Столица Сирии живет своей жизнью – несмотря на войну

Публицист Николай Сологубовский – из Дамаска: «Мы разговаривали, а до нас доносились звуки взрывов»

19.03.2013 в 19:29, просмотров: 7851

Когда-то, в мирные времена, полет из Москвы в Дамаск занимал всего четыре часа. Теперь, после начала необъявленной войны НАТО против Сирии - шесть часов! Оказывается, Турция «накрыла» себя бесполетной зоной – для сирийских пассажирских самолетов. И лайнер Сирийских авиалиний, вылетев из заснеженного Внуково, сделал крюк через Иран и Ирак, и приземлился в солнечном Дамаске.

Столица Сирии живет своей жизнью – несмотря на войну
фото: Николай Сологубовский

Конечно, я сразу подумал о российских туристах, которые, покупая туры в Турцию, не знают, что этот член НАТО стал лагерем для джихадистов, боевиков и террористов из 37 стран, воюющих на стороне «мятежной оппозиции» против законной власти в Сирии. Ну да каждый сам ищет приключения на свою голову! И я тоже? Нет, не за приключениями я полетел в Сирию, а в группе российских публицистов, журналистов, киношников, чтобы своими глазами увидеть, что происходит в Сирии, как живет сирийский народ и как его защищает сирийская армия. Чтобы узнать, почему мирная граница между Сирией и Турцией стала линией фронта, почему Запад так ненавидит президента Асада, что каждый день твердит о его уходе…

Фото: Николай Сологубовский

Столица Сирии живет своей жизнью. Есть военные блокпосты и тщательная проверка машин, не везут ли оружие и взрывчатку. Есть армия, которая сражается с хорошо вооруженными боевиками, чьи лагеря в Турции, Ливане и Иордании.

Есть правительство и президент, которые решают срочные проблемы страны, оказавшейся целью заговора Запада и арабских монархий.

И есть сирийцы, которые занимаются своими насущными, мирными, повседневными делами.

Когда встречаешься с ними на улицах, когда разговариваешь с ними (есть те, которые говорят по-французски и по-английски), они озабоченно говорят о том, что в бедах Сирии виноваты террористы и наемники, что их надо выгнать из страны. Они надеются, что другие страны последуют примеру России и поддержат усилия сирийских руководителей по восстановлению мира в стране. Сирийцы исстрадались по мирной жизни. Вот что бросается в глаза!

Мы, российские журналисты, побывали в районе Дарайя сирийской столицы. Здесь была жизнь, теперь только руины прошлой жизни. Обгоревшие остовы домов, обугленные деревья, разрушенная школа…

Мы встретились с бойцами сирийской армии, обороняющими подступы в столице, и долго беседовали с ними – о фронтовой жизни, но, конечно, и о мирном прошлом и мирном будущем! Они полны решимости покончить с боевиками, которые сеют террор и смерть в Сирии. Мы разговаривали, а до нас доносились звуки взрывов. Где-то снова шел бой, и где-то снова гибли такие же молодые парни, с которыми мы разговаривали в Дарайя…

Я встретился в Дамаске с одной симпатичной сирийкой, она хорошо знает русский язык (она долго жила в России). И она мне рассказала много историй. Вот одна из них. Из истории французского, колониального, как ее дед говорил. «Когда я училась в школе в Дамаске, то возмущалась, что надо письменно, по-арабски, выполнять по истории, географии… «Рутина полная!» – говорила я. Дедушка, а он 1924 года рождения, улыбнулся и рассказал, как он учился при французах. Начиная с первого класса, арабские дети в школе не имели право говорить на своем родном языке. И если кто-то из преподавателей случайно слышал хоть одно слово по-арабски, то наказанием было исписать всю тетрадь по-французски. И мой дед заполнил французскими словами не одну тетрадь! Зато все говорили по-французски даже без акцента. И мама помнила, что к ней всегда обращались так: «Бонжур или бонсуар, мадам!» Вспоминая как–то раз об этом, мама добавила: «Сейчас реже слышу… Уходит большой пласт культуры!»

Я слушал мою собеседницу и думал о том, как этот большой пласт культуры, а француз правили в Сирии 25 лет, сегодня уничтожают наемники, которых заслали в Сирию катарцы и саудиты, а теперь сам президент Франции Олланд грозится вооружить наемников современным французским оружием. Была ценности, которые принесли французы с собой, пытаясь, хотя и безуспешно, заменить арабские ценности. Были времена независимой Сирии, когда эти ценности взаимно дополняли и обогащали друг друга, а теперь правители Франция вместо «диалога цивилизаций» несут в арабский мир насилие и разрушения. В том числе и своей же культуры, традиций, ценностей. И если когда-нибудь жена Олланда приедет в Сирию, то никто ей не скажет «Бонжур, мадам!»

Насилие над Сирией продолжается, и новый виток этого безумия – сборище 18 марта в Стамбуле тех «непримиримых», кто против диалога, против мирных усилий, предпринимаемых Россией и другими странами. Они собрались в турецком городе, но заявили себя «правительством освобожденных районов». И символично, что они собрались как раз накануне второй годовщины начала необъявленной войны НАТО против Ливийской Джамахирии: в ночь с 19 на 20 марта 2011 года коалиция западных и арабских стран начала бомбежки спящих ливийских городов. Через несколько месяцев суверенное арабское государство перестало существовать…

«Стамбульские посидельцы» избрали своего «премьера», теперь между собой поделят, подерутся за «министерские портфели», покажут миру «новое лицо сирийской революции», как торжественно объявил телеканал «Франс 24» и… Этих марионеток тут же признают западные страны и… «Премьер» уже обратился к Западу за «гуманитарной помощью» для создания «мостов», «коридоров» внутрь Сирии, по которым беспрепятственно пойдут колонны наемников, которые превратили мирные кварталы Дарайя в руины, а самих себя обрели на позорную смерть от огня сирийских бойцов. И именно вчера США объявили, что они «не возражают», если Франция и Англия будут поставлять боевикам современное оружие. Для «защиты сирийского народа», конечно. В Стамбуле ни слова не было сказано о мирном решении сирийского кризиса.

Я снова смотрю свои фотографии вымершего пригорода… И становится и больно, и страшно…

Сегодня стало ясно, что под ширмой разговоров о «мире», всех этих «дипломатических» «усилий», «переговоров», «встреч» и «конференций» шло все та же расползание Большой войны. Сегодня на всех мирных усилиях поставлен крест: война против Сирии продолжится со всеми негативными последствиями для сирийского народа, для всех народов Ближнего Востока. И в чем спасение? Мое мнение: в стойкой вере защитников Дамаска и других городов, которые сражаются с «черной силой», в то, что они отстоят свою родную Сирию, свой дом, свои семьи. И в вере всех сирийцев, что в войне с силами Зла они не одни.

Дамаск