В кокошнике, без диктофона: журналисты обманули Путина плакатами

На президентскую пресс-конференцию стали ходить как на спектакль

20.12.2018 в 19:14, просмотров: 26744

Пресс-конференция Владимира Путина продолжалась около 4 часов, за которые он ответил на 53 вопроса журналистов. С каждым годом общение с президентом все меньше напоминает стандартную пресс-конференцию. Сюда приходят как на праздник или спектакль в Большом театре — со сменной обувью, профессионально сделанными укладками и в платьях с глубокими декольте.

В кокошнике, без диктофона: журналисты обманули Путина плакатами

Формат итоговой пресс-конференции Владимира Путина не меняется уже в течение 14 лет. Кремль не смеет покушаться на святое, полагая, что тем самым обеспечивает право СМИ на получение информации из самого труднодоступного и одновременно достоверного источника. Ну а сами журналисты не хотят упускать уникальную возможность — каждый год количество аккредитованных представителей СМИ устанавливает новый рекорд. На этот раз в Центре международной торговли на Краснопресненской набережной собрались более 1700 акул пера.

Впрочем, вместо диктофонов и блокнотов они приносят с собой плакаты, русские народные кокошники и прочие атрибуты, способные привлечь внимание Путина.

Громко кричат — причем последнее время даже во время выступления своих коллег. А главное — никто ничего не записывает. Тут основная цель не получить информацию, а задать вопрос, который как минимум в 50% случаев оказывается и не вопросом даже, а криком о помощи!

В одном регионе нужно построить мост, в другом провести газ, в третьем — прекратить строительство мусорного завода и т.д. «Без вас никто ничего не решит», — заверяют главу государства представители региональных СМИ.

В этом году в кулуарах блистали представитель Пакистана в ярко-зеленом национальном костюме, девушка из Когалыма с традиционным бубном народа ханси и журналистка из Вологодской области, нарядившаяся в костюм Снегурочки, который ей был пикантно маловат.

Однако ни одному из них заполучить в руки микрофон во время пресс-конференции так и не удалось. При выборе СМИ Владимир Путин по большей части полагался на рекомендации своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова. А сам ориентировался прежде всего на содержание плакатов, которые держали в руках журналисты.

Однако эта тактика оказалась обманчива: завлекательный текст далеко не всегда соответствовал содержанию вопроса. А представитель Чечни с плакатом «Россияне в опасности» в итоге и вовсе забыл, о чем хотел спросить.

Сам Путин явно жаждал более острой дискуссии, чем та, которую оказался способен предложить ему зал. По его инициативе на исходе второго часа доступ к микрофонам получили украинский журналист Роман Цымбалюк, поинтересовавшийся, сколько денег Россия тратит на оккупированный Донбасс, и корреспондент «Новой газеты», спросивший, правда ли, что повар президента Евгений Пригожин имеет отношение к ЧВК «Вагнер».

Ни тот, ни другой прямого ответа не получили. Однако Владимир Путин отказался признать Пригожина своим поваром. «Все мои повара — сотрудники ФСО, они люди военные. Никаких других поваров у меня нет. Если кто-то хочет приклеить ярлыки, это их дело, такая у нас политическая возня. Есть понятие «безопасное питание». Мы его изготовление никому, кроме ФСО, не передаем», — подчеркнул президент.

Определенный оживляж в ход пресс-конференции внесли также представители иностранных СМИ.

Двум американским изданиям слово опять-таки дал лично Путин и заверил, что не собирается править миром, как того опасаются их читатели.

«700 с лишним млрд долларов США тратят на оборону, а мы — 46. Нас 146 млн в России, а в странах НАТО — 600 млн, и вы считаете, что наша цель — управлять миром?» — риторически спросил президент.

По его словам, подобные утверждения являются «штампом, который навязывается западному обществу», а США нуждаются в постоянной внешней угрозе для сплачивания своих союзников по НАТО.

Японский журналист честно признался, что японская общественность после возобновления переговоров по мирному договору обеспокоена только одной проблемой: «Сколько островов мы получим?» Тогда как в России ему постоянно поступают угрозы от тех, кто не согласен отдавать «ни пяди» южнокурильской земли.

ВВП не стал объяснять, как Москва и Токио собираются урегулировать эти очевидные противоречия, но до подписания договора еще в любом случае далеко.

Помимо островов должны быть решены вопросы безопасности. «А мы пока не понимаем уровень суверенитета Японии при принятии подобных решений», — сказал президент, подчеркнув, что особую обеспокоенность вызывают планы США разместить на территории своего союзника элементы ПРО. «Мы не считаем, что ПРО — это оборонительное оружие. Это часть потенциала, вынесенная на периферию, и эти системы работают в комплексе с ударными установками», — напомнил он.

Примечательно, что российские журналисты в этом году задали на удивление мало вопросов по внешней политике (про Трампа всего один, а про Сирию и вовсе ни одного). Зато сразу несколько человек призывали Путина брать в заложники граждан западных стран, чтобы потом обменивать их на находящихся в иностранных тюрьмах россиян. Но президент не одобрил эту идею. Принцип «око за око, зуб за зуб» — это не наш метод. «Хватать ни в чем не повинных людей, чтобы обменивать их, мы не будем», — сообщил он.

фото: Наталия Губернаторова

Кроме того, практически не было вопросов личного характера (кроме вопроса о женитьбе). Заскучав, ВВП сам отыскал в зале плакат с надписью «Здоровье» и поинтересовался: «Вы о чьем здоровье хотите спросить, о моем?» Выяснилось, что у президента по-прежнему все в порядке. Он много занимается спортом и ведет здоровый образ жизни. А недомогания, если и случаются, то, как правило, в период межсезонья и ничего серьезного из себя не представляют — обычный грипп или простуда. «Может, вам какая помощь нужна?» — дорвавшись до микрофона, не сдавалась девушка. «Катя, потом обсудим», — подмигнул Путин.

А вроде бы обещал на ком-то жениться...

Читайте материал «Эксперт по лжи оценил слова Путина о женитьбе»