Донжуанские похождения Билла Клинтона и президентские амбиции Хиллари Клинтон

Старые грехи кандидата демократов в президенты США следуют за ней по пятам и больно кусают

03.10.2016 в 13:49, просмотров: 3676

Хиллари Клинтон вела кампанию за избрание своего мужа в январе 1992 года, когда все американские медиа сообщили: Дженнифер Флауэрс только что опубликовала записи телефонных разговоров с Биллом Клинтоном, чтобы подкрепить свои утверждения о любовной связи с ним.

Донжуанские похождения Билла Клинтона и президентские амбиции Хиллари Клинтон
фото: Александр Астафьев
Хиллари Клинтон

Другие кандидаты в президенты, которых настигала такая кара, как правило, сходили с политической сцены. Однако в этот холодный день в темном аэропорту в Южной Дакоте госпожа Клинтон поступила по-иному. Она стала обзванивать всех помощников Клинтона, говоря им, что собирается бороться за своего мужа.

«Кто ведет разведку в отношении Дженнифер?» — спросила она по свидетельству одной из журналисток, которая сопровождала ее тогда.

После этого последовало выступление госпожи Клинтон на телевизионной передаче «60 минут», в которой она сообщила «городу и миру», что она не слепо защищает своего мужа. «Я сижу здесь не для того, чтобы какая-то там маленькая женщина попирала моего супруга», — говорила Хиллари.

Но она в действительности именно этим и занималась. Конечно, ей было очень больно, но тем не менее, она продолжала защищать своего супруга, и поэтому его политические цели оставались достижимыми.

На прошлой неделе кандидат республиканцев в президенты США Дональд Трамп стал критиковать госпожу Клинтон за сексуальные проделки ее супруга и за ее реакцию на них. Он угрожал, что будет говорить об этом больше к финалу выборов, точнее за несколько недель до них.

Читайте материал "Тень Моники Левински вновь нависает над Хиллари Клинтон"

Вообще-то говоря эта стратегия довольно опасная, она как палка о двух концах. Надо напомнить читателю, что сам Трамп в прошлом тоже отличался неверностью своим супругам и весьма двойственным отношением к другим женщинам.

Но тем не менее многие избиратели, в особенности женщины, могут усмотреть в этих обвинениях госпожи Клинтон ее роль как подстилки для карьеры своего супруга. Кроме того, попытки Трампа возродить донжуанские похождения Клинтона могут напомнить американским избирателям о том периоде в истории США, который не в лучшем свете показывает чету Клинтонов. Вообще-то говоря любая измена супруга и в любых обстоятельствах весьма болезненна. А для госпожи Клинтон тем более, что любые донжуанские выходки ее супруга развивались в новостном цикле 24/7, а одна из них закончилась импичментом, который вызвал, как писали тогда медиа, «конвульсии всей нации».

Внешне Хиллари выглядела стоической и вызывающей, защищающей своего супруга, хотя даже консервативные круги обвиняли Клинтона в поведении, не достойном литера свободного мира.

В частном плане Хиллари Клинтон вела себя в ходе этой кампании с агрессивной позиции и предпочитала контратаковать. Женщины, которые объявляли, что они имели сексуальные связи с Клинтоном, становились целью всевозможных расследований и дискредитации. Такая тактика, естественно, вызывала возмущение и критику со стороны всевозможных женских организаций.

Кампания Клинтонов наняла частного расследователя, известного как «боксер без перчаток». И вот этот боксер без перчаток сварганил меморандум, в котором подвергались критике и сомнению «характер» госпожи Флауэрс, причем она была представлена до полной неузнаваемости.

Так же поступали Клинтоны с теми женщинами, которые утверждали о сексуальных связях с Биллом Клинтоном, когда он была губернатором Арканзаса и после того, то есть когда он уже находился в Белом доме. На этих женщин собирали отрицательные отзывы их бойфрендов, их хозяев, и других. Все они утверждали, что знали госпожу Флауэрс как женщину легкого поведения.

К тому времени, когда Билл Клинтон наконец признался в «сексуальных отношениях» с госпожой Флауэрс, помощники Клинтона использовали все собранные на нее пасквили и начали называть ее не иначе как «патологической лгуньей». О том, какую роль играла госпожа Клинон во всех этих усилиях опорочить женщин, имевших любовные связи с ее супругом, дебатируют еще до сегодняшнего дня. Но многие документы утверждают, что она дала зеленый свет и была так сказать «мотивирующей силой».

Всё это говорит о том, что госпожа Клинтон находилась тогда в очень тяжелой ситуации. Она знала о том, что муж изменяет ей, но верила ему, когда он отказывался от обвинений, выдвигаемых госпожой Флауэрс.

Микки Кантор, председатель компании Билла Клинтона в 1992 году, говорил, что госпожа Клинтон хотела расчленить факты от выдумок. И она хотела фронтальной атаки на тех женщин, которые выступали с разоблачениями своих интимных связей с Клинтоном.

«Скажем так, женщина в прошлом вела себя неподобающим образом. Хотите ли вы узнать об этом и оценить ее?» — говорил Кантор.

В то же самое время нарастали кадры консервативных групп и медиа, которые стали фокусироваться на этом вопросе. Госпожа Клинтон, как говорили приближенные к ней люди, считала атаки на нее политическими крестовыми походами, которые требовали резкого и также политического отпора. «Она как пожарник, который бежит туда, где горит огонь. Она от пожара не убегает», — говорил Кантор. Сейчас, в 2016 году, и господа Клинтон, и ее супруг отказываются интервьюироваться на тему о том, что было у них в прошлом. Ее представители говорят, что ответы на такие просьбы ведут к подрыву позиции женщин в американском обществе. «Страна закрыла книгу об этих вещах уже 20 лет назад, и нет ничего нового в этом», — говорит ее споуксмен Брайан Фэллон.

Кроме того кампания Хиллари Клинтон выпустила заявление от имени Джеймса Кэрвилла, главного стратега в штабе госпожи Клинтон. Это заявление поддержали также два юриста, которые работали на Билла Клинтона. В этом заявлении говорится, что госпожа Клинтон не контролировала контратаки на женщин, выступающих против ее супруга. «Те, кто принимали участие в атаках, утверждают, что Хиллари Клинтон не принимала никакого прямого отношения к этим действиям», — говорит Фэллон.

4 года назад Гэри Харт сошел с президентской гонки в связи со спекуляциями о его связях. Вот почему любое обвинение в донжуанстве считалось смертельно опасным и для кампании Билла Клинтона.

Стэнли Гринберг, поллстер кампании, который работал с Клинтонами осенью 1991 года, и был замешан в том, как ответить на слухи о неверности Клинтона, вспоминает: госпожа Клинтон признавалась, что ее супруг ходил налево. «Это был очень неудобная встреча, — вспоминает Гринберг, — в истории о президентстве Клинтона, которая была записала Центром Миллера университета Вирджинии. Я вспоминаю Хиллари, которая говорила: конечно, если я скажут нет по этому вопросу, мы все скажем нет, но создастся весьма неприятная ситуация».

Несколькими неделями позже прилетела первая ласточка опасности и трудностей. Журнал «Пентхаус» опубликовал историю девицы Конни Хэмзи, которая утверждала, что Клинтон однажды предложил ей встречу в отеле в столице Арканзаса Литтл Рокке. Госпожа Клинтона отвергла эту историю, назвав Хэмзи виновницей сексуального приставания к ее супругу. А Джордж Стефанополус, директор по коммуникациям кампании Клинтона 1992 года, вспомнил об этом эпизоде в своей книге «Слишком человечный». Но госпожа Клинтон требовала действий. «Мы должны разгромить эту историю», — говорила она, согласно воспоминаниям Стефанополуса.

И вот было опубликовано сообщение помощника Клинтона и еще двух лиц, которые в этот момент находились с Клинтоном в гостинице. По их словам, история, рассказанная девицей Хэмзи, была ложной. Однако на днях госпожа Хэмзи заявила, что ее история это истина.

Когда эпизод с Хэмзи закончился, Клинтон позвонила Стефанополусу и заявила, что они благодарят его.

История с Дженнифер Флауэрс имела действие разорвавшейся бомбы, потому что она стала всеобщим достояниям перед началом праймеризм в Нью-Гемпшире. Госпожа Флауэрс, которая была певичкой и одновременно работала в штате Арканзаса, продала свою историю журналу «Стар». В этой истории говорилось, что она имела связь с Клинтоном, которая длилась более 10 лет. Во время обсуждения обвинений Флауэрс помощниками госпожи Клинтон было решено, что она выступит в уже упоминавшемся мною телеинтервью «60 минут». С разрешения Хиллари Клинтон ее супруг заявил по телевидению, что он действительно причинял боль в своих супружеских связях с Хиллари, однако отказался от обвинений в связях с госпожой Флауэрс. Госпожа Клинтон в свою очередь как бы симпатизировала Флауэрс, говоря, что она была жертвой слухов. Однако на пресс-конференции, которая состоялась на следующий день, госпожа Флауэрс снова повторила свои обвинения и снова проиграла записи своих бесед по телефону с Клинтоном. Клинтон и Флауэрс обсуждали, какое влияние оказывают слухи об их встречах на общественность. И кроме того, шутили по поводу его «сексуальных талантов». Вот что вспоминает журналистка Гэйл Шии, которая путешествовала вместе с Хиллари. «Это была реакция, но без всякого удивления, полная гнева и желания действовать, — говорила госпожа Шии. Свои наблюдения она потом описала в статье, помещенной журналом Vanity Fair. «Она огрызалась не на Билла, а на Флауэрс, на прессу и на республиканцев», — пишет Шии. В ту же ночь, вернувшись в самолет, Клинтон сказала журналистке: «Если бы я выступала против Флауэрс перед судом присяжных, я бы ее распяла».

Годами позже госпожа Клинтон утверждала, что ее супруг «победил свои слабости в конце 1980-х годов». Это было сказано, например, в интервью журналу «Ток» в 1999 году. Таким образом утверждения Хиллари стали достоянием публики после скандала с Моникой Левински, который чуть было не лишил его президентского поста. В интервью журналу «Ток», так же, как и в беседах на эту тему, друг Хиллари Диана Блэйр сказала: Клинтон говорила, что ее супруг «ходил налево. Но объясняла это совершенно неправдоподобными фактами. Видели ли, в детстве его прессинговали две женщины: мать и бабушка. И он был под большим стрессом. Сама Клинтон якобы такому стрессу не подвергалась. «Она думает, что она не была проницательна, чтобы понять, какие трудности переживал ее супруг, находясь под перекрестным огнем матери и бабушки», — писала госпожа Блэйр и в глазах госпожи Клинтон его связь с Моникой Левински «не была сексом в реальном понимании этого слова», — говорила Хиллари госпоже Блэйр.

Здесь история Клинтонов переплетается с историей частного расследователя Палладино, который не захотел давать интервью. Однако известно, что Палладило предложил начать давление на Флауэрс «по всему полю». «Любой ее знакомый, любой ее хозяин, любой ее бывший любовник должен был определен и подвергнут интервью, — писал Палладино. — Сейчас она вроде бы как сверкающая икона. Но она говорит ложь, получая от этого только преимущества и ничем не платя взамен». Вскоре госпоже Флауэрс стали названивать ее бывшие бойфренды, сообщая, что с ними контактируют частные расследователи. Госпожа Флауэрс сейчас вспоминает: «Мои экс-бойфренды говорили, что ими хотели манипулировать, заставляли их утверждать, что я занималась сексуальной активностью».

Как выудил из этого грязного болота господин Палладино, оказывается, за интервью журналу «Пентхаус», в котором она позировала голой, она получила по крайней мере 500 тысяч долларов за свою «историю любви» с Клинтоном.

Госпожа Флауэрс опровергала все обвинения в ее адрес, среди которых была история о том, что якобы она хотела покончить жизнь самоубийством. Флауэрс заявила, что эта история «лживая и жестокая».

Но господин Клинтон позже, когда уже другая женщина — Пола Джонс — стала обвинять его в приставаниях, признал, что он имел секс с Флауэрс, но только один раз.

По мнению Кантора, Хиллари Клинтон пыталась вовсю защитить своего супруга и его политическую карьеру. Она обвиняла женщин, которые утверждали, что имели сексуальные связи с ее супругом. Но по словам Кантора, она, конечно же, знала больше, чем об этом говорила. Все эти истории, которым действительно уже много лет, вбрасываемые в медиа Трампом и его помощниками, будоражат общественность, которой хочется «узнать больше» о роли, сыгранной в те годы Хиллари Клинтон.

Госпожа Клинтон сделала заявление о том, что она не принимала участия в найме частного расследователя. И не руководила операциями по реабилитации своего супруга. История с некоей госпожой Джонс тоже в этом смысле весьма показательна. Она была улажена после того как Клинтоны заплатили ей 850 тыс долларов. Напомним, что госпожа Джонс «руководила действиями Моники Левински, когда та стала откровенно заявлять о своих отношениях с президентом Клинтоном.

«Моникагейт» считался тем рубежом, на котором супружество Клинтоном может «завалиться». Однако этого не произошло. Госпожа Клинтон считала, что «моникагейт» это «личный ляпсус» ее супруга.

Утверждают, что госпожа Клинтон, подводя итоги «моникагейту» и другим сексуальными похождениям своего супруга, заявила: «Большинство людей в Вашингтоне не имеют никакого «болевого предела», и кампания Трампа, который в отчаянии, что он уступает Хиллари Клинтон, пытается снова возбудить старые дела о неверности ее супруга и ее податливости ему». Собственно этого и стоило ожидать. Но, как мы видим, Трамп предпочел оставить этот казус напоследок, видимо, убедившись, что исчерпал другие средства в борьбе против Хиллари Клинтон.

Выборы президента США 2016. Хроника событий