Ричард Бланко певец Барака Обамы

На инаугурации президента США впервые прочтет стихи гей-иммигрант

11.01.2013 в 15:39, просмотров: 2190

Начало этой традиции положил президент Кеннеди. Он пригласил на свою инаугурацию великого американского поэта Роберта Фроста, который прочел свои стихи, написанные специально для этой церемонии. Затем эту традицию продолжил президент Клинтон. Его фавориткой оказалась выдающаяся негритянская поэтесса Майя Анджелоу. Первая инаугурация президента Барака Обамы тоже сопровождалась поэтическим чтением.

Ричард Бланко певец Барака Обамы
Барак Обама

Скоро, 21 января, состоится вторая инаугурация Обамы. Комитет по ее проведению объявил имя очередного инаугурационного поэта. Им стал Ричард Бланко — латинос, сын кубинских эмигрантов и гей. Он должен написать стихи на инаугуральную тему «Единый народ. Единое будущее». 21 января Бланко, извлеченный из тихих заводей американской поэзии, станет известен всему миру.

Кто такой Ричард Бланко и почему именно он удостоился такой чести?

Сам Бланко говорит о своей «духовной связи» с Обамой, возникшей как только тот появился на политической арене. Их жизненный путь во многом схож, путь мультикультурного опыта, описанный в автобиографии Обамы «Мечта о моем отце». Отец Обамы был кенийцем. Обама рос в Индонезии, а затем на Гавайских островах, впитывая в себя опыт и культуру Африки, Азии, Америки. Автобиография Бланко в его стихах. Он был зачат на Кубе, родился в Испании, живет и творит в Америке. Прежде чем стать инженером человеческих душ, он был просто инженером. Его стихи проникнуты тоской по пейзажам и даже запахам родины.

Именно через это, а не только через политику пришел Бланко к Обаме. «Я полностью вписываюсь в историю жизни Обамы, в то, как он говорит и пишет о своей семье», — сказал Бланко по телефону из деревни Бетель, штат Мэриленд, где он сейчас живет. По его словам, когда он пишет о своей семье, он пишет одновременно и об Обаме, настолько переплетаются их духовные связи.

Как сказала споуксвумен инаугурального комитета Эдди Визенант, Бланко должен написать «совершенно новые стихи», которые он прочтет со ступеней Капитолия в Вашингтоне в ходе инаугурации Обамы. Как я уже упомянул, это произойдет 21 января. А приведение президента к присяге состоится, согласно Конституции, днем раньше — 20 января в Белом доме. Госпожа Визенант добавила, что выбор Обамы остановился на Бланко потому, что «его глубоко личные стихи коренятся в идее американизма».

Друзья поэта с энтузиазмом встретили выбор Обамы. «Я думаю, что выбор Обамы остановился на Бланко потому, что его Америка аналогична Америке Обамы, — говорит колумнистка газеты «Майами геральд» Лиз Балмаседа. — Не надо быть иммигрантом, латиносом или геем, чтобы понять стихи Ричарда и погрузиться в них», — считает она.

Здесь я должен сделать небольшое, но необходимое примечание. Инаугурационные стихи не пронизаны одическими мотивами. Они не превозносят конкретную личность президента в духе Лебедева-Кумача или Сергея Михалкова. Это, скорее, вариации на тему, но не о «владыке», а о стране, ее гражданах, их стремлениях. И никаких «воспеваний» и «воскурений фимиама».

А теперь пошли дальше. Ричарду Бланко сейчас 44 года. Отец и мать его были бухгалтером и кассиршей. Но в его стихах главная роль принадлежит бабушке. Назвали родители поэта Ричардом в честь президента Никсона, который им импонировал своей твердой политикой в отношении режима Кастро. Семья поэта была небогата. Даже в День благодарения вместо индейки к столу подавали свинину. По праздникам играли латиноамериканскую музыку и подавали манго. Все это можно было прочесть в поэмах Бланко «Америка» и «Манго номер 61».

Подобно всем родителям-иммигрантам, и супруги Бланко мечтали о «лучшей доле» для своего сына, хотя, по его словам, «нашим бизнесом было выживание». Родители хотели, чтобы Ричард стал врачом, юристом или инженером. Они хотели, чтобы он забросил поэзию и подавил в себе гомосексуализм, чтобы «понравиться бабушке, считавшей его слишком женственным». Склонность к математике предопределила карьеру Бланко. Он стал инженером, строил мосты и дороги, стал автором архитектурного плана мэрии Южного Майами. Но уже в свои двадцатые годы он стал задавать себе вопросы о своей культурной принадлежности. «Кто я? — вопрошал он в своих стихах. — Кому и чему я принадлежу? Как жить между Кубой и Америкой?»

И вот Бланко вторично сел на студенческую скамью Флоридского международного университета, где еще не так давно получил диплом инженера. Но на сей раз, он занимался в классах творческого письма и искусств. Занимался по вечерам, а днем продолжал строить. Его учителем был Кэмпбелл Максграт, друг детства поэтессы Элизабет Александер, читавшей свои стихи на первой инаугурации. Получив новый диплом, Бланко отошел от своей первой профессии, хотя, по словам профессора Макграта, «инженерия и архитектура царят в его стихах». Первый сборник стихов Бланко «Город сотни пожаров» вышел в свет в 1997 году и был удостоен премии имени Агнес Линч Старрет за лучшую первую поэтическую книгу. Он проснулся на утро знаменитым, и многие университеты пытались заполучить его на роль профессора поэзии. (Бланко лишь совсем недавно завязал со своей второй профессией.)

Затем последовали два других поэтических сборника «Направления на берег смерти» (2005 год) и изданный недавно — «В поисках мотеля на заливе» (2012 год). В этих книгах описывается хождение по мукам гея по очень консервативным путям кубинских культуры и быта. Сейчас Бланко работает над книгой мемуаров.

Когда Бланко узнал, что выбор Обамы остановился на нем, он скрыл этот факт и от родных, и от друзей. Он уединился в своей деревне и приступил к работе над тремя стихотворениями. Инаугурационный комитет выберет из этой троицы одно, которое он и прочет со ступеней Капитолия. «Трудность моей задачи состоит в том, что надо сочинить стихи, в которых отражена моя личная судьба, но которые объемлют всю многогранность Америки», — говорит поэт.

Какой бы чистой и высокой ни была поэзия, грязные волны политики всегда накрывают ее. Поэзия Ричарда Бланко в этом смысле не исключение. Циники уже утверждают, что выбор Обамы пал на Бланко потому, что президент хочет отплатить верному ему электорату — латинос и геям, внесшим существенную лепту голосами и долларами в его победу на выборах 2012 года. Даже если это и так Бланко тут ни при чем. Не Обама породил его кубинцем-геем и не он напросился Обаме в инаугурационные поэты.

Но интрига на этом не заканчивается. Во время первой инаугурации Обамы (2009 год) молитвенное благословение произнес преподобный Рик Уоррен, автор книги «Цель заангажированной жизни», в которой он выступает против однополых браков. Тогда общество геев и лесбиянок выступило с критикой выбора подобной кандидатуры. На выборах 2012 года Обама и демократы в своей съездовской программе провозгласили полное равенство для ЛГБТ (то есть для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов). Включала эта программа и права сексуальных меньшинств на однополые браки.

Это обстоятельство породило у ЛГБТ надежду на то, что на сей раз молитву со ступеней Капитолия произнесет более терпимый и прогрессивный иерарх. Но не тут-то было. На роль инаугурационного проповедника приглашен пастор из Атланты Луи Джиглио. По сравнению с ним, даже пастор Рик Уоррен выглядит умеренным. Преподобный Джиглио основатель и руководитель организации «Конференции страстей», которая ведет крестовую войну против ЛГБТ. В лекции «В поисках стандарта — христианский ответ гомосексуалистам» преподобный отец ссылается на Библию, согласно которой гомосексуализм «является грехом в глазах Всевышнего и в его словах». Джиглио предупреждает об «опасности прав геев».

Весь о выборе, павшем на отца Джиглио, вызвала возмущение среди геев. Основатель организации «Истина победит» Уэйн Бензен считает «позором» избрание Джиглио инаугурационным проповедником. По этому вопросу я не смог получить ответ ни от инаугурационного комитета, ни от самого преподобного отца. Итак, как и в 2009 году, проповедники и поэт «уравновешивают» друг друга и в 2013 году. Как говорится, каждому свое — Богу Богово, поэту «поэтово», а то и другое — президенту.

Не успел я поставить точку на истории поэта Бланко, как телеканал Си Эн Эн передал сенсационную новость: под огнем уничтожающей критики преподобный отец Луи Джиглио заявил самоотвод. Он не произнесет инаугурационный молебен 21 января. Заявление о самоотводе пастор направил в Белый дом и в инаугурационный комитет. Последний, наконец, разверз уста, признав, что не был знаком с антигейскими заявлениями пастора. Свежо придание, но верится с трудом.

Отец Джиглио заявил, что он «будет по-прежнему регулярно молиться за президента и призывать к тому же всех американцев, всю нацию. Я вполне определенно буду молиться за него и в день инаугурации». В заключение пастор пишет: «Наша нация глубоко разделена, и это причиняет нам боль. И мы как никогда нуждаемся в Божьей милости и отпущении грехов наших». В послании своей пастве Джиглио не отказывается от своих взглядов на гомосексуализм, но в отличие от прошлого «признает» право личности на свободу выбора и как пастор считает своей главной целью «любить всех людей и указывать им на Иисуса».

Инаугурационный комитет заявил, что начал поиск нового пастора. «Мы сделаем все для того, чтобы наш выбор пал на священнослужителя, вера которого не противоречила бы взглядам администрации на общность всех американцев», — говорится в заявлении. Посмотрим, на кого падет этот выбор.