Мы хотим перемен!

Начало хорошей традиции чуть не положил Б.Н.Ельцин — отрекшись в канун Нового года от престола и передав власть восприемнику

Но инициатива первого Президента России почему-то не привилась. Впрочем, может быть, Ельцин положил начало другой традиции: уступать власть в конце тысячелетия? Чтобы в новый миллениум страна входила с новым правителем…

Начало хорошей традиции чуть не положил Б.Н.Ельцин — отрекшись в канун Нового года от престола и передав власть восприемнику
Рисунок Алексея Меринова

Нужны ли нам мощные конкурирующие политические партии, как в США или Западной Европе, если задолго до выборов 2012 года в гонку по завоеванию популярности вступили два первых лица, два могучих российских лидера, с лихвой способных заменить многочисленный аппарат агитаторов и пропагандистов? Каждый из этих сверхтяжеловесов пытается превзойти другого обещаниями, заверениями, идеями… Один провозглашает заботу о детях и нанотехнологиях, другой не устает хлопотать о пенсионерах и госмонополиях. Населению эти клятвы и обещания, если они сбудутся, принесут только пользу. Но, может быть, это всего лишь слова?

* * *

Главный итог и словесное завоевание минувшего года — это, конечно, почти состоявшееся переименование милиции в полицию. Я сразу подумал: теперь всё пойдет гладко. Как по маслу. Наконец-то наладится! Переименуют, и раскрываемость преступлений сама собой станет стопроцентной, партнерские отношения населения с новопоименованной силовой структурой сделаются товарищескими, доверие к людям в форме вырастет. А еще, что немаловажно, исчезнет и не будет иметь оснований возродиться оскорбительное словечко “мент”. (Возможно, его заменит гораздо более благозвучное и привычное нашему уху “полицай”?) Вот как важно (и эффективно!) вовремя обратить взор на возникшую в обществе проблему и кардинально ее решить. Вот что значит мудрость государственного руководства.

* * *

Мне уже приходилось рассуждать о том, что Россия — страна формы, а не содержания. Главное для нас: переименовать улицы и площади, снести памятники, переписать учебники, что в корне и волшебным образом повлечет за собой изменение жизни к лучшему. К примеру, стоит свалить монумент Дзержинскому — и всесилие спецслужб как по мановению волшебной палочки канет в Лету. На деле получилось не так, а прямо противоположно — принят закон о придании им новых полномочий. Есть, правда, и обратные позитивные случаи: стоило вернуть Ленинграду прежнее название — и из Петербурга хлынула в Кремль плеяда ценных кадров, готовых по-новому руководить страной.

Почему другие державы не следуют нашим столь продуктивным курсом? Даже странно… Поражение Наполеона под Ватерлоо автоматически тянет за собой переименование коньяка “Наполеон” в “Ришелье”. А минусы правления президента Джорджа Вашингтона влекут аннулирование его портрета на однодолларовой купюре…

* * *

Меняется ли в нашей жизни (помимо названий) хоть что-нибудь? Или в России царит все та же трафаретная казенщина, повторяются одни и те же движения рук наперсточников и — на радость публике — торжествует запрограммированная устремленность к заштампованности, используются одни и те же избитые древние приемчики, отвлекающие от главного маневра власти, главенствуют ее приевшиеся манипуляции?

Складывается ощущение, что мы с течением времени все глубже погружаемся в прошлое.

Идеологическая машина, запущенная еще большевиками, тарахтит, будто бы обновленным мотором, а на деле лишь пыхтит, подает квакающие сигналы, но с места не трогается. Да этого, похоже, никто из водителей и не ждет. И не жаждет. Они просто делают вид, что хотят ее раскочегарить. Встречаются с байкерами, с рокерами. Чем не встречи дорогого Никиты Сергеевича или уважаемого Леонида Ильича с творческой интеллигенцией или отрядом космонавтов? Но Юрия Шевчука на музыкальные посиделки все же не позвали.

А традиция тянуть в столицу земляков? Брежнев тащил соратников с Украины, теперь поставщиком руководящих кадров стал Питер. Верная и вечная примета империи (пусть уже ослабевшей) — опираться на близкое и проверенное окружение, а не на тех, кто реально способен изменить хоть что-то к лучшему.

* * *

Люди путаются, не знают, чему радоваться, чем возмущаться, против чего протестовать. Против мигалок? Против роста цен? Против наглости богачей, обосновавшихся в дорогущих виллах на Лигурийском побережье, а прочей челяди бросившей с барского стола кость в виде ЖКХ, ТСЖ и т.д.?

* * *

Власть каждым шагом, каждым поступком доказывает свою неспособность кардинально изменить ситуацию в целом. Ведь ясно же, что нужны не перетасовки кадров, а перемены глобального свойства и принципиального масштаба. Нужен не косметический ремонт, а снос ветхого здания прошлого. Но продолжается реставрация подпорок глиняного колосса.

Отбушевали пожары. А загнанные люди все равно еле дышат (в буквальном смысле слова). Власть тем временем принимает удивительные законы: подчиненные обязаны исполнять приказы руководства. (Это снова о милиции.) Неужели в данной структуре неповиновение младших чинов старшим достигло апогея?

Вероятно, дело в другом. В том, что вскоре воспоследуют такие приказы, которые выполнять будет стыдно. Позорно. А то и преступно. Возможно, речь пойдет о применении оружия против населения (ведь обратили же милиционеры свой гнев против звавших на помощь защитников Химкинского леса). И вот тогда те, которые откажутся повиноваться и гнобить свой народ, вспомнят, что им грозит.

Никто не собирается противостоять внешнему неприятелю, заваливающему нас дешевым, но отравленным ядовитыми примесями товаром, а то и наркотиками. А вот внутренний враг — население — может выйти из повиновения. С этим внутренним врагом и придется всерьез воевать власти.

* * *

У хорошего хозяина ничего не пропадает. Все, что кажется отвергнутым, развенчанным, изжившим себя, он возродит и возвратит, и оно даст новые буйные всходы.

К прошлому Новому году вы купили бумажные салфеточки с изображением елки, Деда Мороза и Снегурочки... За праздничным столом гости израсходовали не все эти салфетки. На протяжении целого года вам неудобно было предлагать гостям пользоваться этими салфетками с устаревшей новогодней символикой. Но к следующему Новому году можно вновь подать их на стол — они вновь уместны и актуальны.

То же самое правило “возвращения актуальности” касается и нашей государственной политики… Все прежние приемчики и ухищрения находят применение в новых временах.

Поэтому:

В России закон — не механизм повседневного существования, а инструмент мести тем, кто неугоден властям.

В России выгодно ничего не делать. Иначе оберут и посадят.

Просто по степени вероятности: в стране, где половина населения была пропущена через тюрьмы и лагеря, а другая половина, соответственно, сделалась палачами (частично — чтобы не повторить участи первой, а частично по природной склонности), так вот, в такой стране чисто статистически может ведь случиться, что к власти придет уголовник либо палач? Ну а если герб у этой страны — двуглавое существо, то возможно ведь (опять-таки чисто предположительно), что одна из этих голов будет начинена криминальным мозгом, а вторая — карающим, воздающим за грехи, то есть палаческим? Страшноватый гибрид…