Хроника событий Краевой суд оставил в силе решение об аннулировании регистрации экс-кандидата Ворсина на выборах мэра Хабаровска Почему после Болотной оппозиция с каждым годом выглядит все более жалкой Экс-кандидат в мэры Хабаровска Ворсин подал апелляцию после снятия его с выборов Бийский подросток собрал в интернете деньги на штраф за пропаганду ЛГБТ В Бийске школьника из команды Навального оштрафовали на пятьдесят тысяч рублей за ЛГБТ-пропаганду

Зимние заметки о философии выборов

Выборная кампания — не Армагеддон, а вполне человеческая процедура

28.01.2018 в 14:26, просмотров: 12626

Президентская кампания-2018 получилась не такой скучной, как мы ожидали. Хотя бы уже потому, что она задала нам несколько интересных вопросов, политических и философских. А поставить грамотный вопрос зачастую важнее, чем получить на него (невозможный) ответ.

Основной вопрос — надо ли участвовать в выборах вообще, если их результат предопределен?

Зимние заметки о философии выборов
фото: Алексей Меринов

Что ж. Заведомо известен был исход всех президентских кампаний в РФ начиная с 2004 года. Да и выборы-2000 заранее знали своего победителя, с одной оговоркой: не сразу было понятно лишь, хватит ли одного тура. Хватило, как и всегда потом. Даже первотурный успех Дмитрия Медведева в 2008 году не вызывал ни малейших сомнений, хотя тогдашний первый вице-премьер, в отличие от своего старшего политтоварища, к числу кумиров русского народа никогда не принадлежал.

Такова уж ключевая особенность монархического ритуала в нашей стране: главные выборы фактически есть референдум о легитимности власти, которая уже сформирована. Не больше и не меньше того. Легитимность же переходит в том числе и в порядке престолонаследия, от державного отца к государственному сыну, как от г-на Путина к г-ну Медведеву 10 лет назад.

Так что в этом смысле выборы-2018 ничем выдающимся не сверкают.

Выделяются они на фоне минувших 18 лет, пожалуй, только одним: наличием двух новых соискателей ярких мест в федеральной политике. Ксении Собчак (формально выдвигается от партии «Гражданская инициатива») и Павла Грудинина (идет от КПРФ, коммунистом не будучи).

Оставшийся за скобками кампании из-за непогашенных судимостей оппозиционер Алексей Навальный призывает тем временем к бойкоту выборов в формате «забастовки избирателей». Основная декларируемая цель: снижение явки россиян на выборы и тем самым уровня легитимности их несомненного победителя Владимира Путина.

Базовый аргумент: кто идет на выборы — тот идиот, поскольку даже в Википедии уже было написано, что президентом-2018 станет (останется) г-н Путин. (Термин «идиот» использован г-ном Навальным буквально.) Причем это относится как к противникам действующего президента (по Навальному, такие избиратели не имеют морального права легитимировать электоральный фарс), так и его сторонникам (на кой черт тратить время и силы в мокрый мартовский день, когда и так все ясно; лучше провести время с семьей / бутылкой).

Я не принадлежу к сторонникам нынешнего-будущего президента. Я никогда за него не голосовал. Потому мой скромный голос — с оппозиционной стороны. (Хотя в чистом виде я не оппозиционер, поскольку вообще не политик и не претендую ни на какие выборные должности, как то полагается делать профессиональному представителю оппозиции.)

И из глубин моей фрондирующей души я хотел бы что-то возразить идеологам «забастовки».

Мне видится иной базовый подход к теме участия / неучастия.

Для непутинского избирателя мотивов идти на выборы есть по большому счету два.

А). В списке кандидатов есть тот, кто вам лично нравится.

Б). Такого в списке нет, но вы хотите поддержать сам факт выдвижения на общенациональную авансцену новых, не вчерашних лиц.

Если не А) и не Б), тогда, конечно, можно не ходить.

Но — хочу еще разобрать навальные аргументы второго порядка, более детальные и подробные.

1. Аргумент: все участники выборов, кроме Путина, — фейк и статисты, потому что их кандидатуры согласованы администрацией РФ-президента.

Мой контраргумент: если бы Навальный был внесен в заветный список, это значило бы, что АП его тоже согласовала. Иначе в современной русской политреальности не бывает. Превратило бы это его в фейк-статиста?

2. Аргумент: без участия А.А.Навального выборы перестали быть конкурентными.

Контрагумент: а с участием? Допустим, Алексей Анатольевич получил бы даже запредельные 20% голосов (о большем не мечтают даже самые яростные его фанаты). А Владимир Путин тогда, например, — 57–60%, тоже убедительно выиграв в первом туре. И что — в таком случае выборы надо было бы, с навальнистской точки зрения, считать полностью конкурентными, абсолютно справедливыми и т.п.? Значит ли это, что, стремясь принять участие в выборах, г-н Навальный нацеливался вовсе не на победу, а на статус легитиматора чужой победы, как это уже было на выборах мэра Москвы в 2013 году?

3. Аргумент. Низкая явка делегитимирует очевидного победителя.

Контраргументы — их целых два.

Во-первых, профильные эксперты, например специалист по электоральной статистике физик Сергей Шпилькин и сопредседатель движения «Голос» Андрей Бузин, своими углубленными вычислениями ясно показали, что снижение явки за счет непутинских избирателей будет с лихвой компенсировано ростом процента голосов, поданных за верховного правителя. Грубо говоря, 80% голосов за г-на Путина при явке 55% для Кремля ничуть не хуже, чем 70% голосов при явке 65%. Чтобы снижение явки действительно привело к заметному падению общепутинского избирателя, на каждого оппозиционного забастовщика должно прийтись 2–2,5 забастовщика-лоялиста — мотивированного ленью / сыростью / семьей / бутылкой, а не отвращением к РФ-лидеру. Так что агитация за бойкот, чтобы достичь декларируемой г-ном Навальным цели, должна быть направлена, скорее, на путинистов, чем на их оппонентов.

Во-вторых, независимо от явки Владимир Путин останется вполне легитимным правителем России — и в глазах большинства соотечественников, и на Западе. Легитимность — категория внематематическая. Она — про восприятие образа правителя в сознании наблюдателей, в том числе и враждебных объекту наблюдения.

Итак, к чему же приведет забастовка, окажись она более-менее успешной, т.е. соответствующей замыслу ее архитекторов?

К ослаблению позиций оппозиционных кандидатов, особенно новых. Причем не только на этих выборах, но и во всем политическом процессе грядущих лет. Сколько бы этих лет ни оставалось до конца путинской эры.

Суммируя все вышеозначенное, я прихожу к одному-единственному выводу.

Подлинная — а не заявленная лагерем г-на Навального — цель «забастовки избирателей» такова: оставить Алексея Анатольевича главным и единственным российским оппозиционером. Исключить конкуренцию на непутинском фланге российской политики. Подобно тому, как Владимир Путин сделал это внутри своей системы власти.

Потому истинная постановка задачи организаторов бойкота должна выглядеть и звучать так: если вы хотите, чтобы А.А.Навальный был единым и безальтернативным лидером российской оппозиции на долгие годы вперед, ни в коем случае не ходите на президентские выборы-2018.

Я вполне допускаю, что эта задача решаема. И я никоим образом — уже потому, что не судья — не осуждаю тех, кто считают такую задачу правильной и благородной.

Главное здесь — все четко сформулировать. Чтобы не было мучительно больно за решения, принятые с полуприкрытыми глазами.

Еще один аргумент сторонников непохода на выборы таков. Базовый сюжет-2018: борьба добра со злом. Зло — оно, понятное дело, в Кремле. А где же добро? Кандидаты, чьи одежды белее снега альпийских вершин? Их нет. А потому нет и разговора об участии. Причем такие аргументы нередко приводят люди, которые долгие годы участвовали в околокремлевских политических / неполитических проектах и буквально до недавнего прошлого отнюдь не считали ВВП абсолютным злом.

Мой контраргумент. По эту сторону земного фокуса нет ни абсолютного добра, ни абсолютного зла. Ни совершенно хороших, ни на 146% плохих людей. Граница между добром и злом проходит в сердце каждого человека, а не между разными группами граждан.

Тем более в политике. Тот, кто мне нравится, — это кандидат, который мне меньше всего не нравится. Не спаситель человечества, а существо из плоти и крови. Выборы — не Армагеддон, даже если они могут предстать такими в пропагандистском сознании / измерении. Они — человеческая процедура. И если не стоит актуально вопрос о замене власти, то можно поставить его по-другому: поддержать кого-то, чтобы увеличить вероятность смены правителя в будущем. Это не сегодняшняя победа, но вклад в завтрашний успех.

Вот почему я пойду на эти выборы, нисколько не теряя нежного почтения к моим ситуативным оппонентам. Жизнь продолжится и после 18 марта 2018-го, Бог даст.

Дело Навального. Хроника событий

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.