Мог ли Оккупай Абай превратиться в русский майдан

Три года назад рассерженные москвичи вышли на Чистые пруды

11.05.2015 в 16:32, просмотров: 14382

Три года назад в эти майские дни в центре Москвы разворачивался «русский майдан» с диковинным названием — «Оккупай Абай». Началось все с того, что несколько десятков оппозиционеров в знак протеста против разгона митинга на Болотной заночевали на Чистых прудах возле памятника казахскому поэту Абаю Кунанбаеву. Но уже через несколько дней весь Чистопрудный бульвар был заполнен круглосуточно бдящими протестантами. «Оккупай Абай» продлился неделю, после чего был достаточно жестко разогнан полицией. Опасен ли был этот «русский майдан»? Об этом «МК» спросил у политологов и участников тех событий.

Мог ли Оккупай Абай превратиться в русский майдан
фото: Геннадий Черкасов

Сергей Марков, директор Института политических исследований:

— Этот «майдан» был исключительно опасен, и разгонять его было необходимо. Там собрались люди, которые до этого устроили провокацию 6 мая, забросав камнями полицию. Они были представителями ярко выраженных антидемократических взглядов, хотя и ориентировались на Запад и кормились от него. Они мечтали стать хунтой, подобной той, что пришла двумя годами позже к власти на Украине. За прошедшее после «оккупая» время мы познакомились с ними и их взглядами еще ближе. Они отказали крымчанам в их праве на защиту от террора ультранационалистов. Они поддержали террор хунты против оппозиции на Украине и придерживаются ярко выраженных русофобских взглядов. Представьте себе, что могло быть с нами, если бы эти люди перехватили власть в России. Если бы «оккупай» не был разогнан вовремя, то это привело бы к чудовищным последствиям. Мы видим ужасы, которые сейчас происходят на Украине. У России своя специфика, и поэтому русские ужасы были бы еще более жесткими, чем украинские.

Игорь Бунин, гендиректор Центра политических технологий:

— Разгонять «Оккупай Абай» было совершенно не обязательно. И вообще не было у нас на Чистых прудах никакого «майдана». «Майдан» — это когда люди идут до конца, когда они настроены агрессивно и готовы на все. На Чистых прудах таких людей вообще не было. И никто там не собирался свергать режим. Люди просто хотели диалога с ним. Часть оппозиционеров была опьянена ощущением, что вот-вот они возьмут власть. Володя Рыжков признавался в том, что у него было такое ощущение, будто еще немного — и власть упадет к ним, как яблоко. Но никто не собирался брать эту власть насильственно. Готовности идти на жертвы у участников этого уличного протеста не было никакой. И если бы «оккупай» не разогнали, то он бы посидел еще максимум недели две и разошелся по домам. И все были бы довольны и наполнены ощущением исполненного долга. Интеллигенция любит ходить в народ, но очень быстро устает от этого. Но если бы акция дошла до логического конца, то рассерженные горожане перестали бы быть рассерженными. А разгон только усилил напряжение в обществе. И не случись крымского консенсуса, это искусственно созданное напряжение могло бы и аукнуться.

Дмитрий Гудков, депутат Госдумы, один из активистов «оккупая»:

— Разгон этой акции находится в одной цепи с другими действиями власти за последние три года. Власть загнала протест в угол, акций стало мало, а масштабные пропали вовсе. В краткосрочной перспективе это дает власти бонусы, но в долгосрочной она проигрывает. Если не давать пару выходить, то может произойти взрыв. Что касается акции на Чистых прудах, то ни в какой «майдан» она превратиться не могла. Но она могла превратиться в начало диалога власти и среднего класса. Власть на него совершенно не обращает внимания, она сделала ставку на коллективный «уралвагонзавод», и это рассердило москвичей. Это сердит их и сейчас. А в том, что они перестали выходить на улицы и высказываться, я ничего хорошего не вижу. Когда на улицу перестают выходить тысячи мирных людей, там могут оказаться одиночки с «коктейлями Молотова».

фото: Наталия Губернаторова
Еще одна точка "Оккупай Абай", на Кудринской площади

— Думаю, что вы помните: в какой-то момент на Чистых прудах стали доминировать не белоленточники, а анархисты, которые перестали прислушиваться к мнению вождей оппозиции. Они не были опасны?

— Эта группа, в отличие от нас, считала, что на переговоры с властью идти не нужно. Она попыталась создать свой коллективный орган управления «оккупаем». Но и эти люди опасности не представляли. Я провел с ними переговоры. Сказал: вас здесь 20%. Не навязывайте свою волю большинству. Они согласились. Анархисты — это не те люди, которых должна бояться власть. Она должна бояться миллионов, которые сегодня покорно смотрят в телевизор, а однажды заглянут в холодильник и ничего там не обнаружат. А цивилизованных форм протеста нет, они уничтожены за последние годы. И договариваться не с кем.

— Если бы «оккупай» не разогнали, чем бы дело кончилось?

— Весна, лето, хорошая погода, многие бы сидели до осени. Многие горожане приходили туда после работы и говорили друг другу: вот видите, у нас протестовать можно. Значит, у нас свободная страна. Там было гордости за страну больше, чем протеста. И вот эту гордость разогнали.

Илья Яшин, председатель московского отделения партии «РПР-Парнас»:

— Это была попытка граждан продемонстрировать властям, что у нас есть достоинство, что мы намерены добиваться реализации своего права на честные выборы. Но атмосфера возле памятника Кунанбаеву была очень конструктивной, праздничной, творческой. Я такой никогда еще не встречал. Это чисто наше явление, его не может быть на протестных акциях в других странах. Люди читали стихи, играли на гитаре, писатели встречались со своими читателями. Не было ни одного пьяного. Участники акции привели в порядок бульвар — очистили его от всякого мусора. Я разговаривал с участковым после разгона акции. Он очень переживал. Говорил: «Вот, теперь тут снова будет грязно, будут пьяные, наркоманы... А эту неделю, пока вы тут сидели, я был как в отпуске. Вы поддерживали идеальный порядок, все само работало». То, как власть на эту творческую дружелюбную атмосферу отреагировала, всех нас очень удивило. А аналогии с украинским Майданом просто неуместны по причинам, которые я перечислил.

фото: Наталья Мущинкина
"Оккупай Абай" на Кудринской площади

— Звучали обвинения в том, что «оккупай» финансировался Западом. Под этим есть почва?

— А что там было финансировать? Люди сами приходили, сами себя кормили, сами приносили ватман, на котором сами писали плакаты, объявления, анонсы лекций и графики дежурств. Сами убирали мусор. Попытки в любой активности граждан увидеть руку Запада говорят о паранойе пропагандистов.