Повторение непройденного

Позиции Грузии и России по главным вопросам по-прежнему непримиримы

В одном из стихотворений великого грузинского поэта Важа Пшавела говорится о влюбленных, которых разделила бушующая река. В подобном положении оказались после августовской войны 2008 года Россия и Грузия, которые связаны общей историей, верой и культурными традициями.

Позиции Грузии и России по главным вопросам по-прежнему непримиримы

Впервые после разрыва дипломатических отношений Москва ясно дала понять, что готова к контактам с грузинским руководством, кроме «известно кого» — то есть пока еще формально первого лица грузинского государства президента Саакашвили. В ближайшее время в Женеве состоится встреча спецпредставителя премьер-министра Грузии Зураба Абашидзе с заместителем министра иностранных дел РФ Григорием Карасиным.

Новый премьер Грузии Бидзина Иванишвили утверждает, что стремится к нормализации российско-грузинских отношений. Спецпредставитель премьера Зураб Абашидзе первым протянул Москве «руку дружбы» и заявил о готовности начать диалог с Россией без предварительных условий. Однако не стоит впадать в преждевременную эйфорию. Михаил Саакашвили, став президентом в 2004 году, тоже начал с того, что «протянул России руку», предложил начать «с чистого листа» и т.д. В итоге мы оказались там, где оказались. Дело не в Саакашвили персонально. В свое время в Москве считали, что все проблемы во взаимоотношениях с Грузией связаны с личностью Эдуарда Шеварднадзе (об этом много мог бы рассказать нынешний спецпредставитель на переговорах с РФ Зураб Абашидзе, тогда — посол Грузии в Москве). Определенные московские политические круги даже поддерживали «революцию роз» и приветствовали приход к власти Саакашвили. А до этого Москва принимала непосредственное участие в свержении первого грузинского президента Звиада Гамсахурдиа и передаче власти Шеварднадзе. А российско-грузинские отношения от президента к президенту становились все хуже и хуже, пока не дошли до окончательного разрыва.

В чем здесь дело? Вовсе не в мифической ненависти к Грузии и грузинам, которой в России нет и никогда не было. Проблема в том курсе, который с подачи своих заокеанских «старших братьев» избрала грузинская политическая элита. Этот курс, направленный на вступление в НАТО и в конечном итоге — превращение Грузии в непотопляемый американский авианосец у наших берегов, противоречит национальным интересам России и угрожает ее безопасности. И пока нет никаких сигналов о том, что новое грузинское руководство готово этот курс как-то скорректировать.

Вопреки пропаганде сторонников Саакашвили, Россия изначально вовсе не имела цели «прибрать к рукам» Абхазию и Южную Осетию. Признание этих республик стало вынужденной мерой: действия Тбилиси просто не оставили других вариантов. Но министр Лавров не зря напомнил о «компромиссах», на которые Москва была готова пойти в отношении статуса республик. По сведениям из источников «МК», в 2008 году российские дипломаты даже предлагали лидерам Абхазии и Южной Осетии признать их в виде конфедерации двух республик, открытой для вступления новых членов. Это открывало в будущем путь для присоединения к этому союзу и самой Грузии. Не планирует ли Кремль снова достать из рукава этот джокер? Без серьезных уступок со стороны Грузии об этом не может быть и речи. Пока же стороны стоят на непримиримых позициях: Грузия хочет в НАТО и хочет получить Абхазию и Южную Осетию. Россия не хочет пустить Грузию в НАТО и не намерена отзывать своего признания независимости бывших грузинских автономий.

При Иванишвили отношения Москвы и Тбилиси хуже не станут — просто потому, что хуже некуда. Однако без серьезной «работы над ошибками» максимум, на что можно рассчитывать, — это возвращение к ситуации времен Шеварднадзе: «ни войны, ни мира, а армию распустить». Открытой войны не будет. Границы будут открыты, будут контакты, будут авиарейсы, будут грузинское вино и боржоми в московских супермаркетах. Одновременно будут мелкие пакости вроде транзита через Грузию боевиков, вылазок с захватом заложников на территорию Абхазии и Южной Осетии и т.д.

Только одно изменилось: сегодня позиции Москвы, разместившей свои военные базы в Абхазии и Южной Осетии, намного сильнее, чем в 2004 году. Поэтому идти на односторонние уступки Грузии ей нет абсолютно никакого смысла.