Элла Памфилова признала: механизм сбора подписей надо менять

Центризбирком отклонил жалобы Гудкова и Соболь, несмотря на революционный напор

07.08.2019 в 21:20, просмотров: 8216

Двухдневный налет на Центральную избирательную комиссию соратницы Алексея Навального Любови Соболь закончился в среду, 7 августа, отклонением ее жалобы на нижестоящие выборные инстанции и потерями нервных клеток членов ЦИК, в первую очередь Эллы Памфиловой, героически противостоявшей натиску импозантной активистки. Корреспондент «МК» следил за «боями местного значения».

Элла Памфилова признала: механизм сбора подписей надо менять

Среди других «кандидатов в кандидаты» Московской городской Думы, чьи жалобы рассматривал Центризбирком в эти турбулентные сутки, был Дмитрий Гудков. Лишенный возможности присутствовать на заседании из-за ареста, он делегировал своего юриста.

Поводом для жалоб стали решения окружных избирательных комиссий о недопуске кандидатов к предвыборной гонке из-за критического числа забракованных подписей граждан. Кандидаты сочли решения несправедливыми и обратились в ЦИК, хотя, судя по тому шоу, которое два дня разыгрывала в стенах ведомства Любовь Соболь, восстановление попранной справедливости ее интересовало меньше, чем само шоу.

ЦИК отклонил жалобы всех заявителей. Единственное, в чем ЦИК и заявители сошлись, было то, что процедура сбора подписей безнадежно устарела. Об этом заявила Элла Памфилова.

Напомним, что Центральная избирательная комиссия продолжает перепроверку подписей граждан в поддержку кандидатов-самовыдвиженцев, желающих побороться за кресла в Московской городской Думе. Традиционно спокойные, даже несколько вялые выборы в московское законодательное собрание в нынешнем году по драматизму приблизились к сибирским пожарам, стали причиной столкновений, задержаний и политического кризиса, масштабы которого переросли границы столицы. Часть обратившихся в ЦИК кандидатов в эти дни, как Гудков, томятся в темницах, выборы в московскую Думу стали объектом пристального внимания мировых политиков и прессы.

Накануне, на продолжавшемся 7 часов заседании рабочей группы, ЦИК рассматривал обращения Дмитрия Гудкова, Любови Соболь, члена «Яблока» Елены Русаковой, депутата муниципального собрания Марьиной Рощи Елены Игнатовой и Александра Руденко, планировавшего избираться от 42-го округа.

Юрист Любови Соболь - Александр Помазуев - сообщил, что предельно допустимый уровень брака в случае Соболь составляет 449 подписей. Московская избирательная комиссия забраковала 680, из которых 618 были признаны недействительными на базе экспертизы МВД. По убеждению юриста, сегодня избирательные комиссии служат «прокладками» Министерства внутренних дел. Речь трибуна была такой темпераментной, что Элла Памфилова сравнила его одновременно с Торквемадой и Савонаролой.

Любовь Соболь выступала не менее эмоционально, она кричала, запрещала себя перебивать и уличала ЦИК в игнорировании воли граждан, поскольку рейтинг ее «зашкаливает».

Парируя борцам, Элла Памфилова делала тщетные попытки вернуть диспут в рабочее русло. «Вы утверждаете, что исповедуете либеральные идеи, ориентируетесь на Европу, при этом вы плюете на все демократические процедуры, не знаете основ избирательного законодательства, вводите в заблуждение людей», - взывала Памфилова, однако сбить революционный пафос было невозможно.

Замглавы ЦИК Николай Булаев предложил позвать охрану и удалить из зала юриста-буяна, который довел хозяйку встречи почти до слез, но так далеко профессиональный спор, к счастью, не зашел.

Это было на заседании рабочей группы вчера. А на сегодняшнем заседании Центризбиркома взлетевший на трибуну юрист Помазуев высоким голосом объявил о том, что «незаконное решение уже принято в администрации президента, поэтому абсолютно бесполезно выступать перед членами ЦИКа». Тем не менее, он это сделал.

Из его выступления следовало, что избирательные комиссии - это «ничтожный червяк», и что члены комиссий поднимают руки по команде почерковедов МВД. Кроме того, Элла Памфилова «относится с пренебрежением к Конституции», поскольку для недопуска Любови Соболь к выборам не было никаких оснований.

«Я смотрю на умудренные лица членов ЦИК и понимаю, что все они ходили на выборы в Советском Союзе и ставили галочки под фамилией единственного кандидата, - делился откровениями юрист. - Сейчас вы здесь сидите из-за того, что в 1991 году граждане потребовали соблюдения их прав, поэтому вы…» На этих словах отведенные по регламенту 10 минут выступления закончились, и микрофон был выключен.

Любовь Соболь, как и накануне, приложила максимум усилий для того, чтобы превратить трибуну ЦИК в броневик, с которого столетие назад выступал перед восставшим пролетариатом Ульянов-Ленин.

Она утверждала, что ее штаб собирал подписи в антисанитарных условиях, собирал несмотря на «провокации власти», например, нападения, виновников которых должна была привлечь к ответу глава ЦИК Элла Памфилова. Отвечая на вопрос заместителя главы Центризбиркома Булаева о том, как в подписные листы кандидата угодили 6 усопших людей, Любовь Соболь сказала, что ее штаб «выявлял токсичных сборщиков и токсичных избирателей», однако, очевидно, 6 злоумышленников все же ухитрились принести поддельные паспорта. Воительница не унималась и после отключения микрофона. Вероятно, эхо ее звонкого голоса до сих пор раздается в опустевшем на ночь зале заседаний Центральной избирательной комиссии.

Жалоба Соболь была ожидаемо отклонена. Для преодоления барьера ей не хватило 231 автографа граждан. Как сказал член ЦИК Борис Эбзеев, Любовь Соболь и ее адвокат поставили перед ведомством дилемму: справедливость - в их понимании - или закон. «Либо мы остаемся в рамках полномочий ЦИК, либо выходим за эти рамки, но тогда мы творим произвол и беззаконие и перестаем существовать как государственный орган», - сказал бывший судья Конституционного суда России.

Дмитрию Гудкову для регистрации в качестве участника гонки не хватило 298 подписей, хотя благодаря проведенной Центризбиркомом проверке ему была дополнительно зачтена 31 подпись.

Представлявший интересы Гудкова юрист Виталий Венедиктов просил ЦИК дать возможность «досдать» подписи в течение ближайших 30 дней, он утверждал, что в повторной почерковедческой экспертизе не было указано, какие именно подписи должны быть признаны незаконными, и что проверка подлинности подписей по базе МВД – «инструмент, который полностью дискредитирован».

С тем, что процедура сбора подписей нуждается в серьезных корректировках, никто не спорил.

Более того, Элла Памфилова заявила, что по итогам нынешней избирательной кампании ЦИК подготовит предложения по изменению избирательного законодательства, в частности, механизма сбора злополучных подписей. «У нас зреет уверенность в том, что этот механизм надо очень серьезным образом пересматривать с учетом целого ряда параметров, с учетом того, что жизнь меняется, меняются отношения в обществе», - отметила Памфилова, добавив, что пакет предложений будет представлен законодателям после завершения предвыборной кампании.

На заседании Центризбиркома были отклонены еще две жалобы.

Намеревавшийся баллотироваться по 42-му избирательному округу Александр Руденко собрал 3900 достоверных подписей граждан, этого недостаточно для регистрации, хотя по результатам перепроверки подписей кандидату были дополнительно зачтены 39 автографов москвичей.

Представительница партии «Яблоко» Елена Русакова также получила отказ. Выступая накануне на заседании рабочей группы, ее юрист заявил, что собрать необходимое число достоверных подписей соискательнице депутатского кресла помещал непрофессионализм нотариуса, «которому она доверяла как представителю государства» и благодаря которому не досчиталась 361 подписи.

В ответ на это член ЦИК Евгений Шевченко напомнил, что представители Русаковой признали объективность решения окружной и городской комиссий по 108 подписям граждан, и отметил, что благодаря дополнительной проверке Центризбиркома кандидату «можно вернуть» 75 подписей. Однако этого все равно недостаточно для преодоления барьера. Не помогло и обращение Центризбиркома в Нотариальную палату России.

Завтра ЦИК рассмотрит новые обращения, связанные с подписями граждан, необходимыми для регистрации участников выборов. Какой будет судьба новых жалоб, предсказывать не берусь. А о том, что произойдет в единый день голосования 8 сентября – боюсь даже думать.