Халифат 2.0 – От Сирии до Ирака: кто такой Абу Бакр аль-Багдади?

Как иракская исламистская группировка бросила вызов Западу, Багдаду, «Аль-Каиде» и всему миру

09.07.2014 в 17:25, просмотров: 27249

Еще год назад аббревиатура ИГИЛ была известна разве что тем, кто с профессиональным интересом следил за происходящим в Сирии. Сегодня группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» прославилась на весь мир, захватив обширные куски иракской территории плюс к тем землям, которые боевики контролируют в Сирии) и объявив создание халифата. «МК» попытался разобраться в том, кто объявил себя «вождем правоверных». И что возглавляемая им группировка несет Ближнему Востоку — да и всему миру.

Халифат 2.0 – От Сирии до Ирака: кто такой Абу Бакр аль-Багдади?
фото: Игнат Калинин

10 миллионов за живого или мертвого

На днях в Интернете появилось видео, записанное в великой мечети иракского города Мосул, — бородатый мужчина в черном тюрбане и черных же одеяниях обращается к мусульманам всего мира с призывом принести ему обет верности как главе халифата.

В СМИ появление этой записи восприняли как чрезвычайно редкое событие: таинственный Абу Бакр аль-Багдади явил миру свое лицо — до этого были известны две фотографии этого человека, сделанные несколько лет назад.

Правда, иракские власти утверждают, что видео — фальшивое, а бородач в черном тюрбане— никакой не аль-Багдади. Потому что настоящий аль-Багдади был будто бы ранен при авианалете и вывезен для лечения в Сирию. Но поди знай, кто тут прав.

Ему сорок с небольшим. У него много имен: Абу Ду'а, доктор Ибрагим — это только некоторые из них. Но более всего он известен как Абу Бакр аль-Багдади. А ныне его сторонники называют его «халифом Ибрагимом» — не то отсылка к его настоящему имени, не то к имени библейского пророка Авраама, почитаемого также и мусульманами.

Сейчас в США за живого или мертвого аль-Багдади сулят немалую награду — $10 млн. А когда-то, если верить его друзьям, это был вежливый и довольно спокойный парень, изучавший ислам, очкарик, на которого мало кто обращал внимания. Где он блистал — так это на футбольном поле, когда играл за команду местной мечети. «Он был Месси нашей команды, нашим лучшим игроком», — рассказывает британскому изданию The Daily Telegraph один из тех, кто знал в свое время будущего «халифа».

Житель западного багдадского района Тобчи Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри мало выделялся среди окружающих — разве что ученостью. Он получил докторскую степень в Исламском университете в Багдаде (неудивительно, что у него репутация хорошего проповедника и знатока религии). Более десяти лет — до 2004 года — он жил в комнате при маленькой местной мечети в Тобчи, бедном районе на западе Багдада. Получив свою ученую степень, он сосредоточился на изучении шариатского права, женился — и тут подоспело американское вторжение в Ирак, свергнувшее Саддама Хусейна. Как говорят знавшие в то время аль-Багдади, он поначалу не проявлял враждебности к американцам. Но в 2004 году ему пришлось уехать из дома, где он жил, и, видимо, тогда он примкнул к войне против американцев. В середине прошлого десятилетия его арестовали, и вполне вероятно, что в тюрьме радикальные настроения аль-Багдади только окрепли. Рассказывают, что, когда его выпускали на свободу, он пригрозил своим тюремщикам-американцам: «Парни, увидимся в Нью-Йорке...» Рассказывают, что он никогда не выезжал за пределы Ирака и Сирии, но при этом ему пророчат лавры «нового Усамы».

Блудное дитя «Аль-Каиды»

Настоящий расцвет ИГИЛ пришелся на войну в Сирии, где эта группировка быстро превратилась в одного из самых значительных игроков, потеснив поддерживаемую Западом «Свободную сирийскую армию», не говоря уж о других повстанческих силах. Удивляться этому нечего. Эта организация старше других группировок и старше, чем сам по себе сирийский кризис.

Породила ее война в соседнем Ираке, поначалу группировка была тесно связана с «Аль-Каидой» — какое-то время она так и называлась: «Аль-Каида в Ираке» и была составлена из различных суннитских повстанческих групп, воевавших в Ираке против американцев, правительственных сил, а также против шиитских ополченцев.

Тактика группировки не ограничивалась обычной партизанской войной против оккупантов. Боевики устраивали кровопролитные теракты со смертниками и заминированными машинами. Похищали людей — как иракцев, так и иностранцев. А потом жестоко казнили их, выкладывая жуткие видео и фото в Интернет.

Группировку не раз переименовывали — до тех пор, пока она не получила название «Исламское государство Ирака». А потом, когда джихадисты вмешались в сирийскую гражданскую войну, появилось новое имя с добавлением «Леванта» (или «страны Шам»).

ИГИЛ своей целью провозгласило установление халифата на территории Ирака и Сирии — а в перспективе и в других странах. Большинство исламистских группировок настаивают на том, что настоящий ислам существовал только во времена «золотого века», когда существовало созданное пророком Мухаммадом государство, находившееся после смерти пророка под «праведным руководством» четырех первых халифов.

Хотя экстремисты и декларируют принципы братства и единства мусульман, их риторика отличается сектантской нетерпимостью не только к традиционным врагам исламистов, но и к другим группировкам сирийской оппозиции. Прозападную «Свободную сирийскую армию» и Америку они ненавидят с тем же рвением, что и режим Асада и его иранских союзников. Мало того — враждебность проявляется и по отношению к конкурирующим оппозиционным силам, которые выступают под исламистскими знаменами. ИГИЛ умудрилось войти в столкновение даже со своим ближайшим, казалось бы, идеологическим собратом — «Фронтом ан-Нусра» и «Аль-Каидой»!

В то время как «Фронт ан-Нусра» имеет «большой контингент иностранных боевиков», он все же рассматривается сирийцами скорее как местная группировка, тогда как «Исламское государство Ирака и Леванта» многие из жителей Сирии расценивают как оккупантов. Судя по имеющимся данным, иностранные джихадисты составляют костяк боевиков ИГИЛ, воюющих в Сирии, особенно в руководстве группировки. По некоторым оценкам, в рядах ИГИЛ состоит до 80% иностранных боевиков, участвующих в сирийской гражданской войне.

Есть среди них и выходцы с Северного Кавказа — часть из них действует под руководством Умара аш-Шишани (Умара Чеченского). В ноябре 2013 г. джихадистские веб-сайты сообщили о том, что возглавляемая Умаром аш-Шишани группировка присягнула лидеру ИГИЛ аль-Багдади.

Между основанной Усамой бен Ладеном сетью и ИГИЛ отношения складывались непростые. До какого-то момента «Исламское государство Ирака и Леванта» следовало линии «Аль-Каиды», обе террористические группировки считались связанными друг с другом. Но из-за попыток «Исламского государства» подчинить «Фронт ан-Нусра», считающийся официальным сирийским крылом «Аль-Каиды», между лидером ИГИЛ Абу Бакром аль-Багдади и Айманом аз-Завахири произошел разлад. В феврале этого года генеральное командование «Аль-Каиды» выпустило заявление на джихадистских веб-сайтах о том, что ИГИЛ не является ветвью «Аль-Каиды». Между двумя группировками произошел открытый раскол. Дело дошло до того, что «Аль-Каида» стала упрекать группировку аль-Багдади в чрезмерной жестокости!

Амбиции глобального масштаба

В июне боевики ИГИЛ открыли «второй фронт» — на родине группировки, в Ираке. Когда экстремисты захватили второй по величине город — Мосул, — всем стало ясно, что это не просто очередной успех очередного мятежа в раздерганной межобщинными склоками стране.

А 29 июня 2014 г. представителем группировки было сделано заявление о провозглашении на контролируемой боевиками территории — от сирийской провинции Алеппо до провинции Дияла на востоке Ирака — «исламского государства» во главе с Абу Бакром аль-Багдади, объявленным халифом. Сама группировка была переименована в «Исламское государство».

То, что произошло в Ираке, преподносится «реставраторами» халифата как историческое значение мирового масштаба, как возвращение к истокам, к норме. До 1920-х годов халифами были османские султаны, но халифат после падения монархии был отменен. Усама бен Ладен называл отмену халифата в Турции в 1924 г. «историческим преступлением» и выдвигал воссоздание халифата как одну из центральных задач «Аль-Каиды». Исламисты не признают границы между государствами, возникшими (как, например, Ирак и Сирия) волей европейских держав после распада Османской империи. Так что создание халифата на иракской и сирийской территориях преподносится как восстановление исторической справедливости.

Аль-Багдади был провозглашен «халифом исламского государства», а «законность всех эмиратов, группировок, государств и организаций» объявлена недействительной с расширением власти халифа и прибытием его войск в эти районы», — говорится в заявлении аль-Аднани. По его словам, группировка ИГИЛ теперь будет называться просто «Исламским государством».

Более того, представитель экстремистов заявил, что «Исламское государство» берет на себя претензии выступать в качестве лидера всех мусульман в мире — поскольку аль-Багдади объявлен его сторонниками «вождем мусульман повсюду».

В своем обращении из мосульской мечети новоявленный халиф призвал правоверных к джихаду и стойкости перед лицом трудностей. Если это действительно был аль-Багдади, то в его публичном появлении можно видеть демонстрацию уверенности в своих силах — ведь до этого лидер ИГИЛ «не светился» нигде. Кое-кто сравнивает эту демонстрацию с тем, как в свое время вождь «Талибана» мулла Омар провозгласил в Афганистане «исламский эмират». Впрочем, афганский главный талиб все равно перед камерами не красовался — в отличие от иракского джихадиста, ставшего халифом XXI века.

Но тут, судя по всему, нашла коса на камень — глобального масштаба амбиции аль-Багдади не встретили понимания у его аудитории, будь то умеренные мусульмане или радикалы из радикалов.

Так, считающийся духовным вождем «Братьев-мусульман» исламист Юсуф Кардауи заявил, что хотя со своими единомышленниками и мечтает о восстановлении халифата, провозглашение его «Исламским государством» в Ираке имеет «опасные последствия» как для иракских суннитов, так и для повстанцев в Сирии. По его словам, звание халифа может быть дано лишь всей мусульманской уммой, а не одной группировкой.

Один против всех

В апреле прошлого года сирийский президент Башар Асад заявил в одном из телеинтервью, что Запад поплатится за поддержку «Аль-Каиды», и сравнил ситуацию в Сирии с поддержкой американцами исламистов в Афганистане.

Похоже, последние события в Ираке действительно заставили многих западных политиков всерьез призадуматься: насколько актуальным выглядит сегодня лозунг свержения Асада.

По слухам, внутри администрации Барака Обамы идут споры — должны ли Соединенные Штаты и дальше поддерживать идею свержения Асада или же лучше вступить в альянс с Дамаском ради борьбы с общим противником.

Ведь у Дамаска, Вашингтона, Багдада, Тегерана оказался «вдруг» один общий и мощный враг. Забеспокоилась даже Саудовская Аравия, направившая к иракской границе «на всякий случай» 30 тысяч солдат. Ваххабитская монархия, несмотря на то, что ее многие (в том числе представители шиитского Ирана) подозревают в поддержке суннитских боевиков, воюющих, в частности, против сирийского президента Асада, сама является объектом критики крайних джихадистов, в том числе и со стороны «Аль-Каиды» и отколовшегося от нее ИГИЛ. При этом Эр-Рияд отрицает, что оказывает поддержку суннитским повстанцам в Ираке.

Строить прогнозы насчет дальнейшего развития событий в Ираке — дело неблагодарное. Однако вполне можно согласиться с мнением тех, кто утверждает: эта страна уже не будет такой, какой она была до июня этого года. То есть до того времени, когда ИГИЛ начало свое наступление. Перед лицом наступающих суннитских экстремистов иракские курды, занявшие оставшийся «бесхозным» богатый нефтью Киркук, вновь в полный голос заговорили о возможности независимости Курдистана. Суннитский халифат уже провозглашен, шииты готовы защищать свои святыни при помощи соседнего Ирана. Так что разговоры о развале Ирака как единого государства приобрели зримое воплощение. И если этот развал произойдет, с новой реальностью придется иметь дело не только несчастной арабской стране, но и всему региону, а в конечном счете — всему миру.