Дорога на джихад

Обозреватель МК прошел в Грузии тропами чеченских боевиков

14.05.2013 в 14:29, просмотров: 11959

В Грузии для проведения новой экспертизы начата эксгумация тел чеченцев, погибших в Лопотском ущелье 28 августа прошлого года. В тот день жители села Лапанкури проснулись от рокота десятков моторов. Над селом кружили вертолеты «Апачи», по дороге непрерывным потоком шли машины с бойцами спецназа. На следующий день в село приехал президент Саакашвили. Он сообщил, что неподалеку в Лопотском ущелье успешно завершилась спецоперация по обезвреживанию диверсионной группы, пришедшей из Дагестана. "В Грузии не повторится ни разгул Басаева середины 90-х, ни лекианоба (набеги лезгинов в XVII-XVIII веке – Авт.)", - заявил президент. Он намекнул, что группу направили российские спецслужбы – а кто же еще? Эта версия является лживой – от начала и до конца. На Грузию никто не нападал. Какую же тайну скрывает Лопотское ущелье? Об этом – в расследовании МК.

Дорога на джихад
фото: Марина Перевозкина

Закаро (Мцхетский район Грузии)

Перешагнув 40-летний рубеж, главный тренер сборной Грузии по самбо Арчил Чохели мог бы, не кривя душой, сказать себе, что жизнь прожита не зря. Для парня из простой семьи, из маленькой грузинской деревни в окрестностях Мцхеты, он добился очень многого. Двукратный чемпион мира по самбо, чемпион Европы, обладатель Кубка мира 1997-го года, призер бесчисленного количества соревнований, Арчил был яркой звездой мирового спорта. Все, кто знал его, содрогнулись, когда эта звезда так внезапно и безвременно погасла.

Арчил Чохели погиб в августе 2012 года в ущелье реки Лопота, во время спецоперации по обезвреживанию чеченских боевиков. Знаменитый спортсмен совмещал работу тренера со службой в спецназе. Но откуда в Грузии в мирное время взялись вооруженные чеченские боевики, и почему их никак нельзя было обезвредить без участия гордости национального спорта – 41-летнего майора Чохели?

В доме Чохели в деревне Закаро женщины не снимают траур. Мать Арчила Этери застыла у стены в немой скорби. Ее фигура будто вырезана из старого черного дерева. Высохшего от времени, почерневшего от огня… Неверно, так выглядели грузинские матери и три века назад, оплакивая сыновей во время очередного набега лезгин.

«Сын в этот день вообще не должен был выходить на работу. – говорит отец, Руслан Чохели. – Как он оказался в том ущелье, я не понимаю. Он служил на базе Шавнабада и только сменился с дежурства. 28 августа утром он приехал сюда, собирался отдохнуть и на следующий день отправиться на другой пост, в Ахалгори. Вдруг зазвонил мобильник, он коротко переговорил и уехал. После этого его телефон был отключен. О смерти Арчила мы узнали по телевизору. Нам никто из представителей власти не позвонил, никто ничего не сообщил».

«У нас много вопросов, на которые никто не дает ответа. – вступает в разговор сестра Арчила Хатуна. – Тело Ачико привезли сюда только 30 августа вечером. До этого нам два дня его не показывали и даже скрывали, где оно находится. Когда брата привезли, мы увидели, что он в новой одежде. Его одежду нам почему-то не отдали… Они его сами обмыли, переодели и держали в специальном холодильнике, а нам не давали близко подойти».

«Да, даже я не смогла осмотреть тело сына!» – кивает Этери.

«Тело было изуродовано, лицо в ожогах, потому его задержали. – продолжает отец. – И до сих пор, несмотря на все наши обращения, нам не выдали медицинское заключение. Знаем, что вскрытие делало Бюро национальной экспертизы, но результатов у нас нет».

В комнате Арчила на камине настоящий алтарь: там его большой портрет, спортивные призы. Правда, самых главных нет: по обету он отнес золотые медали мировых чемпионатов и Кубок в церковь.

«Мы думаем, что его убили свои. – вытирая глаза, говорит Хатуна. – Почему из всех, кто там находился, только Ачико был в бронежилете? И пуля прошла как раз между его пластинами. Такой выстрел мог сделать только снайпер. Почему его бросили на поле боя?»

В течение последних пяти лет Бидзина Иванишвили платил Арчилу Чохели ежемесячно 1500 лари – просто так, за его спортивные заслуги. Такие же «стипендии» получали многие выдающиеся деятели Грузии – актеры, ученые, музыканты. Некоторые «не вписавшиеся в рынок» талантливые люди выжили только благодаря этим деньгам. Но приближались выборы. Чохели, с его авторитетом среди спортсменов и молодежи, мог показаться кому-то опасным.

Кроме Чохели, с грузинской стороны под Лапанкури погибли военный врач Владимир Хведелидзе и снайпер Соломон Циклаури. Врач обычно помогает раненым после боя, а снайпер убивает врага из укрытия с расстояния до километра. Что делали врач и снайпер в эпицентре сражения, и что делал там тренер по самбо, чьей основной обязанностью в спецназе было обучение бойцов профессиональным приемам борьбы?

Лапанкури (регион Кахети)

Названия кахетинсих местечек звучат для нашего слуха, как звон винных бокалов. Мукузани, Ахашени, Цинандали… За Напареули, в начале ущелья реки Лопота, приютилась маленькая нищая деревенька Лапанкури. Навстречу нам едет конная повозка, груженая дровами. Покосившиеся заборы, ржавые ворота, свалка разбитой сельхозтехники… Здесь живут пшавы, грузинский горный народ. В былые времена горцы-христиане – пшавы и хевсуры – смертельно враждовали с кистинами-магометанами, обитателями Панкисского ущелья. История, похоже, повторяется. Мы приехали в Лапанкури, чтобы поговорить с местными ребятами, которых взбунтовавшиеся чеченские боевики якобы взяли в заложники. Журналист-фрилансер из Тбилиси Леван, сотрудник НПО Алеко и девушка Лика ведут все переговоры и переводят (за последние 9 лет в Грузии забыли русский язык). Я легендирована как «журналистка с Украины». На всякий случай.

Однако на стук в ворота и призывы на чистом грузинском из дома, в котором проживает парень по имени Миндия, никто не выходит. За сценой наблюдает старик, который вместе со своею старухой сидит на лавочке у забора.

«Ребята не будут с вами разговаривать. – мрачно комментирует он. - Они ни с кем не хотят говорить. Их три дня в полиции обрабатывали, чтобы держали язык за зубами».

Постепенно старик совсем разошелся:

«Я чеченцев очень уважаю. Мы - горцы и они - горцы. Никаких проблем между нами нет. А как с ними поступили - так только фашисты делали! Спящих расстреляли. Саакашвили, Мерабишвили - это фашисты настоящие».

Пока дед ведет свои опасные речи, к нам подходит Гела, местный оппозиционер, приглашает в гости. У маленькой печки-буржуйки он, как и положено политическому активисту, раскладывает все по полочкам:

«После того, как ребят нашли, их сразу забрали в управление полиции в Телави. Там продержали 3-4 дня. Видимо, запугали. Люди говорят, что чеченцы сами парней отпустили, извинились и даже денег дали – чтобы они еще посидели, выпили: чеченцы ведь наткнулись на них во время пикника. Это место у речки, где постоянно отдыхают жители деревни. Местные ничего против чеченцев не имеют и жалеют, что те погибли. А я считаю, что они взяли этих ребят, чтобы привлечь к себе внимание. К тому, что правительство собиралось с ними сделать. Потому что от того места, где чеченцы взяли парней, они за три дня отошли не больше, чем на 1-2 километра. А до границы с Дагестаном они могли бы дойти в ту же ночь. Но они никуда не шли».

«Когда парни пропали, все село кинулось их искать. – вступает в разговор сосед Малхаз. - Это и сорвало планы старого правительства. Группу обнаружили. Я думаю, националы хотели использовать чеченцев, чтобы объявить ЧП и отменить выборы. Ведь спецслужбы работали хорошо, всех подслушивали. Знали настроения народа. Знали, что выборы проиграют».

Отсюда до границы - 30-40 км. Можно дойти за один день. Если утром выйдешь, к вечеру уже будешь в Дагестане. Если, конечно, пограничники не подстрелят. Но переходить границу можно только летом. Когда в горах выпадает первый снег, перевал закрывается. Зачем боевикам понадобились лапанкурские парни? Им не нужны были проводники: по рассказам местных жителей, они хорошо знали дорогу, у них были карты. Они даже знали места, где действует мобильная связь (в горах телефон не везде ловит). Знали, где достать питьевую воду. Они были очень хорошо подготовлены.

Из ущелья тянет вечерним холодом. На прощание Гела и Малхаз вдруг говорят, что Грузии надо быть с Россией, а не с Америкой. Видимо, разведчик из меня никакой: моя «украинская» легенда не работает. А может, у мужиков просто накипело. В машине я говорю, что впервые передо мной столь глухая стена: мне удавалось разговорить даже родственников смертников в горных аулах Северного Кавказа. Чего так опасаются бывшие заложники?

«Вы не представляете, что здесь 9 лет творилось. – зло говорит Леван. - Думаете, кроме такого дурака, как я, кто-нибудь поехал бы с вами? Семьи есть у всех. Власть поменялась, но страх у людей еще остался».

Дуиси (Панкисское ущелье)

Путь наш лежит в верховья реки Алазани, туда, где «на троне горного массива видна Кистинская страна». Стихи Важа Пшавела не отпускали меня все эти дни. Гениальный пшав (Важа Пшавела – псевдоним, и означает он «парень из Пшави») писал именно об этих местах…

«Хребта огромные отроги, в крови от темени до пят, склоняясь к речке, моют ноги, как будто кровь отмыть хотят. По горной крадучись дороге, убийцу брата ищет брат».

Нравы в горах тогда были суровые. Кистам, например, мало было убить кровника: его нужно было зарезать на могиле того, кого он убил. Горцы-христиане не отставали от мусульман: делом чести для хевсура было прибить к стене своей башни отрезанную правую руку убитого им кистина. И все это творилось не так уж и давно. Кровная месть была здесь обычным делом вплоть до 30-х годов ХХ века.

В село Дуиси мы въезжаем по мосту через канал, по которому 10 лет назад проходила граница фактически независимой «грузинской Ичкерии». Сейчас здесь тихо. Но друзья в Тбилиси все же рекомендовали «быть поосторожнее».

Издали заметен рыжий кирпич минарета. «Новая» мечеть в центре села построена в годы первой чеченской войны на деньги саудитов. Близится время намаза. Около мечети много парней с характерными «салафитскими» бородами. Мечеть считается «ваххабитской», в ней молится молодежь. Есть в селе и традиционная «старая» мечеть.

В прошлом году на мусульманском кладбище Дуиси появилось семь новых могил. На серых и черных камнях – надписи на русском и грузинском языках. В трех могилах похоронены местные уроженцы – чеченцы-кистинцы. В четырех – выходцы из России. Это бывший телохранитель Закаева Дукваха Душуев, Салам Заурбеков, Джабраил Хашиев и Муса Дауев. Все они погибли в Лопотском ущелье. Власти Грузии объявили, что убито 11 боевиков. Но могил только семь.

Нашего нового знакомца зовут, как героя Важа Пшавела – Джокола. Я не знаю, настоящее ли это имя. Рыжая борода, легкая хромота и отсутствие нескольких пальцев на руке говорят о непростом прошлом. «Правозащитник» - лаконично отрекомендовался он.

«Я знал троих парней-кистинцев, которые погибли под Лапанкури. Что сказать? Обычные ребята. – Джокола владеет и русским, и грузинским. Значит, он местный, кистинец, а не беженец из Чечни. – Думаю, они хотели пойти в Чечню. А грузинское правительство решило их использовать для каких-то своих дел. Перейти сами они не могли: их расстреляли бы пограничники. Поэтому они ждали, когда им дадут коридор. Власти им предложили что-то для них сделать, но они отказались».

По словам кистинца, все точки расставит шариатский суд, который состоится в Турции. Там все ждут приезда Ахмада Чатаева. Чатаев (его часто называют представителем Доку Умарова) после событий в Лапанкури раненый сдался полиции, его судили, но оправдали. На самом же деле, утверждает Джокола, Чатаева привезли в Лапанкури сами силовики: как переговорщика.

«С Ахмадом я говорил, вот как с вами. Его позвали как посредника. В Телави его ждал полицейский джип. Ахмад рассказывал, что объяснил ребятам: «В Чечню вы живыми не дойдете. Сначала придется воевать с грузинами, потом с русскими. Надо сдать оружие». Они согласились, но поставили условие: оружие сдадут, когда дойдут до любого населенного пункта, в присутствии свидетелей. Потому что иначе их могут просто ликвидировать. Представители МВД, которые там были, сказали Чатаеву, что нужно перейти на более высокое место, чтобы позвонить министру: «Здесь телефон не ловит». Перешли, позвонили. Там пообещали дать ответ через 15 минут. При этом Чатаева поставили на открытое место. Через 10 минут грузины открыли огонь, и Чатаева ранили. В это время остальные чеченцы спокойно ждали результата переговоров и ложились спать. Их убили прямо в спальных мешках».

Шахиды из Панкиси. Багауддин Алдамов

Одноэтажный дом, в котором вместе со своей семьей жил 26-летний Багауддин Алдамов, находится недалеко от мечети. Серый забор почти полностью скрывает его от посторонних глаз. Металлические ворота не заперты.

Асмат, мать Багауддина, одета во все черное. Видно, что ее боль до сих пор не утихла. Когда женщина начинает говорить, то не может сдержать слез.

«26 августа вечером Багауддин сидел у компьютера. Было уже 23 часа, все спали, не спали только мы с сыном. Он сказал, что должен зайти его друг Багауддин Багакашвили, который приехал из Австрии: «Он собирается в Турцию, а у меня осталась его спортивная форма, я должен ее ему передать». Я ни о чем не догадывалась. Он вел совершенно обычную жизнь, никогда не уходил из дома надолго.

Через 10 минут подъехала машина, посигналила. Потом его три раза позвали по имени. Он взял пакет со спортивной формой и вышел, в чем был. Больше я его не видела, ни живого, ни мертвого. Я слышала, как хлопнула дверь машины. Потом машина уехала, а Багауддин все не возвращался. Когда я вышла за ворота, там уже никого не было».

Она решила никого не будить до утра, позвонила сыну по мобильнику. Но телефон был отключен.

«28 августа по телевизору сообщили о спецоперации в Лапанкури. У меня появилось какое-то нехорошее предчувствие. А в доме Багакашвили сразу узнали, что ребята убиты. Им сообщили ваххабиты. Но нам ничего не говорили. Муж узнал сына, когда по телевизору показали его тело. Ваххабиты с самого начала знали, что трое наших парней были там. Когда по телевизору передали, что убито 11 боевиков, ваххабиты сразу пошли на кладбище и вырыли семь могил».

- Ваш сын дружил с ваххабитами? – задаю я вопрос.

- Нет, он просто молился. Но некоторые его друзья – да, были связаны.

- Вас пригласили на опознание тела?

- Нет, какое опознание! Нам до сих пор медицинское заключение не дали. Тело сына пролежало в морге пять дней. Нам его не показывали и морочили голову. Я даже на мертвого сына не смогла взглянуть! Спецслужбы нас предупредили, чтобы мы ни с кем не общались. А мы даже плакать уже не могли.

Наконец родственников пригласили в Тбилиси. Поехал отец Багауддина. Он потом рассказал, что их встретили Гия Лорткипанидзе (тогдашний замминистра МВД Грузии), Сандро Америдзе (сотрудник Антитеррористического центра) и Зелимхан Хангошвили.

- Кто такой Хангошвили?

- Хангошвили местный, но тесно связан с МВД. Ахмед Чатаев говорил, что его на переговоры пригласил именно Хангошвили.

Зелимхан Хангошвили – загадочная фигура. С одной стороны, он один из лидеров ваххабитского джамаата Панкиси. С другой, говорят, что он кадровый сотрудник Антитеррористического центра Грузии. Во всяком случае, его неоднократно видели в штаб-квартире Центра.

Силовики в сопровождении отцов и братьев погибших привезли тела в Дуиси ночью, по объездной дороге. Похоронили под утро, в тайне ото всех.

- Прошлой весной в ущелье было полно незнакомых молодых ребят. – рассказывает Асмат. – Мы не знали, откуда и зачем они приехали. Багакашвили тоже тогда приехал из Австрии, три месяца он жил здесь. Эти ребята тренировались на базах Шавнабада, Вазиани…

- Откуда вы знаете?

- Так Лорткипанидзе и Америдзе сами рассказали об этом нашим мужьям, когда те ездили за телами. Ребят же в Лапанкури привезли на машинах МВД! Для них дом арендовали в Тбилиси, в Сабуртало…

- Ваш сын тоже жил там?

- Нет. Он все время был здесь. Но однажды уехал на два дня: сказал, что поедет в Тбилиси и останется у друга. А когда вернулся, сказал, что хочет немного отдохнуть в горах вместе с Багакашвили. И потом они 5 дней отсутствовали…

Шахиды из Панкиси. Багауддин Багакашвили

Гурам Багакашвили с виду совсем не похож на обитателя кавказских ущелий. Этот высокий и крепкий, хорошо одетый и уверенный в себе господин держится, как европеец, хотя его «европейский» стаж невелик. С декабря 2011 года Гурам живет в Австрии, в Вене, куда переехал из Чечни вслед за сыновьями. Их у него было четверо, а осталось трое. И еще дочь, которая живет в Грозном.

Нам повезло: Гурам только этим утром прилетел из Австрии, чтобы впервые побывать на могиле сына Багауддина. В прошлом году у него не были готовы документы, поэтому сына похоронили без него.

«В Австрии я всегда смотрю грузинский 9-й канал, из него и узнал о спецоперации в Лопотском ущелье. Потом мне позвонили и сказали, что там погиб мой Багауддин. Как он там оказался? Пока я не знаю. Но знать буду. Я для того и приехал. Пусть государство скажет правду. Пусть те, кого называют ваххабитами, скажут правду. Пусть скажут, как они сразу узнали имена погибших» - от волнения Гурам переходит с русского на грузинский, и Алеко приходится переводить. – «Они многое знают, но молчат. Боятся! Мой характер здесь всем известен. По нашим обычаям, за убийство обязательно кто-то должен ответить, пусть даже сто лет пройдет».

- Ваш сын был ваххабитом?

- Был ли он ваххабитом? – Гурам закуривает сигарету. Ясно, что уж он-то точно не ваххабит. - Не знаю. Но он был очень верующим, много молился, не пил, не курил, пост соблюдал. Он был очень хорошим человеком. И все, кого в том ущелье убили, были такими: хорошие, верующие. Вот таких ребят они уничтожили.

Гурам нервно курит одну сигарету за другой.

- Я начал курить, когда сына убили. Я молюсь Аллаху, но с ваххабистами не хочу иметь ничего общего. Они верят только в деньги. Еще говорят, что они связаны с властями. Говорят, что из тех денег, которые они в ущелье собирали, половину относили Вано Мерабишвили. Я знаю одно: семеро были убиты, а 10 человек смогли уйти. Некоторые из них сейчас в Австрии. Как они ушли? Там же все было оцеплено.

- Как ваш сын оказался в Грузии, он ведь жил в Австрии?

- В Дуиси живет мой брат. За полтора месяца до этих событий сын поехал отдохнуть на родине. Он ведь здесь родился, как и я. Когда я был молодой, чабановал, пас баранов в Чечне. В 90-м году перевез туда семью, мы жили в Грозном. Багауддину было 26 лет, из них пять он прожил в Австрии. В Грозном учился в нефтяном институте и был хорошим спортсменом. Много раз побеждал и на районных, и на общегрузинских соревнованиях по кикбоксингу, по грузинской борьбе и дзюдо. В Минводах занял второе место на соревнованиях по боям без правил. В Австрии он жил на пособие. Чем занимался, я точно не знаю: у него ведь уже была своя семья, он жил отдельно. У него осталось трое сыновей, младший родился уже после его смерти.

- А родственники ничего необычного не замечали?

- Он все время был у них на глазах. Только два или три раза уезжал куда-то. Отсутствовал по два дня. Ночью за ним приезжала какая-то незнакомая машина. Где был – никто не знает.

Мы вместе едем на кладбище, но я остаюсь в машине: женщинам, тем более неверным, туда нельзя.

На обратном пути все молчат.

- Нужна новая экспертиза, новое расследование. – говорит Гурам на прощание. – Даже из видеозаписи понятно, что они не в бою были убиты. Мы обязательно узнаем, что там случилось и кто виноват. А потом решим, что делать. Но Саакашвили жить в Грузии не будет, это точно.

«Убийцу брата ищет брат»...

Похоже, в этих горах со времен героев Пшавелы мало что изменилось.

Шахиды из Панкиси. Аслан Маргошвили

Мераб Маргошвили так болен, что принимает нас, лежа в постели. Каждое слово дается ему с трудом. Глядя на него, я опять убеждаюсь, что все, кто говорил, что родители погибших не желают общаться, просто морочили нам голову. Родители очень хотят достучаться хоть до кого-то.

С фотографии в рамке на нас смотрит очень симпатичный парень. Аслана Маргошвили убили в день рождения. 28 августа 2012 года ему исполнилось 22 года.

«Сын учился в Тбилиси в архитектурном институте, закончил три курса. – рассказывает отец. – Летом 2011 года мы, как обычно, проводили его в столицу: в сентябре начиналась учеба, нужно было снять комнату. Вдруг он сообщил, что уезжает на год в Финляндию к друзьям. У него были друзья-чеченцы - боевики, но хорошие ребята. Они уехали в Финляндию раньше. Эти ребята мечтали вернуться в Чечню и бороться против Кадырова. Думаю, это они на него повлияли.

В то лето мы видели Аслана в последний раз. Думали, что он в Финляндии. А потом оказалось, что в марте прошлого года он вернулся в Тбилиси. Но нам об этом не сообщил. Жил в Сабуртало на съемной квартире с другими ребятами».

В Дуиси говорят, что на самом деле парень ездил в Саудовскую Аравию. О смерти Аслана местные ваххабиты сообщили его тете. Они сказали: «Мы вырыли шесть могил. Если хотите, подготовим седьмую и для вашего».

- Был ли ваш сын ваххабитом? – задаю традиционный вопрос.

- Нет. Но он сам читал Коран, выучил арабский язык. Мог на нем и читать, и писать.

- А вообще здесь много ваххабитов?

- Очень. 70-80% молодежи - ваххабиты. Ваххабиты хотят, чтобы все жили по их законам. Но государство их прикрывает, чтобы использовать в своих целях. Наши местные ваххабиты с правительством все дела вместе делают. И они знают правду, но скрывают. У правительства и ваххабитов была одна цель – избежать огласки. Они долго нам морочили голову, тело не показывали. А я все не мог поверить в смерть сына. Как он там мог оказаться, ведь он был в Финляндии! На третий день к нам подослали Зелимхана Хангошвили. Он – глава ваххабитов. Работал в МВД вместе с Лорткипанидзе. Родственников повезли в Тбилиси в МВД на переговоры к Лорткипанидзе и Америдзе. Нас предупредили: обо всем молчите, а то и тела могут «потеряться». Когда открыли реанимобиль, я увидел тело сына и только тогда поверил.

- Как вы думаете, чего он сам хотел, к чему готовился?

- Я думаю, он под влиянием своих друзей в Чечню хотел перейти. Чтобы бороться за свободу.

- А почему грузины их убили?

- Я думаю, это как-то связано с выборами. В свое время боевиков, которые перешли сюда из Чечни, взяли под контроль силовики. Их использовали для грязных дел. Некоторых из них потом послали в Европу. Они там агитировали чеченских беженцев ехать в Грузию, говорили, что им дадут коридор для перехода в Чечню. Прошлым летом ущелье было наполнено незнакомыми парнями. А у властей были свои планы относительно этих ребят, и они все тянули с открытием коридора. Поэтому многие заподозрили неладное и обратно уехали. А эта группа из 17 человек осталась.

Я не знаю, зачем это было нужно. Но 2 сентября в Телави должен был состояться митинг Иванишвили. Говорят, власти хотели, чтобы эта группа убила Иванишвили или устроила там беспорядки. Им якобы пообещали, что после этого они уже точно пойдут в Чечню. Конечно, их бы все равно обманули и убили, даже если бы они согласились. Но они отказались.

Тбилиси (столица Грузии)

Ключевую роль в разоблачении официальной лжи об операции в Лапанкури сыграли журналист Гела Мтивлишвили из Информационного центра Кахети и политолог Мамука Арешидзе. Правда, как это часто бывает, открылась совершенно случайно. «Еще в марте прошлого года я увидел чеченцев, которые жили в Сабуртало (район Тбилиси – Авт.) над магазином, в котором я постоянно отовариваюсь. – рассказывает Арешидзе. - Продавщицы магазина сообщили, что к этим ребятам все время приходят в гости представители силовых структур. Зная наших силовиков, я сразу понял, что они что-то затевают. Потом я установил, что чеченцам снимали там квартиру».

В это время Арешидзе баллотировался в депутаты в регионе, где находятся военные базы Вазиани и Шавнабада. И от избирателей он узнал, что на базах проходят военную подготовку какие-то кавказцы. Сначала их было более 100 человек. Однако в начале июля почти все они покинули Грузию. «Потом в конце июля вдруг в спешке начали людей стягивать заново. Некоторые ребята приехали буквально 21 августа. – говорит Арешидзе. – Вопрос: какая была задача у первой группы и почему она ее не выполнила? С какой целью спешно создавалась вторая группа и почему она поперлась в Лапанкури? Судя по их картам, они шли в Дагестан. Но на самом деле они никуда не шли, они просто там сидели».

По мнению эксперта, погибший в Лапанкури военный врач был с группой. А Чохели и Циклаури были инструкторами, которые тренировали чеченцев на военных базах. Это объясняет неожиданный вызов Чохели на работу 28 августа: он знал ребят лично, и если они вышли из-под контроля, его могли пригласить для переговоров. Как Чатаева. Кстати, не исключено, что Чатаев – один из тех, кто агитировал чеченцев ехать в Грузию. И стреляли в переговорщиков целенаправленно грузинские снайперы, а Чатаев выжил случайно. Его бросили в ущелье, думая, что он там умрет, как Чохели.

«Бачо Ахалая, министр внутренних дел, дал приказ не оставлять свидетелей. – говорит родственник Джохара Дудаева Умар Идигов. Когда-то Идигов пришел в Грузию с группой Руслана Гелаева. Но давно остепенился, сменил камуфляж на костюм и стал законопослушным гражданином и общественным деятелем. – 28 августа мне тоже звонили и приглашали на переговоры. Но когда я услышал, что в деле замешан Антитеррористический центр, то сразу понял, что это кончится плохо. Я имею связь с выжившими ребятами, которые сейчас в Европе. Они потихоньку рассказывают, что и как было».

Есть сведения, что выжившие при помощи спецслужб выехали в Турцию через КПП Вале. Идигов пока единственный, кто в контакте с этими ребятами: больше они никому не доверяют.

Чего же хотели эти чеченские парни?

«Они хотели пойти на джихад в Чечню. – уверенно говорит Умар. - Прежнее правительство обещало им коридор. Видимо, раньше маленькие группы по 5-10 человек действительно туда отправляли. Мы нашли 20 квартир, которые им снимал в Сабуртало первый замминистра МВД Гия Лорткипанидзе. Начальник Антитеррористического центра Зураб Майсурадзе и его сотрудник Сандро Америдзе принимали в этим деле непосредственное участие. Ребят возили на базы, обучали там, покупали им одежду, оружие. Им выдали права, документы на оружие, фальшивые грузинские паспорта. Водили по дорогим ресторанам».

Умар раскладывает передо мной документы. Среди них - фото Аслана Маргошвили с пистолетом Стечкина, сделанные на «конспиративной квартире», и копия разрешения на ношение этого оружия.

«У нас есть и оригинал. Конечно, спецслужбы постарались замести все следы. Даже уничтожили документы Маргошвили в архиве его университета».

Картина вырисовывается такая: чеченцы с марта ждали обещанного коридора, а его все не давали. Они устали, у них появились нехорошие подозрения. Говорят, они получили смс-ку с предупреждением, что их хотят подставить. Что их на самом деле их готовят для выборов. И тогда они решили идти сами.

«У них отобрали мобильные, якобы чтоб не засекла российская разведка. – рассказывает Умар. - Но у некоторых остались запасные. Во время штурма они звонили друзьям и просили о помощи. Они были еще очень молоды, их влекла военная романтика. Вот мне уже почти 40 лет. И меня никто не заставит пойти на войну».

Смерть приехала к Басаеву из Грузии?

Между тем скандал вокруг Лопотского ущелья может пролить свет на тайну смерти знаменитого террориста Шамиля Басаева. В ноябре прошлого года в Турции был задержан некий Руслан Папаскири, который признался в убийствах нескольких чеченцев – представителей Докку Умарова. У него был изъят паспорт гражданина Грузии. В ходе следствия Папаскири признал также участие в убийстве Басаева. По данным турецких СМИ, киллер, известный под кличкой «Зона», рассказал, что заминировал машину с оружием, предназначавшимся для Басаева. А некоторые мои источники в Тбилиси утверждают, что заминированная машина поехала к Басаеву из Грузии в сопровождении самого Папаскири.

Мало кто связал это громкое дело с Лопотской историей. А между тем связь самая прямая. По данным Умара Идигова, «Папаскири был среди тех, кто убеждал чеченцев ехать в Грузию, говорил, что им здесь дают дорогу на джихад». Это подтверждает и председатель функционирующей в Тбилиси Конфедерации народов Кавказа Заал Кесрелишвили. По его информации, Папаскири был «одним из координаторов» задуманной Мерабишвили операции с участием чеченских боевиков. «Это кровавый человек. – утверждает Кесрелишвили. – После событий в Лапанкури он убежал из Грузии, сдался турецким властям и намеренно подписался на пожизненное заключение. Он сделал это, чтобы уйти от кровной мести. Он понимает, что за лапанкурскую историю его убьют».

Мамука Арешидзе познакомился с Папаскири в 2010 году в баре, куда пришел со знакомыми кистинцами. Во время разговора киллер показал Арешидзе свое служебное удостоверение: он числился сотрудником внешней охраны здания МВД. Несмотря на грузинскую фамилию, Арешидзе сразу понял, что перед ним чеченец.

На самом деле Папаскири – это чеченец Али Дабуев. Он был агентом МВД Грузии при прежней власти и, вероятно, использовался для выполнения «деликатных поручений». Также не исключено, что он был двойным агентом – спецслужб Грузии и России.

Угроза кровной мести объясняет и неожиданное возвращение в Грузию экс-министра МВД Бачо Ахалая, который непосредственно руководил операцией в Лапанкури. После парламентских выборов он уехал, как полагают, в Турцию. Но, вероятно, быстро сообразил, что грузинская тюрьма для него сейчас более безопасное место.

«За такое сильно наказывают на Кавказе. – говорит Кесрелишвили. - Но это уже не наше дело. Это дело родственников убитых и родственников убийц».

«Убийцу брата ищет брат…»

В поэме Важа Пшавела «Гость и хозяин» кистин Джокола с кинжалом в руках защищает своего гостя - хевсура Звиадаури от разъяренной толпы сородичей. Его не останавливает даже то, что гость – убийца его брата. Ибо законы гостеприимства священны. Очень красивая, трогательная история.

Современным грузинским поэтам достался сюжет похуже: история о том, как однажды в Грузию пригласили гостей, кормили их и ублажали. А потом убили. И до сих пор даже не объяснили: почему?

Тбилиси – Закаро - Лапанкури – Панкиси – Москва