«В политическом плане Америка Трампа для России Путина закрыта»

Российская дипломатия умывает руки?

01.02.2018 в 18:53, просмотров: 15291

«Доверяй, но проверяй» — в борьбе за возвращение российской дипломатической собственности в США наше посольство в Вашингтоне решило взять на вооружение старую «домашнюю заготовку» Рональда Рейгана, с помощью которой он некогда дразнил Михаила Горбачева. Американский госдеп призвал наших дипломатов не переживать по поводу сохранности помещений закрытых российских учреждений в Вашингтоне и Сан-Франциско и тут же получил ответный «привет». Мол, извините, господа хорошие, но верить вам на слово мы отказываемся!

«В политическом плане Америка Трампа для России Путина закрыта»
фото: kremlin.ru

Теперь все отношения с вами строятся по принципу «сейчас время сначала проверять, а потом доверять». И не думайте, что взятое в кавычки словосочетание — очередной полет моей журналистской фантазии. Это цитата из официального заявления российского посольства в США.

Элегантно и остроумно? Без вопросов. Но локальный успех наших дипломатов в деле формулирования принципа нашей политики по отношению к одной отдельно взятой «заморочке» наших отношений с США лишь делает более выпуклой глобальную проблему. Наши контакты с Америкой не просто находятся в состоянии «коллапса», как это признал на днях Дмитрий Песков. На американском направлении внешней политики российская дипломатия находится в состоянии глухого интеллектуального тупика. Единственное, что, похоже, остается нашим представителям в Вашингтоне, это по поводу и без повода демонстрировать свое остроумие. Все прочие каналы дипломатического воздействия на американскую элиту находятся в состоянии засора и закупорки.

Мы не можем завязать осмысленный диалог с американскими верхами. В конгрессе, который перехватил у исполнительной власти рычаги управления внешней политикой на российском направлении, разговаривать с Москвой не хотят. С представителями администрации Трампа за исключением пары фигур вроде специального представителя по Украине Курта Волкера и посла в Москве Джона Хантсмана разговаривать по большому счету бесполезно. Функционеры администрации либо ничего не решают, либо боятся собственной тени, либо настроены не менее антироссийски, чем члены конгресса.

В политическом плане Америка Трампа для России Путина закрыта. Время придумывать шутки о том, что если пресловутые российские хакеры действительно что-то там напортачили во время американских президентских выборов, то они выбрали в качестве объекта своей атаки не того кандидата. Но, конечно, дипломатическая стратегия не может подменяться черным юмором. И вот какой вариант наших действий подсказывает сам себя: если Америка не хочет разговаривать с Россией, то России нет резона напрашиваться на разговор с Америкой. Пусть американцы поварятся какое-то время в своем собственном соку. Пусть они разберутся в своих собственных проблемах. Пусть они определят, является ли их собственный президент «иностранным наймитом». Пусть они придут в чувство. И тогда — и только тогда — к вопросу возобновления диалога между Россией и Америкой можно будет вернуться.

Такая линия поведения не может не импонировать тем российским гражданам, у которых все в порядке с чувством собственного достоинства. Но у нее тоже есть своя оборотная сторона. Во время мирового экономического кризиса 2008 года в американский политический жаргон вошло выражение too big to fail. Оно означало, что та или иная проблемная корпорация слишком велика и слишком важна для экономики, чтобы ей можно было позволить разориться. Равным образом Америка — too big to ignore — слишком большая и важная страна, чтобы ее можно было игнорировать без ущерба для своих собственных интересов.

И прежде всего речь идет об интересах в сфере экономики. Пресловутый «кремлевский доклад» американского минфина за минувшие дни обсмеяли все, кто только мог. А вот мне в этой связи на ум приходят две пословицы — «лиха беда начало» и «хорошо смеется тот, кто смеется последним». Не могу и не хочу делать прогнозы о том, как Америка будет или не будет нас давить в экономическом плане. Но разумным будет готовиться к худшему — к худшему в плане доступа к передовым зарубежным технологиям и мировым финансовым рынкам. Для американского конгресса и американских спецслужб желание «наказать Россию» стало чем-то вроде навязчивой идеи. А возможности симметрично «экономически наказать Америку» у нас, как известно, нет.

Все это должно подталкивать Москву к желанию наладить диалог с Вашингтоном. Однако, как мы уже установили, реальной возможности наладить такой диалог сейчас нет. Мы в своих размышлениях вернулись к тому, с чего начали. Круг замкнулся. Разумеется, безнадежных ситуаций не бывает. Международная политика всегда развивается в непредсказуемом направлении. То, что казалось незыблемым вчера, завтра может оказаться всего лишь миражом. Но пока это «завтра» еще не наступило. Пока российской дипломатии остро необходимы свежие идеи о том, как двигаться вперед. И одним заимствованием пословиц из репертуара Рональда Рейгана здесь, к сожалению, не обойтись.