, уже собирались снимать — и вдруг выходит ну почти точно такой же. Как было обидно! Потом собирались делать такую же передачу, как «Шесть кадров», короткие скетчи, уже снимать начали — тут же выходит!

— Но вы же не знали, вы могли бы параллельно выпускать свою?

— Нет, я сказал: снимать не будем. Я по-другому воспитан, плагиатом не занимайся, не укради, не убий.

— Вы верующий человек?

— Конечно. Я хожу в Петровскую церковь. Рядом с нами. У нас там замечательный батюшка, отец Василий.

— Что же, желаю вам, чтобы сбылась ваша мечта.