Правительство взаимного мучения

Злоба дня

Злоба дня

Ровно год исполнится в этот вторник со дня формирования кабинета министров Дмитрия Медведева. Обычно подобный юбилей — повод для парадных отчетов в стиле «сделали мы, конечно, много, товарищи! Но предстоит нам сделать еще больше!» Однако нынешний «красный день календаря» — это для команды Медведева праздник с дрожью в коленках.

Год правительству — важный психологический рубеж. До этого момента Владимиру Путину было как-то не с руки применять к кабинету министров особо изощренные карательные меры. Типа как можно? Люди еще года не проработали, а с них уже спрашивают по полной программе. Но теперь ситуация меняется. Министрам теперь можно смело заявлять: вы уже год сидите в своих креслах. А где результаты? Разгоню я вас! Ух, разгоню!

Во французской политической жизни есть такой термин: «правительство сосуществования». Обозначает он ситуацию, когда президент и опирающийся на парламентское большинство премьер-министр представляют разные партии. Так было, например, в 1986–1988 годах. Президентом тогда являлся социалист Франсуа Миттеран, а главой правительства — лидер правых Жак Ширак.

В нынешнем российском политическом раскладе и президент, и премьер в теории опираются на одну и ту же политическую силу — «Единую Россию». Но вы знаете, что странно? По сравнению с «контрами» официальных соратников по борьбе Путина и Медведева правление двух официальных противников Миттерана и Ширака — это настоящее царство гармонии и взаимопонимания.

Да, между Миттераном и Шираком случались острые разногласия. Но в основном между президентом и премьером было четкое разделение сфер ответственности. Миттеран сконцентрировался на внешней политике, отдав политику внутреннюю на откуп главе правительства. А вот то, что сейчас происходит между Кремлем и Белым домом, вполне можно охарактеризовать как войну по всем фронтам.

Нынешнее правительство — плод вымученного компромисса. Компромисса, который крайне тяготит и Медведева, и Путина. Дмитрий Анатольевич считал и считает, что «по справедливости» кандидатом в президенты от власти в 2012 году должен был быть он, а вовсе не Путин. Полученный им взамен пост премьера Медведев расценивает не только как утешительный приз, но и как трамплин для своего возвращения в Кремль на президентских выборах-2018.

Владимир Владимирович, как известно, вообще не любит «инициативников». И уж тем более ему совсем не нужны самопровозглашенные и насмерть разобиженные кандидаты в наследники. Но как доказать, что формально являющийся еще и лидером правящей партии глава правительства на самом деле ни на что не годен? Только показав всей Руси великой его неадекватность как премьер-министра.

Вас утомило описание этих верхушечных политических игр? Абсолютно понятная и логичная реакция. Но надо отдавать себе отчет: эти «игры престолов» между Путиным и Медведевым касаются не только их самих. Российская экономика, за развитие которой отвечает правительство, при таком раскладе оказывается то ли в роли заложника, то ли в роли третьего лишнего.

Сейчас вообще не очень понятно: есть ли в России правительство в принципе? Правительство, с моей точки зрения, чего-то стоит и чего-то может добиться, только если его уважают и боятся. А как можно уважать и бояться правительство, которое при каждом удобном и неудобном случае унижает и топчет его прямой начальник — президент?

В российской элите отлично умеют распознавать смысл сигналов, получаемых из Кремля. А их смысл сейчас таков: правительство у нас сейчас «временное». Президент премьера едва терпит и ждет удобного момента от него избавиться. В таких условиях всякая реальная содержательная работа в имеющих отношение к правительству структурах власти имеет свойство если не останавливаться совсем, то серьезно замедляться.

Не стоит рисовать ситуацию более драматичной, чем она есть на самом деле. Мы привыкли относиться к понятиям «правительство» и «команда премьера» как к синонимам. На самом деле синонимами они совсем не являются.

Есть «ведомства со звездочками» — все силовые структуры и МИД. Они совершенно официально подчиняются не премьеру, а президенту. В нынешнем правительстве «ведомством со звездочкой» фактическим является и Министерство финансов. О контроле Медведева над этим ведомством можно говорить с большой долей условности. Фактически Минфином управляет тандем из нынешнего министра Антона Силуанова и его предшественника, ненавистного для Медведева Алексея Кудрина. В ходе своей недавней прямой линии Путин фактически узаконил эту невиданную в современной истории практику.

Обращаясь к Кудрину, президент заявил: «Надеюсь, что такое экспертное сопровождение того, что делает ваше ведомство, то, которому вы отдали много лет своей жизни (я знаю, вы так живо переживаете за это, в контакте находитесь с коллегами), сохранится».

Есть, наконец, министры, которые обладают «звездочками» в индивидуальном качестве — многочисленные путинские ставленники в правительстве типа первого вице-премьера Игоря Шувалова или министра экономики Андрея Белоусова. К этому надо добавить, что многие самые важные вопросы традиционно решаются в чертогах Администрации Президента.

Поэтому говорить о параличе типа того, который существовал в период противостояния Ельцина и Хасбулатова, естественно, не приходится. По уровню напряжения ситуация несравнима даже с конфликтом ельцинского Кремля и кабинета Примакова в 1999 году. Во всех этих и некоторых других случаях у президентской стороны был шанс проиграть.

Сейчас такого шанса нет даже теоретически. Владимир Путин играет с командой Медведева как кошка с мышкой. Судьба правительства зависит только от настроя президента. В любой момент ВВП может поставить точку в истории кабинета Медведева, не понеся при этом существенных политических потерь.

Конечно, в неудобном положении окажется «Единая Россия», которой придется горячо одобрить и поддержать увольнение своего партийного председателя. Но партии власти к таким «деликатным» ситуациям не привыкать. Выпустят заявление: мол, не оправдал наш почтенный Дмитрий Анатольевич доверия партийных масс! И на этом тема будет закрыта.

Я не собираюсь давать советы Путину: менять ему правительство или нет. Но ситуация вокруг нынешнего кабинета министров постепенно становится все более неприличной. Экономический рост в стране вползает в область значений, которые не сильно отличаются от нуля. А при этом люди Медведева и люди Путина думают о том, как бы поизящнее заехать друг другу в глаз или ухо.

Президент не может находиться в оппозиции к собственному правительству. Правительство не может находиться в оппозиции к собственному президенту. Это как раз тот редкий случай, когда нужно «побольше вертикали и поменьше демократии».