Хроника событий Медведев опоздал на заседание с крупнейшими иностранным инвесторами ВЭБ 3.0? Команда Шувалова пытается сформировать новую финансовую идею ЕС вводит новый режим санкций Власти Крыма не раскрывают деталей поездки в Сирию из-за санкций Почему опасен прогноз цен на нефть, заложенный в бюджет

"Давайте не пороть горячку, восхищаясь Китаем"

Поворот не туда

24.09.2018 в 16:11, просмотров: 8652

Валдайский клуб приурочил к Восточному экономическому форуму этого года свой очередной доклад о повороте России на Восток. Его основные мысли в интервью журналу «Огонек» представил известный политолог Сергей Караганов.

фото: Алексей Меринов

Давайте попробуем разобраться в том, что означает заявленный валдайцами «поворот на Восток».

1. «Весь мир повернул — центр хозяйственной жизни всей планеты ощутимо смещается в Восточную Азию», — заявляет Сергей Караганов.

В этот регион, как принято считать, входят следующие страны: Китай, обе Кореи, Япония и Тайвань. Какие темпы роста ВВП здесь фиксируются? Про КНДР я умолчу по понятным причинам. Китай показывает в последние годы около 7% и масштабы экономики этой страны сейчас вторые после США. А вот Тайвань развивается с темпами чуть более 3% в год, Южная Корея — менее 3%, а Япония — 1%.

Для сравнения: в таких крупных странах, которые выходят к Тихому океану, как США, этот показатель — около 3%, Канада и Мексика — 2%, Чили и Индонезия — более 5%, Австралия — более 3%. Поэтому если подойти объективно, то полюс мировой экономики сдвигается скорее в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это подтвердили практически завершенные переговоры о создании так называемого Транстихоокеанского партнерства, куда, кстати, не вошел Китай. Да, Дональд Трамп приостановил участие США в этом соглашении, но с высокой долей вероятности можно предположить, что следующий президент Соединенных Штатов не будет занимать столь допотопную изоляционистскую позицию и Trans Pacific Partnership рано или поздно станет реальностью.

Очевидно, что приведенное выше утверждение Сергея Караганова строится только на развитии Китая, подменяя ситуацию во всей Восточной Азии и тем более в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

2. «…на российском Дальнем Востоке темпы экономического роста в два раза превышают среднероссийские…», — говорит Сергей Караганов.

Однако если обратиться к официальной российской статистике, то картина несколько другая. За 2010–2016 годы валовой региональный продукт (валовая добавленная стоимость в текущих основных ценах) в расчете на душу населения в Дальневосточном федеральном округе вырос в 1,81 раза. В среднем по России, согласно данным Росстата, этот показатель увеличился в 1,79 раза. Поэтому неслучайно, что на недавно состоявшемся заседании Президиума Госсовета во Владивостоке президент Путин подчеркнул: «Не только отдельные территории, но весь Дальний Восток должен выходить на опережающие темпы роста и в экономике, и в социальной сфере, и в демографическом развитии».

А Сергей Караганов говорит об опережающем развитии Дальнего Востока как о свершившемся факте.

3. «…«западник» сегодня — это человек прошлого, а тот, кто устремлен в будущее, обязан интересоваться Востоком», — полагает Караганов.

Что касается интереса к Востоку, то тут трудно поспорить, но вот по поводу «западничества» хотелось бы напомнить статью 2 Договора о Европейском Союзе от 1992 года: «Союз основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, правового государства и соблюдения прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам. Эти ценности являются общими для государств-членов в рамках общества, характеризующегося плюрализмом, недискриминацией, терпимостью, справедливостью, солидарностью и равенством женщин и мужчин».

Неужели Сергей Александрович считает, что эти ценности — цивилизационное прошлое? Тем более что сам он же далее говорит: «На Востоке <…> не страдают политическим и культурным миссионерством. Западный прагматизм давно стал клише, но в реальности такой подход больше свойственен сегодня Востоку». Прочитав такие слова, я бы на месте жителей таких демократических восточноазиатских стран как Япония, Южная Корея и Тайвань сильно обиделся. Общественные институты в этих странах строятся ровно на тех же ценностях, которые заявлены при образовании Евросоюза. И, кстати, санкции в отношении России (пусть и относительно мягкие) держит Япония, несмотря на заявленный в интервью Караганова «восточный прагматизм».

4. И, наконец, изюминка от Сергея Караганова: «…мы исторически привержены авторитарной системе управления, а не либеральной демократии. Если бы не были авторитарными и централизованными, не было бы нас в сегодняшних границах».

В этом утверждении можно сомневаться хотя бы потому, что такие ведущие государства Восточной Азии как Япония, Южная Корея и Тайвань — никак не авторитарные страны. Там налицо все работающие демократические институты, которые не ставит под сомнение ни одна из сколько-нибудь серьезных тамошних политических сил. Как всегда, особняком стоит Китай, но об этом ниже.

Наша предрасположенность к авторитарности, по мнению Сергея Караганова, исторически и генетически вытекает из того, что «Россия — такая же наследница империи Чингисхана, как и Китай». Интересно, что скажут на это сегодняшние монголы, которые во все большем масштабе строят свою жизнь на принципах либеральной демократии?

Что касается территориальной целостности страны, то именно авторитарное, сверхцентрализованное управление СССР и привело к его распаду, в ходе которого Российская империя образца 1913 года, фактически сохранившаяся к 1991 году, потеряла 1/3 своих владений — надеюсь навсегда.

5. А теперь про Китай. Караганов утверждает, что центром нарождающейся «большой Евразии» будет эта страна. И нам, очевидно, надо к этому приспосабливаться. Но неужели Евросоюз, несмотря на имеющиеся острые внутренние проблемы (миграция, популизм и прочее), тоже согласится с гегемонией Китая? Думаю, что он скорее примкнет к придуманной Сергеем Александровичем «большой Америке», которая по его же предположению будет конкурировать с «большой Евразией».

Но, может быть, в китайскую зону влияния войдут Индия (между прочим, крупнейшая демократия мира), Пакистан, Иран, Саудовская Аравия и государства Персидского залива? Тогда, в этой солидной компании, мы сможет лавировать и не попасть в полное подчинение нашему великому восточному соседу? Однако, судя по нынешним тенденциям, войти в «большую Евразию» по-китайски никто, кроме, как оказывается, России не собирается. Что это значит для нас, если мечта Сергея Караганова осуществится? Плохо скрываемое преклонение перед нынешним Китаем может закончиться для России потерей ее суверенитета, к которому, как утверждает Караганов, мы сегодня «столь яростно» стремимся. Читайте «День опричника» Владимира Сорокина, в которой авторитарная Россия является вассалом Китая.

Мне как-то не очень хочется иметь такую перспективу, тем более что хоронить европейскую цивилизацию рановато. Вспомним предсказания Освальда Шпенглера, который ровно 100 лет назад написал книгу о «закате Европы». Потом были тяжелейшие заболевания из-за бурно размножившегося вируса тоталитаризма и авторитаризма в Германии, Италии, Испании, Польше и многих других европейских странах, с которым удалось справиться. Нынешние проблемы Европы куда менее остры и устоявшиеся институты либеральной демократии не безболезненно, но решат.

А вот что будет с Китаем как оплотом авторитаризма, столь любимого Сергеем Александровичем, через 10–15 лет? Не увидим ли мы появление еще одной либеральной демократии, как это произошло в Японии и Южной Корее?

Поэтому давайте не пороть горячку, восторгаясь нарастающей мощью Китая, а возвращаться в «большую Европу», которая включает в себя уже не только Евросоюз, но и Северную Америку, Японию, Южную Корею, Тайвань, многие страны Латинской Америки, Израиль, Австралию, Новую Зеландию и даже Индию — в пространство, где реализуются ценности свободы и человеческого достоинства.

Санкции . Хроника событий