Им лучше молчать, чем говорить

Письма президенту

14.11.2012 в 18:51, просмотров: 50907
Им лучше молчать, чем говорить
Рисунок Алексея Меринова

Г-н президент, нормальные чиновники твёрдо знают, что всегда лучше молчать, чем говорить. (С этим их инстинктом ещё Пётр Первый боролся; требовал, чтоб говорили без бумажки «дабы глупость каждого видна была».) А ваши расхрабрились — говорят без бумажки.

Сразу трое ваших сподвижников сделали это. Один из них — самый надёжный, недавняя половина тандема. Другой — тоже ваш старый проверенный друг. А третий — хоть и молодой да ранний. Начнём с молодого.

Депутат Костунов сказал: «самый тупой депутат умнее среднестатистического гражданина». На Костунова накинулись, всё ему припомнили: и что единоросс, и что «нашист», комиссар Селигера. Он с перепугу извинился…

А за что извиняться? Депутатский ум и должен быть выше нашего среднего. Мы (граждане) разбавлены грудными младенцами, сумасшедшими, алкашами, наркоманами. А среди депутатов нет грудных; это точно.

Вот если бы Костунов сказал про честность: мол, самый жуликоватый депутат честнее, чем среднестатистический гражданин… Но он этого не сказал, не додумался.

Г-н президент, ведь и правда: депутаты и прочие высокие руководители должны быть умнее среднего гражданина. Честные выборы существуют именно для этого — для того, чтоб выбрать умных, согласны? И вы тоже назначаете нам умных.

* * *

Только что премьер-министр Медведев дал интервью финской прессе. Его первым делом спросили об отношениях между Финляндией и Россией. Вот ответ:

МЕДВЕДЕВ. Отношения хорошие... Наверное, есть какие-то расхождения. Я недавно убедился, что есть одно капитальное расхождение между мной и премьер-министром Катайненом. Я обычно пользуюсь продукцией Apple, а он из кармана достал телефон Nokia, на что я обратил его внимание…

Г-н президент, если бы такое капитальное расхождение обнаружилось между двумя зулусами или эскимосами, то мы могли бы сделать вывод, что один богат, а другой беден. Потому что iPhone в 20 раз дороже финского телефона.

Но в нашем случае капитальное расхождение гораздо хуже. Один премьер-министр достаёт из кармана прибор, сделанный в его родной стране. Другой — хвастается дорогой игрушкой, сделанной в чужой стране. Купленной у врага или подаренной врагом — не знаем. И не знаем, что хуже. И вдобавок не понимаем, зачем премьер России при каждом случае рекламирует чужой товар.

Похваставшись айфоном; рассказав, как ткнул финского премьера носом в его нищету, Медведев улыбнулся (показывая, сколь остроумно шутит) и позолотил пилюлю:

МЕДВЕДЕВ. …я обратил его внимание, но при этом сопроводив это словами о том, что я восхищён тем, как за последние годы развивались высокие технологии в Финляндии.

Утешив финского коллегу, Медведев что-то такое добавил про Сколково. Мол, и мы когда-нибудь чего-нибудь… Самое красивое в Медведеве — это стиль речи. Оцените: «обратил его внимание, но при этом, сопроводив это словами о том, что я восхищён тем, как». Когда-нибудь и мы научимся так излагать свои… вот эти вот… которые в голове.

ВОПРОС. После парламентских выборов очень много произошло. Много было митингов, демонстраций… новые уголовные дела, связанные с оппозицией. В какую сторону движется Россия? Это именно то направление, которое Вам нравится, или Вы хотели бы, чтобы оно было совсем другим?

МЕДВЕДЕВ. Если бы я считал, что Россия движется в другом направлении, чем мне кажется это правильным, я бы, наверное, на этом месте не сидел, я бы тогда где-нибудь в другом месте был по понятным причинам.

Шедевр, правда? «Сидел бы в другом месте»! Это же истинная правда. Да и мы были бы в другом месте, а то уж сколько лет всё в том же самом. Никак не вылезем.

Трудно сказать, какое направление кажется ему правильным, потому что он много раз произносил взаимоисключающие фразы. Но ведь это и неважно. Все знают, г-н президент, что Россия движется (пока) в том направлении, которое вам кажется правильным. Остальные чиновники (в том числе тот, кого вы сделали президентом, а потом понизили до премьера) берут под козырёк. А что они при этом думают (и думают ли вообще) — не имеет значения.

Не буду вам целиком пересказывать жутко длинное интервью премьера, но два смачных кусочка всё же процитирую:

МЕДВЕДЕВ. После того как я пообщался с разными людьми, я понял только одно: люди хотят выбирать. Хотят выбирать — пусть выбирают. И в этом случае, кстати, политическая ответственность ложится на самих людей: выбрали дурака — соответственно, сами за него голосовали, а если удачного губернатора выбрали — слава Богу.

По-моему, он хотел сказать «слава Путину», но язык заплёлся. Однако, г-н президент, что такое «пусть выбирают»? Он что — Конституцию не читал? Это наше право, нам ваши разрешения не нужны. А насчёт, мол, «выбрали дурака — сами голосовали», то тут забыт важнейший рычаг демократии — волшебник Чуров; дайте ему точку опоры, и он перевернёт всё что хочешь.

И последнее (насчёт «говорить без бумажки»):

МЕДВЕДЕВ. Своё личное отношение к избранию Обамы я уже высказывал. Я ещё раз могу сказать, что с нынешним президентом Соединённых Штатов Америки можно иметь дело. Я ему, кстати, за это признателен, за те годы, когда мы работали вместе.

Ох, это какой-то совсем другой тандем. Мы о нём и знать не знали. Знал ли Обама? Знали ли вы?

* * *

Нельзя, нельзя чиновникам говорить без бумажки. На днях один очень высокопоставленный ваш соратник (которого вы чуть было не сделали президентом) сказал, что несколько лет знал о грандиозном воровстве, но не подавал виду, чтобы воры не насторожились; чтобы не спугнуть. И все обсуждают: правильно ли, что он терпел, или нет?

Но важнейший вопрос — другой! Он один терпел или нет? Ему одному, что ли, клали на стол такие донесения? Или кто-то ещё все эти годы не подавал виду?

Г-н президент, как вы думаете, сколько в России сейчас людей, которые не подают виду? Давайте считать: 450 депутатов, 80 губернаторов, 20 тысяч глав администраций, десятки министров культуры (федеральный и областные), миллион или больше начальников ЖЭКов, Чубайс… ох, забыл сенаторов, забыл министров — их сотни, если считать с областными; а государственные телеканалы? они же тоже не подают виду, пока не получат вашего указания, а потом — бац! — на экране полторы тысячи золотых колец у всего одной бабы; неужели нельзя было подать виду, пока число колец составляло штук триста?

Оглядываюсь, г-н президент, и вижу — только немногие журналисты не хотят терпеть; не боятся спугнуть коррупционеров и дураков; годами изо всех сил подают виду (извините крайне неуклюжее выражение), а — как мёртвому припарки.

Впрочем, от газеты всё же польза есть. Будете растапливать камин — вспомните о нас.