Как президент объелся министрами, или политпейзаж после ухода Cуркова

Злоба дня

12.05.2013 в 18:31, просмотров: 39675
Как президент объелся министрами, или политпейзаж после ухода Cуркова
Рисунок Алексея Меринова

Финал любой долгой череды праздников многие жители государства Российского встречают, как известно, в состоянии легкой ослабленности. Почтенные государственные мужи Путин и Медведев — заядлые спортсмены, которым чуждо злоупотребление спиртными напитками. Но с политической точки зрения конец периода майского безделья-2013 и для того, и для другого характеризуется безошибочными признаками похмелья.

Произошедшая между праздниками добровольная отставка вице-премьера Владислава Суркова, ударив по Медведеву, отскочила и отрикошетила в Путина. У Дмитрия Анатольевича теперь новый образ — постоянно ослабевающего премьера, которого президент разве что публично не награждает обидными кличками. Ну а ВВП выглядит как политик, который заигрался в собственные игры и передавил ситуацию.

В западном мире уход министра в отставку из-за своего несогласия с начальником или общим направлением государственной политики — мощное политическое оружие. В январе 1986 года британский премьер Маргарет Тэтчер и глава оборонного ведомства Майкл Хезелтайн прямо на заседании кабинета министров вступили в ожесточенную перепалку. Хезелтайн настаивал на том, что продавать британскую вертолетостроительную корпорацию можно только европейцам. А Тэтчер была готова отдать ее и в американские руки.

В конце концов Хезелтайн встал, отодвинул стул и покинул заседание. Сначала Тэтчер пыталась шутить: «Он подал в отставку или пошел в туалет?» Но уже очень скоро «железная леди» признавалась окружению: «Это может оказаться концом моего премьерства». Отставку Хезелтайна Маргарет Тэтчер в конечном итоге пережила. Но вот когда в ноябре 1990 года громко хлопнул дверью вице-премьер сэр Джефри Хау, то в том же месяце уйти пришлось и самой Тэтчер.

Владислав Сурков — это, конечно, не сэр Джефри Хау и даже не Майкл Хезелтайн. Его уход из власти ни на йоту не ослабил степень доминирования Владимира Путина на российской политической сцене. Но Суркову не откажешь ни в политическом мужестве, ни в умении вести собственную игру. Бывший верховный кукловод российской публичной политики отказался играть роль заведомого лузера в театре марионеток Владимира Путина. Поняв, что он проиграл, Сурков ушел по собственной воле и тем самым серьезно смешал карты ВВП.

Впрочем, обо всем «в порядке очереди». Как опытный царедворец, Владислав Сурков отлично осознавал, что он выпал из путинского фавора. Как я уже писал, в период медведевского президентства Сурков, как, кстати, и его временный сменщик на посту руководителя аппарата правительства Сергей Приходько, из послушного исполнителя воли ВВП превратился в члена политической команды ДАМа. Кроме того, Путин был недоволен чересчур тесной дружбой Владислава Юрьевича с некоторыми дагестанскими деятелями. Наконец, светлый образ Суркова в глазах Путина «очернили» разоблачения баснословных гонораров оппозиционера Ильи Пономарева. Получалось, что с благословения Суркова государственные средства уходили на финансирование антипутинских сил.

Все эти обстоятельства — или по меньшей мере часть из них — не ускользнули от внимания других российских политических игроков. Если бы речь шла о прежнем Суркове, том самом грозном Владиславе Юрьевиче, скажем, образца 2010 года, никакой «смелый следователь» Владимир Маркин не рискнул бы вступить с ним в политическую полемику.

Но в политических реалиях 2013 года такая полемика стала возможной. И в глазах российской политической элиты Сурков лишился прежде окружавшего его ореола начальственности. Психология российских верхов не сильно отличается от психологии стайки дворовых мальчишек. Либо ты крутой, и с тобой никто не рискует связываться. Либо тебя публично выставили на посмешище, и тебя больше никто не боится.

Суркова выставили на всеобщее осмеяние. И он принял вполне разумное в такой ситуации решение — уйти самому. Здесь стоит сделать оговорку. Разумным такое решение может представляться именно с точки зрения Суркова. Рискну предположить, что в планы Путина досрочный уход шефа правительственного аппарата не входил.

Почему? Да потому, что в разыгрываемой сейчас ВВП политической пьесе каждому была отведена своя роль. Собственная президентская роль заключалась в том, чтобы постоянно пинать ногой правительство и восклицать: «Эх вы, неумехи! Никак у вас не получается исполнить мои прошлогодние указы о ваших целях и задачах!».

Ну а правительство, согласно задумке Путина, должно было слабо оправдываться и обещать исправиться. Таким образом, Путин постепенно создавал условия для возникновения ситуации, при которой он был бы просто обязан уволить премьера Медведева и заменить его «более компетентной и сильной фигурой».

При этом в позиции ВВП содержалось и содержится понятное всем серьезным политикам лукавство. Как я уже писал, исполнить все путинские указы в принципе невозможно. На это просто нет денег.

Глава правительственного аппарата в силу своей должности отвечает за четкое исполнение президентских указов. Поэтому, уйдя в отставку, Сурков, с моей точки зрения, в значительной мере поломал путинскую игру. Конечно, ВВП может и дальше использовать кабинет Медведева в роли громоотвода и мальчика для битья. Однако, как мне кажется, уход Владислава Суркова так сильно ослабил правительство, что теперь к кабинету министров сложно относиться без жалостливой улыбки.

А раз так, то получается: и сам Владимир Владимирович, с торжественным видом щелкающий кнутом и восклицающий: «Что же у меня такие министры бестолочи!» — выглядит как-то не очень убедительно. Путин так успешно дискредитировал правительство, что Медведеву больше не под силу нести груз ответственности. И этот груз автоматом ложится на плечи президента.

Все более логичными и срочными становятся, например, следующие вопросы. Допустим, правительство у нас действительно не сильно талантливое. Но оно же не из воздуха появилось. Его назначил президент своим указом. И если так, то кто же виноват в нынешних неурядицах — самый главный начальник или его подчиненные?

Сделаем еще одно допущение. Мол, год назад Путин искренне верил в премьерские таланты Медведева, но за последние 12 месяцев эту веру растерял. Почему же тогда ВВП «рубит хвост кошке» по кусочкам, а не заканчивает этот затянувшийся фарс одним ударом? И сколько еще президент намерен притворяться, что его указы о целях и задачах правительства можно исполнить, хотя все вокруг думают, что это не так?

Вот какие вопросы, с моей точки зрения, Владислав Сурков поставил своей отставкой. И честь ему за это и хвала.