Михаил Сергеевич Медведев

Нобелевская премия и распад России

30.06.2011 в 18:45, просмотров: 13891
Михаил Сергеевич Медведев

Есть у нас в России такой сенатор Михаил Маргелов. Причем не простой член Совета Федерации, но председатель целого Комитета по международным делам. А сверх того — спецпредставитель президента Дмитрия Медведева по урегулированию неразрешимых проблем африканского свойства.

И вот недавно этот Маргелов, съездив с миротворческим поручением Медведева в Ливию и Тунис, вернулся оттуда в состоянии ярко выраженного оптимизма, переходящего в верноподданнический восторг. Оказывается, тунисские руководители так высоко оценили желание российского президента сделать что-нибудь хорошее для прекращения ливийского кровопролития и долгожданного ухода от власти полковника Муаммара Каддафи, что уже практически готовы выдвигать Дмитрия Медведева на Нобелевскую премию мира.

Тунисское начальство версию Маргелова не подтвердило, но и не опровергло. Зато очень скоро стало ясно, почему спецпредставительный сенатор вообще ввязался в обсуждение нобелевской темы. Судя по всему, он очень хотел занять кресло спикера Совета Федерации, освободившееся после скоропостижного отзыва экс-председателя Сергея Миронова из верхней палаты. Такое желание вполне объяснимо. Маргелов руководит Международным комитетом Совфеда уже почти 10 лет. За это время его не раз прочили в министры иностранных дел, но как-то не срослось. С течением времени сенатор становился все более взрослым, а его карьерные перспективы — все более заковыристыми. И тут вдруг появляется вакантный пост третьего лица государства, да еще буквально на расстоянии вытянутой руки.

Потому Маргелов решил надавить своему патрону Медведеву на любимую политико-психологическую мозоль. И, видимо, сенатор знал, где у президента эта мозоль, она же кнопка. Ключевые слова: Нобелевская премия мира. Чем дальше, тем очевиднее: третий Президент РФ хочет войти в историю в качестве великого миротворца. А сертификат этого качества выдает как раз Нобелевский комитет в норвежском Осло, присуждающий раз в год самую престижную награду прогрессивного человечества.

Правда, решить свою личную задачу Маргелову не удалось. По крайней мере пока. Спикером сената президент решил сделать не своего верного спецпредставителя, а вовсе даже Валентину Матвиенко. А там, после мая 2012-го, возможны и новые подвижки, о которых можно говорить разве что струящимся шепотом. Вдруг, например, Владимир Путин решит оставить должность раба на галерах и… Работа-то у председателя Совфеда не бей лежачего. Два заседания в месяц, одно из которых можно и продинамить. Готовиться к заседаниям практически не нужно — штампуй себе кремлевские законы и штампуй. Особенно если принять ну очень маленькие поправки к Конституции РФ — о том, что спикер верхней палаты является по должности вице-президентом страны (почти американская модель), а всякий живущий на земле экс-президент России — пожизненным сенатором. Ну вы все уже поняли, так что я дальше эту тему развивать не буду.

Вернемся лучше к миротворческим амбициям президента действующего. Они крепчают. На прошлой неделе в Казани состоялся трехсторонний российско-армяно-азербайджанский саммит. На котором президент Азербайджана Ильхам Алиев и его армянский коллега Серж Саргсян (ранее известный также как Саркисян) должны были подписать некую “дорожную карту” урегулирования темы Нагорного Карабаха. При посредничестве и под патронажем, разумеется, Дмитрия Медведева.

Накануне саммита анонимные кремлевские источники сообщили газете “Коммерсант”, что в Казани ожидается полный прорыв: бывшие противники окончательно договорятся — и один из самых старых постсоветских конфликтов, вспыхнувший еще во времена СССР, будет наконец улажен. После чего и самый матерый скептик признал бы: главный кандидат на Нобелевскую премию мира совершенно очевиден.

И на саммите действительно случился прорыв. Только в другую сторону. Отношения между Арменией и Азербайджаном после казанских посиделок ощутимо ухудшились. И никакого плана карабахского урегулирования согласовать не удалось. Несмотря даже на превентивные звонки великих мировых лидеров Барака Обамы и Николя Саркози, которые увещевали строптивых кавказских президентов слушаться дядю ДАМа и не особо выпендриваться.

И вот уже все тот же анонимный источник поведал, что Президент РФ настолько недоволен поведением своих казанских собеседников, что вообще крепко обиделся на них и готов забить на всё болт. Не хотят ДАМского посредничества — пусть сами договариваются.

Хотя, если вдуматься, обижаться Медведев может только на себя. Почти всем более-менее компетентным экспертам по проблеме было ясно, что ничего в Казани не подпишут. Потому что Азербайджан считает, что Нагорный Карабах должен вернуться под его фактический контроль. А Армения и сам Карабах считают ровно обратное. Компромисса между этими позициями нет и не предвидится.

Но у российского президента остается еще много возможностей снискать нобелевские лавры. Вот, скажем, никем не признанное, но вполне существующее Приднестровье. В конце года там состоятся очередные президентские выборы. (Заметим, почти демократические в отличие от наших. ) Кремль твердо вознамерился отправить на пенсию нынешнего президента Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) 70-летнего Игоря Смирнова, который, как принято считать, категорически противостоит всем попыткам приднестровского урегулирования. И поставить в ПМР своего, кремлевского в доску президента, который по команде ДАМа сделал бы все как надо. Например, вернул бы свою республику в состав Молдовы в обмен на какие-нибудь московские гарантии и преференции. И кандидат в президенты у Кремля уже есть: это председатель Верховного Совета ПМР некто Анатолий Каминский. Немолодой, нехаризматичный человек, недавно перенесший тяжелый инфаркт. В общем, идеальный кандидат с точки зрения политических стандартов сегодняшнего Кремля.

Впрочем, и тут есть загвоздки, которые российское руководство почему-то в упор не видит. Во-первых, маленький, но гордый приднестровский народ, за 19 лет привыкший к фактической независимости, может и не проголосовать за тускло-серого Каминского. А может предпочесть ему пожилого, но вполне бодрого Смирнова. Или, наоборот, кого-нибудь из представителей яркой политической ПМР-молодежи, которая произросла за минувшие два десятилетия. Во-вторых, как и в карабахском случае, у Кишинева и Тирасполя нет никакой компромиссной концепции. Молдова хочет, чтобы Приднестровье стало просто ее уездом, ПМР хочет ровно обратного — полной независимости. Так что с вожделенной “нобелевкой” опять грозит нам Облом Петрович.

Несмотря на торжество информационного общества, в подлинной человеческой жизни проблемы зачастую выглядят куда более трудными, чем на экране iPad. Потому нам (России), чтобы сделать Дмитрию Медведеву приятное, лучше не заниматься урегулированием реально существующих конфликтов. А организовать новый конфликт, сугубо виртуальный. Например, тихоокеанская республика Науру, признавшая Абхазию и Южную Осетию, объявит войну такой же Республике Вануату, которая с признанием все никак определиться не может. Причем Науру возьмет в аренду наш Черноморский флот, а Вануату — Тихоокеанский. Мир окажется на пороге военной катастрофы. И в этот самый момент на какой-нибудь отдаленный атолл прилетит в голубом вертолете Дмитрий Медведев и твердым жестом от бедра установит мир. Все счастливы, норвежский Нобелевский комитет обреченно принимает единственно верное решение. И возвращение Владимира Путина в Кремль счастливо рассосется, как ложная опухоль.

Получив нобелевку, Медведев станет в один ряд с выдающимся государственным деятелем недавнего прошлого — Михаилом Сергеевичем Горбачевым. Вы помните? Как только Горбачев был вознагражден за вклад в дело мира, в Прибалтике тут же началась стрельба. А еще через год рухнул Советский Союз — страна, президентом которой Михаил Сергеевич был на момент присуждения премии. Ценный (или бесценный) прецедент, не правда ли?