Минюст боится ловить иностранных агентов

Скандальный закон пока применили только для разборок внутри «Единой России»

24.01.2013 в 17:47, просмотров: 3959

Закон о некоммерческих организациях — иностранных агентах вряд ли будет применен на практике в обозримом будущем. Даже единственную организацию, добровольно пожелавшую наклеить на себя ярлык приспешника Запада, Минюст РФ отказался вносить в специальный реестр — к разочарованию правозащитников, предвкушавших иск в Конституционный суд и отмену одиозного закона как неконституционного. «МК» выяснил, почему профессиональные юристы считают закон не подлежащим никакому ремонту и выступают за его отмену с последующей правкой закона об НКО.

Минюст боится ловить иностранных агентов
Рисунок Алексея Меринова

Закон об НКО, «выполняющих функции иностранного агента», был внесен в Госдуму под занавес весенней сессии — в самом конце июля. Автор законопроекта — молодой депутат-единоросс Александр Сидякин, хотя подпись под документом поставили и другие члены фракции.

Парламент принял его в трех чтениях в пожарном порядке. Норма, содержащаяся в нем, казалась архаичной по духу, но не имеющей юридических последствий: если организация получает финансирование из-за рубежа и ведет в России «политическую деятельность» — добро пожаловать в специальный реестр «иностранных агентов». Тонким натурам, которым это словосочетание напоминало показательные процессы 50-х годов против «врагов народа», парламентарии втолковывали, что «агент» — якобы совершенно нейтральное слово. Ведь есть же банковские агенты и агенты по продаже недвижимости!

В ноябре скандальный закон вступил в силу, а всего через несколько дней начали действовать поправки к КоАП, устанавливающие ответственность за нарушение закона об иностранных агентах. Теперь организации мало того что обязаны были сами доносить на себя в Минюст — за недонесение к ним могли применить штрафные санкции вплоть до закрытия.

Прошло два месяца, а список «агентов» по-прежнему пуст. «По состоянию на 21 января 2013 года ни одна некоммерческая организация не внесена в реестр», — сказано в официальном ответе Минюста редакции «МК». Выступая 16 января на правительственном часе в Госдуме, глава ведомства Александр Коновалов вынужден был констатировать: исполнить закон невозможно! Даже единственной организации, пожелавшей считаться «иностранным агентом», ведомству, как писал «МК», пришлось отказать.

Напомним, чувашская правозащитная организация «Щит и меч» сама попросила считать ее иностранным агентом. Минюст проверил представленные документы и вынужден был подтвердить: да, иностранное финансирование в наличии и политическая деятельность ведется. Однако в реестр не включать! Почему? А потому, что — цитата из официального разъяснения ведомства — «целью политической деятельности ЧРПОО «Щит и Меч», согласно заявлению, является «искоренение фактов нарушения прав человека на территории Чувашской Республики». Эта цель, счел Минюст, «соответствует общим принципам охраны и защиты прав человека и гражданина в России, закрепленным в Конституции. Значит, организация ведет политическую деятельность в поддержку конституционного строя, а коли так — на здоровье! И источники финансирования тут уже не важны.

Так, скандальный закон, казавшийся мрачным приветом из сталинской эпохи, превратился в юридический курьез.

«Не будем ставить на себя клеймо!»

Правозащитники не скрывали легкого разочарования: они-то рассчитывали после прецедента включения в реестр немедленно подать иск в Конституционный суд и добиваться отмены закона. «Контрольная закупка сорвалась», — шутливо прокомментировал «МК» итоги этой акции глава «Щита и меча» Алексей Глухов. К слову, организация с исполненным чекистской символики названием для такой пробы была избрана отнюдь не в порядке юмора — просто Глухов вместе с коллегами из ассоциации «Агора» специально подбирал для подачи заявления в Минюст НКО, отвечающее всем критериям закона об иностранных агентах. Хотя, конечно, получилось смешно: «Щит и меч» — и без пяти минут зарубежный шпион!

Заметим, что у всех правозащитников в уставе декларированы задачи, совпадающие с конституционными, а значит, по логике Минюста, пусть себе занимаются политикой и дальше. Под угрозой разве что откровенно фашистские и террористические организации — но их не жалко!

После такого решения Минюста остальные НКО тоже могли бы в порядке флешмоба потребовать включения в реестр, получить отказ и спать спокойно. Однако многие просто не желают играть по абсурдным правилам политического зазеркалья.

— Мы не будем ставить на себя клеймо «иностранного агента», — говорит «МК» глава организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», член СПЧ Элла Полякова. — Будем судиться. Да, мы получаем финансирование от Фонда поддержки демократии США, но без всяких условий. Пусть нам докажут, что когда мы защищаем права униженных и оскорбленных солдат — это вмешательство в политику!

— Ни одна организация, входящая в Правозащитный совет, не будет подавать на включение в реестр иностранных агентов, — сказала «МК» глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова. — Мы считаем, что этот закон не имеет к нам никакого отношения, ни одна правозащитная организация не занимается политической деятельностью. И кроме того, это неправовая норма, которая не поддается регламентации. Я не удивляюсь, что Минюст пока не может применить этот закон.

Между тем норма об «иностранных агентах» была направлена в первую очередь против «Голоса», изрядно надоевшего Кремлю наблюдением на выборах и заявлениями о фальсификациях. Ассоциация не скрывала, что получала гранты американского фонда USAID — минувшей осенью ему запретили работать в России. На эту тему в 2011 году выходил скандальный фильм на НТВ, глава Центризбиркома жаловался на «Голос» в Генпрокуратуру, но закрыть ассоциацию не удалось. Следуя логике Минюста, теперь «Голосу» нужно только записать в уставе, что он поддерживает развитие института свободных выборов в соответствии с Конституцией — и нет проблем?

Диверсия в партии власти

Минюст неправильно трактует изложенные в законе нормы, сказал «МК» Александр Сидякин. Результаты обращения «Щита и меча» парламентарий комментировать не стал. «Оно сделано не с целью исполнить закон, а с целью манкировать им, обжаловать в суде. Вот пусть и обжалуют отказ. Мне было бы любопытно последить за ходом такого процесса и его итогами», — заявил он.

«Полагаю, вопросы надо задавать Минюсту — как закон применяется, какова статистика, — добавил в беседе с «МК» член профильного комитета Госдумы Дмитрий Вяткин, также подписавшийся под законопроектом при внесении его в нижнюю палату. — Сказать, что он работает или не работает, сейчас нельзя. Он работает, так как вступил в силу. А почему он не часто применяется, этот вопрос следует адресовать органам исполнительной власти».

— Формулировка «политическая деятельность» настолько абстрактна, под нее можно подвести все или ничего, — объясняет «МК» член Общественной палаты Дарья Милославская. — Минюст понимает, что в НКО работают неглупые люди, которые смогут оспорить практически любое решение ведомства.

Конфликт интересов налицо: депутатам, вероятно, хотелось бы, чтобы стоивший им немалых имиджевых издержек закон принес хоть какую-то пользу в деле борьбы с потенциальной оппозицией. Однако это желание пока не настолько сильно, чтобы снова вызывать главу Министерства юстиции г-на Коновалова на ковер и требовать от него новых отчетов. А Минюсту, в свою очередь, неохота терять репутационные баллы, отстаивая мертвый с точки зрения перспектив применения закон.

Может, пусть так и остается мертвым? Действуют же в США не применяемые на практике курьезные законы о запрете водить автомобиль необутым или есть лук по ночам. И никому не мешают. Алексей Глухов признает, что вопреки устоявшемуся мнению народ в российской глубинке не придал бы значения клейму «иностранного агента»: «Для большинства простых граждан какая разница, кто им качественно и бесплатно оказывает юридическую помощь. Пусть хоть черт с рогами». Как раз сейчас «Щит и меч» представляет в суде интересы отца, чей сын погиб в одном из отделений полиции в Чебоксарах. Вряд ли этот человек пойдет искать другого адвоката только из-за внесения организации в реестр «иностранных агентов».

Однако многие уверены, что оставлять абсурдный закон необезвреженным может быть опасно.

— Нельзя сказать, кто под него подпадет завтра, потому что невозможно сформулировать понятие политической деятельности, — говорит Павел Чиков. — Деятельность по защите прав детей-сирот — еще несколько месяцев назад кто бы сказал, что она теоретически может считаться политической? Или, например, нам перечисляет деньги некая другая российская организация, ООО «Рога и копыта». Мы что, должны проводить расследование в отношении дарителя и выяснять, нет ли в структуре его владельцев иностранных граждан? Пришел человек в банк и послал тысячу рублей — откуда НКО знает, какое у него гражданство?

А ведь это — непаханое поле для провокаций. Берешь иностранца, вносишь пожертвования от его имени на счета неугодных НКО. Они об этом и знать не будут. Ждать можно полгода, год… А если начнут выпендриваться — «вскрываешь» факт иностранного финансирования и закрываешь НКО за то, что не вписалось в реестр. Очень удобно! Большинство россиян, заслышав об «иностранных деньгах», рисует себе в воображении «вашингтонский обком» или колумбийских наркобаронов. На самом деле в качестве источника финансирования подойдет не только член Госдепа США, но и любой гражданин братских Украины или Белоруссии. Годятся и пожертвования от частного лица, и спонсорская помощь через цепочку фирм-«прокладок».

— Закон надо отменить, — считает Дарья Милославская. — Он достиг только одной цели: еще больше поляризации НКО на прогосударственные организации, которые когда эффективно, а чаще не очень работают на правительственные гранты, и организации не очень крупные, иногда спорящие с государством, которые получают финансирование из разных источников, в том числе зарубежных. Это провоцирует недоверие. Писали закон не юристы, а люди с политической подготовкой, поскольку юридически он несостоятелен. Надо его отменить и переписать все законодательство об НКО, приближаясь при этом к международному стандарту, чтобы законодательство благоприятствовало развитию гражданского общества, а не препятствовало его деятельности.

Впрочем, закон об «иностранных агентах» может оказаться полезным в неожиданной сфере — внутренней борьбе в «Единой России». Апофеозом юридического абсурда стало письмо группы депутатов-единороссов в Минюст с просьбой проверить, не является ли иностранным агентом… их коллега по фракции, депутат и экс-чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов. Гроссмейстер состоит председателем Международной ассоциации фондов мира, которая связана партнерскими отношениями с компанией Japan Tabacco. И когда Карпов внес в антитабачное законодательство пару поправок, бдительные товарищи тут же усмотрели в этом признаки лоббирования и иностранное влияние.

Так что пока законом об иностранных агентах «Единая Россия» только сама себе вырыла яму. Во всех смыслах.

А КАК У НИХ?

В США «Акт о регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act, FARA) был принят в 1938 году. Тогда он адресовался фашистской Германии. Согласно FARA, агент — тот, кто целиком или в значительной мере финансируется из-за рубежа. Эти организации обязаны раскрывать свои занятия и источники финансирования для облегчения «оценки правительством и американским народом заявлений и действий таких лиц». В 2007 году в Минюсте США было зарегистрировано около 1700 лоббистов из более чем 100 стран.