Полная предсказуемость

Чем такие выборы — может, лучше вообще никаких?

16.09.2014 в 18:44, просмотров: 5684
Полная предсказуемость
фото: Геннадий Черкасов

Результаты прошедших в России региональных и местных выборов — это прямая проекция рейтинга доверия президенту. Трудно в этом не согласиться с Дмитрием Бадовским, даже если он «кремлевский политтехнолог». Все действующие губернаторы сохранили свои посты; в региональных парламентах лидирует «Единая Россия»; в Мосгордуме большинство мест получили также они.

Исходя из здравого смысла и непростого экономического положения, эти выборы, тем более с такой смехотворной явкой, можно было отменить за ненадобностью. Хоть расходы на них несопоставимы с запросами «Роснефти», честнее и справедливее отдать выборные деньги той же «Роснефти», нежели отбирать пенсионные накопления. Но «честнее и справедливее» — это не про нас, страна в очередной раз идет по «особому пути».

В СССР выборы со стабильными 99,9% явки избирателей в лучшем случае вызывали иронию. Никаких технологий — ни «грязных», ни «чистых». Был простой и ясный ритуал: мы «дружными рядами» шли на участки, где имелся буфет с дефицитной копченой колбасой, чтобы проголосовать за «нерушимый блок коммунистов и беспартийных», потому что — «да здравствует наука, да здравствует прогресс и мудрая политика ЦК КПСС».

Конечно, были «отказники». Кто-то хотел улучшения жилищных условий, кто-то ремонта в квартире, еще кто-то просто не хотел. Члены комиссий на нескольку раз на дню ходили домой к «отказникам», где посулами, где угрозами убеждая их проголосовать. Не согласившиеся и составляли те самые 0,1%.

В последние годы я много пишу про выборы. И с каждым годом растут чувства брезгливости и отчаяния от бессилия перед «бесстыдством законных оснований». Кажется, что хуже уже некуда, что иезуитским законам имеется хоть какой-то предел. Оказывается, нет. Честность выборов только декларируется, а по факту власть стремится к одному результату: сделать выборы максимально предсказуемыми.

Мне не раз приходилось общаться с председателем Мособлизбиркома Иреком Вильдановым. Хороший и очень контактный человек. После этих выборов он сказал очень примечательную вещь (цитата не точная, но за смысл ручаюсь). «Конечно, есть недовольные итогами выборов. Но вместо того чтобы признать победу оппонента и пожать ему руку, они позволяют себе некорректные и необоснованные высказывания. Подобное происходит от низкого уровня политической культуры. Я верю, — подытожил Ирек Раисович, — что придет новое поколение, обладающее политической культурой».

Кто бы спорил — если б не наш «особый путь». Мы же не Швеция какая-нибудь. Параллельно с нами 14 сентября в Швеции проходили парламентские выборы. Премьер-министр страны не только пожал руку победителям, но и подал в отставку. У нас не будет ни рукопожатий, ни отставок, потому что и победитель, и побежденный знают наверняка: выборы были «предсказуемыми». Поэтому сомневаюсь, что новое поколение получит навыки политической культуры. Откуда им взяться?

Перед выборами и на выборах 14 сентября мне много и плотно приходилось общаться с молодыми людьми: кандидаты, наблюдатели. Не могу утверждать, что это лучшие представители молодого поколения, но уж точно не худшие. Они очень разные. Утром 14 сентября они еще верят в «светлое будущее». Ближе к вечеру вера уходит вместе с закатом. Они видят, я вижу, что идет мухлеж, а сделать ничего не можем. Законодательство устроено таким образом, что «взять с поличным» никого практически нереально. Если только сам член комиссии не сделает явку с повинной: «Задержите меня. Это я мухлевал!». Но это из области фантастики.

Поэтому абсолютно «грязные» политтехнологии типа выборных «каруселей», подкупа избирателей прямо перед участками если и не уходят в прошлое, то уже не носят тотальный характер. Справедливости ради отмечу, что те региональные власти, которые держат ситуацию под контролем, стараются не допускать подобных фальсификаций. Все-таки еще не всем безразлична собственная репутация. Сейчас в моде «хорошо забытое старое» — приписки.

Чтобы приписать нужное количество избирателей, нужно избавиться от посторонних глаз, то есть наблюдателей. Как это выглядит — я наблюдал 14 сентября на выборах в двух муниципалитетах. Первый этап для фальсификаций — создать максимально неудобные условия наблюдения за выборами. Наблюдателей сажают так, что у них практически нет возможности видеть, что происходит за столами членов УИК. Тех же наблюдателей, кто проявляет настойчивость, начинают удалять с выборов по надуманным причинам. Приписывают в течение всего дня — чтобы не вызвать подозрений «наплывом» избирателей в последний час голосования. Как только заканчиваются выборы, задача членов УИК — не показать наблюдателям книги избирателей. Если книги не показывают наблюдателям, значит, стопроцентно голоса приписаны. На четырех известных мне участках такие книги наблюдателям посмотреть не дали.

Конечно, для большей убедительности победы никто не отменяет административный ресурс. Он может использоваться в мягкой форме (срыв встреч с избирателями, ограничения в доступе к СМИ, использование партий-спойлеров и т.д. и.т.п.). Если «мягкая» форма не дает гарантий победы, начинается административный трэш. На этих выборах в одном из районных городов Сибири граждане с изумлением наблюдали, как местные власти гнобили неугодных и неудобных кандидатов, то самое «новое поколение». Команда кандидатов во главе со своим молодым лидером по всем социологическим замерам имела шансы получить большинство в местном Совете. Сначала с молодым человеком вели беседы с элементами угроз. Когда это не возымело действия, возбудили уголовное дело, а самому кандидату предложили сделку: если он и его команда снимаются с выборов, уголовное дело закрывается. Парень согласился. Совсем не хотелось ему начинать политическую карьеру с тюремных нар.

О какой политической культуре может идти речь? Новое поколение не настолько слепо, чтобы не видеть происходящего. Кому оно должно пожать руку? На следующий единый день голосования придет очередное поколение с верой в «светлое будущее». А потом...

«Я никогда в жизни больше в выборах участвовать не буду. Потому что большего безобразия и большего бесстыдства я в своей жизни не видел», — это даже не молодое поколение, а умудренный жизнью артист Леонид Ярмольник. Так он прокомментировал свой «поход» в депутаты.

Ладно, еще можно хоть как-то объяснить необходимость «предсказуемых» выборов на федеральном, региональном и даже городском уровнях. Все-таки текут крупные финансовые потоки, и направлять их должны «правильные» победители. Но зачем «перекрывать кислород» в поселениях, больших и малых деревнях, в которых органы власти практически не имеют полномочий? Казалось бы, дайте «пару уйти в гудок», все равно ведь по большому счету ничего не изменится.

Правда, и сам «пар» (избиратели) не всегда желают уходить в «гудок». Граждане все больше игнорируют выборы, говоря: «От нас ничего не зависит». Наверное, они правы. Зависимость власти от граждан появляется только там, где господствует право, а не живут по понятиям «предсказуемости».

Правда, у провластных политологов есть свое объяснение происходящему. По словам Дмитрия Костина, низкая явка — это хороший признак: «Значит, граждан полностью устраивает власть, поэтому они не идут на выборы». Видимо, когда явка приблизится к нулю, можно будет сделать вывод, что лучше власти, чем у нас, просто не может быть.

Не случайно в сознание граждан все активнее внедряется мысль о том, что на «особом пути» нет места праву. Якобы русскому народу привычнее и комфортнее жить по традициям и обычаям. Что тут можно сказать? Тогда вам — к Энтео.

Дмитрий Энтео — это, если кто не знает, такой «православный активист», основатель движения «Божья воля». Хотя известен он больше как провокатор — своими эпатажными выходками, например, срывами спектаклей в московских театрах. «Спасая стерхов и опускаясь в глубины морские за амфорами, Бог входит в президента и остается в нем в благодати, пока президент думает и молится о нас», — косноязычно проповедует сей субъект. Не уверен, что президент молится за таких, как этот «блаженный» Дмитрий. Но спектакль, каким у нас стали выборы, он точно не пошел бы срывать.