Как один Иван двух генералов отстранил: чем обернется дело Голунова

Ответ, возможно, получим 16 июня

12.06.2019 в 19:11, просмотров: 23462

Незаконно задержанный журналист «Медузы» Иван Голунов на свободе — это одновременно и итог, и, возможно, только начало серьезных перемен. Строить прогнозы в моей стране дело неблагодарное — у нас даже зима не то чтобы близко, а всегда неожиданно наступает. Но благодаря делу Голунова стало очевидно, что определенные запросы общества, особенно в отношении роли силовиков, созрели и требуют удовлетворения. А также что уже есть отработанные технологии, позволяющие устроить политический кризис. Ну и еще много чего по мелочи, типа тотального непрофессионализма.

Должен признаться, что я не кричал сразу же после задержания Голунова «свободу Ивану». Я сомневался. Да и не я один. И в соцсетях, и в телеграм-каналах была масса сомневающихся. Вот и один из небольших уроков. То, что все либералы и журналисты не прочь побаловаться наркотой и содомией, — есть навязанный пропагандой стереотип. Не все. Кроме того, сработало отрицание. Отрицание — это защитный механизм психики. Человек не видит реальности, если его психика не может эту реальность выдержать, и выдумывает себе более-менее подходящие объяснения происходящему. Сразу поверить в то, что в 2019 году у нас возможна такая тупая, наглая и откровенная расправа, было невозможно. Слишком это чудовищно. Но поверить пришлось.

Многим пришлось. И возникший вокруг дела Голунова союз (пусть временный) оппозиционеров и государственников четко показал — силовая составляющая режима требует не чистки даже, а перестройки. И это не только МВД. Это и Следственный комитет, и прокуратура, и спецслужбы, и суды. Потому что уровень безнаказанности и вседозволенности зашкалил. За те несколько лет с момента, когда президент Путин объявил войну наркомафии и были ужесточены «наркоманские» статьи, эта война была частично превращена силовиками в бизнес. В привычку вошло: опер получает заказ на клиента, подбрасывает ему наркотики, прокуратура «эффективно» надзирает, суд, не разбираясь, поскольку конвейер уже (много вас таких), штампует. И дело Голунова это по всем пунктам подтвердило. Насколько нужно чувствовать себя хозяином положения, чтобы, получив заказ на журналиста-расследователя, не удосужиться просчитать риски (я его схвачу, и мне за это ничего не будет)? Не подготовить «операцию» как следует? Думаете, не могли, что ли, сфабриковать доказательства, чтобы они железобетонными выглядели? Могли. Но решили, что и так сойдет. Схавают. И фоточки «левые» схавают (к вопросу о профессионализме пресс-службы ГУ МВД по Москве). Не схавали. И дело журналиста оппозиционного издания стало делом и лояльных к власти людей тоже.

Всё по той же причине — лоялисты прекрасно понимают, что за ними могут прийти в любой момент. И не важно, виновен ты реально или нет. Тут ведь работает принцип «со времени Иисуса невиновных нет». Может, просто кому-то неугоден стал. А бизнес-структура siloviki предоставляет необходимые услуги по сходной цене. Я не знаю, виновен ли, например, бывший губернатор Белых. Потому что есть практика добровольно-принудительных сборов на нужды области, города, района (нужное подчеркнуть) с бизнеса. И это ни для кого не секрет. А есть взятки. Где граница? Есть нецелевое расходование бюджета. Построил губернатор детский сад вместо дороги — привет, можно дело возбуждать. Прийти могут за любым.

Силовики формируют повестку, и это напрягает и чиновников, и бизнес, и общество.

Во что выльется этот запрос, как будет удовлетворен, можно только гадать. Первые телодвижения оптимизма не внушают. Многие отмечают, что министр Колокольцев не стал покрывать подчиненных. Не стал, да. А смог бы, если бы раньше захотел, уволить без вмешательства с самого верха начальника УВД одного из самых «мажористых» округов Москвы? Еще вопросы — а почему опера, задерживавшие Голунова, всего лишь отстранены на время проверки от исполнения обязанностей? Почему не проверяют прокурорских и судейских? Что, в данном случае — давайте сначала разберемся? Голунова без разбирательств арестовали. Хотя у него возможностей повлиять на следствие было ровно ноль. В отличие от.

Ну и еще. Помните, Медведев широко замахнулся на реформу МВД? Эффект реформы потрясающий: теперь это называется полиция, и форма одежды современная стала, смотреть приятно.

С другой стороны, нельзя исключать так называемого отложенного решения — серьезные отставки и перестановки начнутся позже, чтобы это не выглядело как уступка оппозиции. Ну и не было бы сигналом обществу, что оно, оказывается, может что-то решать. Правда, опять возникает вопрос — а где взять столько безупречных для проведения чисток в силовых структурах, для замещения руководящих постов? Вся система в последние 30 лет выстраивалась таким образом, что в людях воспитывался принцип — главное деньги, а не Родина.

Не менее важно, что в деле Голунова была продемонстрирована и отточенная технология организации протеста (абсолютно оправданно и правильно, потому что Ивана нужно было спасать) — раскрутка ситуации через лидеров общественного мнения, появление информации о деле на аполитичных, но популярных ресурсах, солидарный выход трех газет с одинаковыми первыми полосами (готовые плакаты для желающих прийти на митинг), организация несанкционированного митинга ровно в тот день, когда будет наибольший эффект от действий полиции. Власть не захотела играть в эти игры, тем более прямая линия президента на носу, и Голунова отпустили. Кстати, об оппозиции. Марат Гельман, например, сокрушался по этому поводу. Мол, столько всего интересного для митинга заготовили. Но и без «интересного» на протестном шествии было жарко — пара сотен задержанных к середине дня. В том числе абсолютно непричастных. И это тоже к вопросу о безнаказанности, вседозволенности и непрофессионализме.

В воскресенье, 16 июня, этот вопрос пытающееся в очередной раз родиться гражданское общество сможет задать на митинге на проспекте Сахарова. Получим ли ответ?