Хроника событий Почему после Болотной оппозиция с каждым годом выглядит все более жалкой Экс-кандидат в мэры Хабаровска Ворсин подал апелляцию после снятия его с выборов Бийский подросток собрал в интернете деньги на штраф за пропаганду ЛГБТ В Бийске школьника из команды Навального оштрафовали на пятьдесят тысяч рублей за ЛГБТ-пропаганду Башкирские коммунисты, заняв нишу контролируемой оппозиции, нивелировали идею протеста

Россия: жизнь или смерть?

У оппозиции появился новый, последний шанс

18.07.2013 в 15:27, просмотров: 47882
Россия: жизнь или смерть?
фото: Геннадий Черкасов
Алексей Навальный

Что ж.

Главным событием микроэпохи стал, конечно, обвинительный приговор Алексею Навальному и его другу Петру Офицерову. Что дело «Кировлеса» не стоит выеденной еловой шишки, почти все знают, повторять общеизвестное я не буду.

Все мои друзья и близкие знакомые не дадут соврать: к сожалению, именно такого печального исхода я и ожидал.

Почему? Потому что решение посадить Навального принималось вне рамок стандартной политической логики. Которая, вероятно, требовала если не оправдать подсудимых, то хотя бы дать им условные сроки.

Логика была иная.

С одной стороны, сработал высочайший кремлеподход, который во время оно привел в тюрьму Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Ситуация почти такая же.

Владимир Путин, судя по всему (сегодня об этом можно говорить, имея возможность оценить во всех подробностях судьбы легендарных при жизни узников), склонен рассуждать так:

а) ты можешь критиковать меня и мое окружение за коррупцию и всякие сопутствующие шалости, но при одном условии — ты сам должен быть чище снега альпийских вершин; если же нет — тогда и я тебя могу спросить о чем-нибудь (помните паркетную полемику Путина с Ходорковским по делу «Северной нефти», 2003 год?); разница между нами лишь в том, что сегодня я Президент РФ, а ты — нет; завтрашний же день сам найдет себе агнца для всесожжения;

б) Бог все видит; тебя сажают за то, чего ты не совершал, быть может, прощая за то, что ты действительно совершил; а второе могло бы оказаться куда страшнее первого; не случайно ВВП, будучи спрошен о МБХ, все время впадает в воспоминания о каких-то убийствах, словно желая сказать: тот, кто получил 13 (11, с учетом скидки) лет за неукраденную нефть, мог бы при известных обстоятельствах, определениях и дополнениях получить и пожизненное;

в) я все больше даю вам легальных возможностей для политического самовыражения: партии; прямые выборы губернаторов; рожна горячего. Вас же все равно и все время тянет на внесистемную сторону. Вы безустанно повторяете: «Путина — в тюрьму»? Ну что ж. Пока что тюрьма подчиняется не вам, а другим людям. Решите: вы в системе или за ее пределами? баллотируетесь в мэры или мечетесь булыжниками? От правильности ответа зависит ваша прикладная тактическая судьба.

Впрочем, кроме логики Путина, который, конечно, велик, но даже в условиях нынешней РФ далеко не всесилен, есть еще логика «правоохранительных» структур. Которая несколько изменилась со времен ГУЛАГа, но не то чтобы слишком сильно.

В рамках этой логики:

а) Следственный комитет РФ не вышел бы на кировский процесс, если бы не был уверен в кировском результате;

б) никто не мог допустить, чтобы Алексей Навальный вышел по итогам процесса на ступени суда и заявил нечто вроде: эти лохи даже посадить меня не смогли!..

Нет. Так эта машинка не работает. А как работает, мы все еще раз убедились.

И разве не было во время первого и второго ходорковско-лебедевских процессов преизобильных стонов на тему: ну как же так? ведь практически ни события, ни состава преступления? «чего ни хватишься — ничего нет» (с).

И чем дело кончилось? Тем же — и нынче.

Пожелаем Алексею Навальному большого мужества. Которое у него и так должно быть. Михаил Ходорковский, в тюрьме не сломавшийся и не сгинувший, может здесь стать полным примером.

Но за последнее время свершились и другие вещи. Не такие громкие и яркие, как главная, но тоже знаковые.

Например.

В день московского траура по жертвам страшного ДТП Президент РФ Владимир Путин вовсе не решил отдать дань уважения погибшим. Он в новом батискафе опустился на дно Финского залива, чтобы осмотреть останки затонувшего в XIX веке фрегата «Олег». (Будь я избыточно циничен, предположил бы, что то могла быть пиар-акция известного одноименного олигарха.)

Странновато, не правда ли? Для национального лидера, к тому же недавно и публично разошедшегося с многолетней законной супругой.

А тем временем, по данным «Левада-центра», рейтинг Путина упал до 29% по всей России и до 21% — в Москве.

Что все это вместе взятое означает? Кульминацию процессов, именуемых «перестройка-2», друзья мои. То, что мы с вами обсуждали на этой полосе «МК» еще летом 2010 года (Боже, как летит время!).

Власть впадает в неадекват. Ей как будто становится все равно, что о ней думают и еще подумают избиратели, даже самые верноподданные.

Отчуждение активной части общества, русских образованных горожан (РОГов), составивших костяк Болотной площади и проспекта Сахарова, от власти достигло критического уровня. И фарш невозможно провернуть назад. Даже регистрация Алексея Навального, Ивана Мельникова, Сергея Митрохина и др. как легальных кандидатов на пост мэра Москвы ничего качественно не меняет. Власть — надоевший муж, доверие к которому уставшей жены (общества) утрачено. И количество букетов и комплиментов, приносимых на алтарь восстановления былой любви, уже не имеет значения.

Во власти, насколько можно понимать из отрывочных сведений и натужных недостоверных догадок, царит форменная шизофрения. Одно кремлевское полушарие понимает, что с активной частью общества, с РОГами в целом надо как-то мириться. Находить общие платформу и путь. Иначе «Вавилону будет не устоять» (с).

Но другое полушарие при этом активно-пассивно сопротивляется и посылает примерно следующий внутренний сигнал: зачем с кем-то мириться и кому-то что-то доказывать, идти на необязательные, но порой болезненные уступки, если так все ничего, если не сказать — хорошо? Нефть стоит высоко, как грудь юной прелестницы, воровать можно до бесконечности, благо масштаб страны позволяет, реального сопротивления нет — вон даже прославленная в веках петровская Академия наук слилась без звука, когда решили ее стремительно ликвидировать, чтобы не путалась под вельможными ногами. Ну и?

Все утерлись, когда посадили Ходорковского? Все утрутся сейчас, когда посадили Навального. Закончено. Забудьте.

В условиях такой шизофрении поступательные последовательные реформы, разумеется, невозможны. Если кто забыл (или не знает, ибо слишком молод), точно так же было в конце советской власти. Еще в мае—июне 1991 года в Академии общественных наук при ЦК КПСС, что была на юго-западе Москвы (там сейчас располагается Федеральная академия госслужбы), проходили «круглые столы», на которых очень умные и хорошо упакованные ребята доказывали, что Советский Союз неделим и вечен.

Все происходящее открывает перед российской оппозицией качественно новые возможности. В силу того, что именно в этих обстоятельствах колоссальная, но еще толком не вскрытая энергия Болотной площади может не уйти в песок. Но для этого оппозиции надо бы осмыслить ее собственные ошибки и просчеты. Не тактические, но стратегические.

Надо признать, что не только своими действиями, но и самой моделью мышления оппозиция долгие годы подряд копировала Кремль. Что призыв посадить Путина — это то же самое, что посадка Навального, только вид сбоку (см. вышеозначенные путинские принципы).

Вот я, к примеру, против суда над Путиным, где и когда бы то ни было. У него есть провинности, но есть и заслуги. И если не отказаться от кровожадного и плотоядного взгляда на окружающий русский мир, то нельзя считать себя какой бы то ни было смысловой альтернативой «кровавому режиму».

Самое время убедиться, что вопрос «если не Путин, то кто?» — более не актуален. Правильный вопрос — «если не Путин, то что?». Мы должны отказаться от вождистской парадигмы как таковой. Нам не нужен хороший диктатор вместо плохого — проходили в истории, знаем. Нам нужна новая политическая система. Парламентская демократия европейского образца. Возможно, в формате конституционной монархии. Которая в сложившейся исторической обстановке может быть эффективной альтернативой монархии абсолютной, сформированной в полном соответствии с ельцинской Конституцией 1993 года.

У нас теперь президент фактически совмещает функции и полномочия всех ветвей власти — исполнительной, законодательной и судебной. Если это не абсолютная монархия, то что? Конституционная же монархия могла бы совместить священный ритуал власти, столь любимый всеми нами, с реальными институтами парламентаризма. При такой системе монарх выполняет представительские и некоторые балансирующие функции, исполнительная власть же полностью формируется законодательной, без участия коронованной особы.

Да, улучшение управления в госкомпаниях и приватизация — это хорошо. Но этого слишком мало. Нужна реальная смена модели экономики. К сырьевому комплексу, от которого никуда не деться, должно добавиться что-то еще очень существенное. Например, транзит людей и грузов между Азией и Европой. Для чего Россия эксклюзивно пригодна, потому что только у нее есть такая, так расположенная территория.

А судьба мусульманских регионов Северного Кавказа? А кардинальная реформа РПЦ МП?

Если оппозиция сегодня не поставит вопросы по-серьезному, а не как раньше, по-клоунски, она рискует упустить уникальный шанс перестройки-2.

И тогда мы выйдем на новый порочный круг отечественной истории. Который рискует оказаться совершенно последним.

Потому что нынешняя Россия вплотную приблизилась к критическому возрасту цивилизации — 1200 лет. Если отсчитывать от прибытия в Новгород Рюрика, Трувора и Синеуса (862 год) как от отправной точки нашей государственности.

А в этом возрасте цивилизация решает или умереть, или возродиться к новой жизни.

Это и есть выбор России на сегодняшний день.

Дело Навального. Хроника событий